Этот мир придуман не нами

1 (1)Минувший век стал временем революционных научных открытий. Новые знания о природе нередко использовались для борьбы с верой в Бога. Но честный исследователь все чаще встречает в видимом мире следы присутствия Творца, которое невозможно исследовать научными методами.

В Библии есть удивительные слова апостола Павла. В своем послании к римским христианам он пишет: «Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне», так как она «с надеждою ожидает откровения сынов Божиих» (Рим. 8, 19-22). Эти слова получили особый отклик в христианской традиции и жизни христианской церкви. Такой вопль страдающей природы ощущали и переживали многие святые христиане. Хорошо известно их особое, милостивое отношение к твари, которая видимо преображалась, сосуществуя с благодатными людьми.

Удивительные факты, например, мы находим в мученических актах, расказывающих о страданиях христиан. Бывало, что голодные львы отказывались нападать на брошенных им мучеников Христовых, звери повиновались, стихии укрощались, озаренные благодатью святых подвижников. Не является ли это явным подтверждением слов апостола Павла?

Человечество по своей природе одинаково, и в той или иной мере похожие чувства может испытывать каждый человек. Мы хорошо осознаем свою неотделимость от природы, но вместе с ней и стенаем, часто видя торжество зла в мире. И в нас что-то сопротивляется такому положению вещей. Человек всегда склонен ожидать возвышенного и идеального.

Многие святые отцы и богословы высказывали мысль, что вследствие грехопадения произошла некая деформация природы, исказившая ее существо, а людям в наследство достались смутные воспоминания о безвозвратно утерянном «золотом веке» всеобщей гармонии и счастья, да пара-тройка «проклятых вопросов»: «Кто мы? Откуда мы? Куда мы идем?»

Эти ощущения особенно сильно обостряются, когда человек пытается всматриваться в бездонное дно ночного неба, пытаясь найти там смысл своего существования. Бескрайнее величие открывающихся там горизонтов не может не поражать воображение. Недаром древние говорили, что если бы мы всегда жили в подземельях и один раз увидели звезды, то подумали бы, что это и есть боги. При этом невольно возникает мысль о величии того Разума, Который создал это все.

Так о чем же вопиет природа? Что хочет поведать она заблудившемуся человечеству? Каким образом сам человек идет по пути постижения того языка, на котором говорит природа?

Попробуем, насколько возможно, разобраться в этих вопросах, оглянуться на пройденный путь и выяснить, что же мы можем понять, изучая окружающий нас мир.

Следует сразу же оговориться, что, во-первых, задача эта, взятая целиком—непосильна. На эти темы написаны тысячи томов, и поэтому придется уделить внимание только самым существенным вехам на пути постижения природы. Во-вторых, хоть путь естествознания насчитывает тысячелетия, современная наука, как известно, очень молода,—ей каких-то 300 лет. Понятно, что самое интересное (для науки) происходило именно в это время. На этом этапе мы остановимся подробнее.

Итак, что же наиболее важного отметили еще древние естествоиспытатели?

Они очень точно и всесторонне подметили важнейшее свойство нашего мира: его поразительную гармонию. Само слово «космос» мы унаследовали от них. В этом понятии—сама гармония. Космос—это антипод хаоса. Известно неутомимое стремление древних мыслителей постигнуть смысл этой гармонии, разобраться в «музыке небесных сфер». Справедливости ради скажем, что им многое удалось сделать в этом направлении. Так, достаточно упомянуть о работе, проделанной создателями и дальнейшими разработчиками геоцентрической системы мира. Согласно этой системе, Земля находится в центре мира, а остальные светила вращаются вместе с Луной вокруг Земли по сложным орбитам. Возникнув в трудах ранних философов античности в V-IV веках до н.э., эта теория совершенствовалась в работах разных ученых, таких как Гиппарх (II век до н.э.), а своего законченного вида достигла уже у великого Птолемея (II век н.э.) в его известном труде «Альмагест».

Стоит вспомнить также и Пифагора с его заявлением: «Все есть число». Видимо и это тоже даст впоследствии повод И. Ньютону сказать, что книга природы написана на языке математики. А тогда школа пифагорейцев пыталась установить причины гармонии в математике, астрономии и музыке. Упомянем также Левкиппа и Демокрита, предложивших гипотезу атомарного строения вещества.

Интересно, наконец, и то, что в античности сам человек определялся как «микрокосм». Тем самым подчеркивалась гармония и богатство внутреннего мира человека.

1 (1)

Уже только из этих фактов видно, что в античности были построены основы многих наук, заданы ключевые вопросы и была проведена огромная работа для посильного их решения. И пройдет еще немало лет, прежде чем гений Ньютона не провозгласит начала экспериментальной науки и не создаст для этого необходимый исследовательский аппарат. Однако уже тогда человеком было осознано величие и гармония мира и человека, выведены первые законы природы и вполне естественно у древних греков возникал вопрос о Творце всего этого богатства. Это и дало им повод поставить жертвенник «неведомому Богу» (Деян. 17, 23).

Следующим важнейшим этапом в развитии наших представлений о мире были грандиозные достижения науки Нового времени в XVI-XVII веках. Прежде всего, это созданная трудами Тихо Браге, Николая Коперника и Иоганна Кеплера гелиоцентрическая система мира, согласно которой Солнце находится в центре Вселенной, а планеты вращаются по орбитам вокруг него. Затем классическая механика, построенная трудами Галилея и Ньютона, ознаменовала революционный поворот в естествознании и была основана на фундаменте высшей математики, создававшейся параллельно с механикой тем же Ньютоном и Лейбницем. Именно отсюда берет свое начало современная наука. Интересно отметить, что Кеплер—основоположник гелиоцентризма—закончил свой основной труд молитвой, а Ньютон—создатель классической физики—был глубоко верующим человеком, ведущим серьезную духовную жизнь. Нам известны и его богословские трактаты.

Бурно развиваясь и совершенствуясь, возникшее естествознание постепенно подошло к своему апогею—достижениям XIX и, особенно, XX веков.

Все началось с того, что к началу XX века, когда уже были сформулированы и термодинамика, и теория электромагнетизма, когда считалось, что здание классической физики уже в целом построено, ученым не давали покоя несколько каких-то частных проблем. И никто тогда не мог предполагать, что из этих небольших, казалось бы, вопросов, стоящих перед наукой, возникнет драматическая ситуация, кардинально повлиявшая на пути развития наших знаний о природе. В результате появилась удивительная теория микромира—квантовая механика, позволившая человеку проникнуть в глубины строения атома, а также релятивистская физика, открывшая нам горизонты пространственно-временого континуума и позволившая заглянуть в тайну возникновения и развития Вселенной.

В этом смысле наш кругозор чрезвычайно расширился: все предшествующее время ученые имели дело с объяснением явлений из мира, непосредственно примыкавшего к человеку, то есть наша Земля и явления на ней, и ближайшие планеты. Сейчас наука изучает явления, с которыми человек никогда не сталкивается в повседневной жизни, которые отвечают более глубокому уровню реальности, а доступная нам область изучения включает уже не только Землю и ее ближайшее окружение, но простирается от микроскопических глубин атома до пространственных и временных границ нашей Вселенной.

Начало этому было положено в трудах гениального ученого прошлого века А. Эйнштейна. Именно им в 1905 году была выдвинута теория относительности. Радикальные выводы этой теории произвели в науке эффект взорвавшейся бомбы. Согласно ее представлениям необходимо было по новому взглянуть на феномен пространства и времени.

Эйнштейн убедительно доказывал, что в отличие от ранее общепринятых взглядов на эти формы существования материи как на некие изолированные вместилища событий мировой жизни, теперь нет оснований рассматривать их вне связи друг с другом. Ему удалось показать, что пространство и время—суть некое, сложным образом организованное и взаимосвязанное единство. Так вместо пространства и времени в науку вошло понятие единого пространства-времени. Таким образом, получалось, что пространство как-то способно влиять на время и наоборот.

Дальше—больше. Примерно в 1916 году тем же Эйнштейном была закончена работа по созданию теории гравитации, так называемая общая теория относительности. В этой теории описывается, как на единое пространственно-временное многобразие влияет материя. Кардинальным моментом тут является то, что материя, распределенная в пространстве, изменяет саму геометрию этого пространства.

В силу указанной взаимосвязи пространства со временем получается, что материя способна каким-то образом влиять на время. Эти выводы были вообще уж фантастическими. Началась бурная работа по анализу и проверке этих данных. И в результате все эти факты были надежно подтверждены во множестве тончайших экспериментов.

Это все касается области релятивистского мира, мира высоких энергий и скоростей.

А в микромире, области мельчайших атомных размеров, сложилась не менее занятная ситуация. Здесь к 1927 году была построена упоминаемая ранее квантовая механика в работах Э. Шредингера, В. Гейзенберга и П. Дирака. Слово «квантовая» подчеркивает, что эта механика ничего общего не имеет с механикой Ньютона, она относится к миру мельчайших частиц вещества, квантов, атомов и элементарных частиц. В этой теории квантовые объекты иногда могут вести себя как волны, а иногда как частицы. Электрон, например, ведет себя так, словно он способен одновременно пройти сквозь две щели на непрозрачной поверхности. Частицы могут находиться в каких-то одних, вполне определенных состояниях, и не могут в других, промежуточных. Все это так же выглядело не менее загадочным, но опять-таки было детально подтверждено в тончайших экспериментах, и это притом, что многие из этих открытий были сделаны, что называется на кончике пера, то есть теоретически, а лишь потом подтверждены экспериментально.

Таким образом, создавалась грандиозная по сложности и глубине картина мира. Казалось бы, где здесь остается место вере? Не произошло ли так, что в век высоких технологий и космических кораблей религия как явление исчерпала себя? Эти настроения особенно бодро подхватывали и тиражировали атеисты из нашего недавнего прошлого. Грозились даже последнего священника показать по телевидению.

И что же вышло? Да не так-то все просто оказалось на поверку. Природа, вопиющая о величии и могуществе своего Создателя, оказалась гораздо умнее обывателей, ничего не понимающих в науке, однако насильно взявших ее в союзники для своей атеистической пропаганды. Вспомним слова знаменитого мыслителя Ф. Бэкона: «Малые знания удаляют от Бога, большие—к Нему приближают».

Так, в 1929 году астрономом Э. Хабблом было открыто явление расширения Вселенной. Этот результат, как показал ученый Фридман, вытекает из общей теории относительности. Получалось, что если сейчас Вселенная находится в состоянии расширения, то некогда в прошлом она была меньше. Продолжая далее в прошлое этот процесс, находим, что был «момент», когда это расширение началось буквально из точки. Следовательно, был некий момент начала мира. Так в науку, подчеркнем, именно в науку, вошел термин «возникновение Вселенной». Но более того, прогресс современных исследований в теории гравитации, космологии, теории физических полей и взаимодействий позволяет говорить о том, что, по сути, вместе со Вселенной образовалось и пространство, и время (вспомним их неразрывную связь), то есть ни много ни мало это означает, что не только пространство, но и время тварно!

В дальнейшем стали появляться вообще удивительные результаты. И дело тут вот в чем. На основе анализа, проведенного в рамках астрофизики, космологии, ядерной физики и физики высоких и сверхвысоких энергий (есть и такие), было установлено, что ничтожно малое изменение значений фундаментальных физических констант, определяющих характер протекания тех или иных процессов, неизбежно (!) влечет за собой уничтожение, точнее невозможность возникновения жизни на Земле. То есть получается, что в некотором роде эволюция Вселенной включает в себя возникновение человека и жизни на Земле. Иными словами, Вселенная как-то настроена на возникновение жизни и человека и, признаться, трудно отделаться от мысли, что она вообще создана для человека. Последнее замечание усугубляется тем, что мы узнаем из цикла биологических наук о жизни, ее невероятной сложности и гармоничной самосогласованности, особенно о человеке…

Сейчас, по всей видимости, современное естествознание также находиться на пороге грандиозных свершений. Ученые работают по целому ряду междисциплинарных исследований на стыке многих наук и направлений. В авангарде современной физической науки находится проблематика, соединяющая микромир малейших частиц и мегамир нашей Вселенной—так называемая космомикрофизика. Можно только гадать, что принесут с собой будущие открытия.

Ясно одно: теперь человек обладает гораздо большими, чем ранее, средствами распознать язык природы, понять ее, а значит—услышать тот самый вопль ее, непрестанно и из глубины свидетельствующий о величии и могуществе Творца своего. И об этом стоит призадуматься на досуге или, созерцая величественный восход Солнца нового дня.

     Целков Юрий,
бакалавр богословия, 
студент IV курса
физического факультета БГУ

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.