Науки юношей питают

lomonosov«…Соединяя необыкновенную силу воли с необыкновенной силой понятия, Ломоносов объял все области просвещения. Жажда науки была сильнейшей страстью сей души… Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец, он все испытал и все проник»,—так охарактеризовал своего великого соотечественника А.С. Пушкин. Жизнь Ломоносова без преувеличения можно назвать подвигом, а его самого—подвижником русской культуры.

Ложное название

Михайло Ломоносов родился около 1712 года в деревне Денисовка Куроостровской волости, в нескольких верстах от Холмогор. Там он научился читать и был лучшим чтецом в приходской церкви, вызывая этим зависть сверстников. Ему в руки попадаются «Грамматика» М. Смотрицкого и «Арифметика» Л. Магницкого. Эти книги сам Ломоносов впоследствии называл «вратами моей учености». В 1731 году он оказывается, преодолев трудности далекого зимнего путешествия, в Москве, где, назвавшись сыном священника, поступает в Славяно-греко-латинскую Академию. Здесь он очень быстро проходит учебный курс, показывая большую способность к учению. Побывав в Киеве и Петербурге, он едет по направлению Академии Наук в Германию, где изучает химию, металлургию и другие интересующие его науки. Побывав прусским гренадером, женившись, он в 1741 году возвращается в Петербург, где назначается адъюнктом физического класса, позднее—профессором химии, затем—академиком.

В 1755 году Ломоносов основывает Московский Университет, ныне носящий его имя, и пишет первый российский университетский Устав.

Скончался М.В. Ломоносов 4 апреля 1765 года, на второй день Пасхи и был похоронен в Александро-Невской Лавре.

Господин языка

Значение Ломоносова в русской литературе ХVIII века выразилось не в отдельных сочинениях, не в их внутреннем содержании, а в их языке. Н.В. Гоголь назвал Ломоносова «господином и законодателем языка». Пушкин видел литературную заслугу великого гения в том, что он «первый … открывает нам истинные источники нашего поэтического языка». И главным из этих источников он убедительно считает язык церковного русского богослужения, язык церковно-славянских богослужебных книг.

Своими литературными произведениями Ломоносов, как никто другой до него, показал все величие и красоту именно русского языка. И в этом его главная литературная заслуга.

Театр дел Божиих

Духовная тематика не была доминантой литературного творчества Ломоносова, однако целый ряд его поэтических произведений посвящен именно богословским, религиозным вопросам.

«Вечернее…» и «Утреннее…» размышления о величии Божием представляют из себя славословие Творца из созерцания красоты и целесообразности тварного мира.

Замечание о важности понимания природы как естественного откровения содержится и в научно-публицистических заметках и письмах Ломоносова. «И вы,—пишет Ломоносов,—удостоенные взирать в книгу непоколебимых естественных законов, возведите ум ваш к Строителю оных и с крайним благоговением Его благодарите, открывшего вам театр премудрых дел Своих; и чем больше оныя постигаете, тем вяще со страхом Его превозносите».

Продолжая мысль о религиозной значимости природы, Ломоносов отмечает, что не все духовные истины доступны посредством естественного откровения. Поэтому «Создатель дал роду человеческому две книги. В одной показал Свое величество, в другой—Свою волю. Первая—видимый сей мир… Вторая книга—Cвященное Писание». В произведении «Явление Венеры» Ломоносов дает прекрасное понимание взаимных отношений богословия и науки: «В пророческих и апостольских богодухновенных книгах истолкователи и изъяснители суть великие церковные учители. А в оной книге сложение видимого мира сего, физики, математики, астрономы и прочие изъяснители божественных в натуру влиянных действий суть таковы, каковы в оной книге пророки, апостолы и церковные учители». Не случайно указанное произведение отсутствует в большинстве советских изданий трудов нашего великого предка, обладавшего глубокой верой. Многих его произведений с религиозным содержанием нет в общедоступных изданиях его сочинений. Но эти произведения есть, и это еще раз подчеркивает важность религиозного мировоззрения для любого ученого, действительно хотящего познать мир.

Не бойся быть смелым

В советской атеистической критической литературе нередко можно встретить мнение, что Ломоносов в своем мировоззрении был деистом, то есть отрицал промышление Бога о мире. Такое утверждение не соответствует действительности. Так, в письме к Шувалову он отмечает, что Бог «в жизнь» был ему защитник и никогда не оставлял без ответа его слезных молений». В другом письме Ломоносов выражает мысль, что Бог постоянно наблюдает за жизнью человека, и если эта жизнь не соответствует тем дарованиям, которыми наделен человек, Он так или иначе его наказывает. «Я бы охотно молчал,—оправдывает Ломоносов свою борьбу с противниками просвещения,—да боюсь наказания от правосудия и всемогущего Промысла, который не лишил меня дарования и прилежания в учении и ныне дозволил случай, дал терпение и благородную упрямку и смелость к преодолению всех препятствий, к распространению наук в отечестве, что мне всего в жизни моей дороже».

Особенно ярко Ломоносов выражает идею Бога-Промыслителя в стихотворных переложениях псалмов. Так, в переложении 145 псалма, который сам по себе является гимном Промыслителю мира, автор восклицает:

Блажен тот, кто себя вручает
Всевышнему во всех делах,
И токмо в помощь призывает
Живущаго на небесах.

Ломоносов исповедует непрестанное Божественное промышление и о России и ее правителях, усматривая этот Промысел во всех событиях русской истории.

Прямое образование

Достаточно много говорит Ломоносов и о проблемах духовенства. Говоря об образовании пастыря, он подчеркивает, что изучением богословия не должна ограничиваться подготовка тех, которые должны стать религиозными вождями народа. Они должны быть знакомы с естественными науками, чтобы через откровение тайн природы возвышать религиозный дух пасомых. На примере великих отцов Церкви Ломоносов доказывает, что пастырь должен знать все то, что так или иначе может служить к назиданию верующих. На возражения тех, кто указывает на дикость народа, с которым пастырю приходится иметь дело и происходящую отсюда мнимую ненужность внешнего образования, он отвечает: «Потому-то пастырю и нужно быть всесторонне образованным, что он идет к народу необразованному, где должен встретиться со множеством самых скверных и вредоносных во всех отношениях обычаев, где масса самых грубых поверьев, где, наконец, религия … не нравственный союз Бога с человеком …, а лишь масса обрядов, которые необходимо исполнять…Только путем более глубокого и практического образования возможна борьба с невежеством и суеверием массы. Не будь этого образования, пастырь не только не в состоянии будет что-нибудь сделать для возвышения народной жизни; но, окунувшись в эту жизнь, или сам сделается ее членом, таким же суеверным, как и все прочие, или же—что еще хуже,—отложив весь стыд, сделается «казнодеем», все свои силы обратит на служение мамоне». Именно против суеверного отношения к вере обращено известное стихотворение Ломоносова «Гимн бороде». В нем он сатирически высмеивает несоответствие жизни христианина с его высоким званием.

Жизнь Ломоносова была скорбной и многотрудной, и как христианин он выразил свое отношение к обстоятельствам жизни вообще: «Ежели бы небо благоволило, чтобы человек препровождал жизнь свою безбедно, то бы он своего счастия не мог чувствовать. Жизнь для него—смесь добра и зла в мире нравственном, бед в мире физическом. И если человек доверится лишь своим силам—неизбежно впадет в отчаяние о своей судьбе. Но Бог—«все на пользу нашу строит». Исходя из всего этого, цель земной жизни—постоянное стремление к Богу, проявляющееся в личной добродетели и в участии в жизни общества, стремясь направить ее ко благу, бороться за добро, даже до смерти, имея пред собой Священное Писание, в частности псалмы Давида, как вдохновение к борьбе за добро, к борьбе за правду, которую он называет родной сестрой веры. Полное познание Бога—цель жизни, и ее осуществление возможно лишь при полном торжестве веры и знания, при полном усвоении человеком, и того и другого.

Все упомянутые в тексте произведения содержатся в «Сборнике Нивы», №4 за 1893 год и в сборнике «М.В. Ломоносов. Г.Р. Державин. Избранное» (М., 1984), находящихся в библиотеке МинДАиС.

 Павел Бубнов

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.