О современной миссии церкви из первых уст

1 (1)К теме церковной миссии мы обращались уже не раз. Этому была посвящена тема восьмого номера «Ступеней» (№ 3 за 2002 г.), ряд публикаций в других номерах, но, не смотря на это, тема далеко не исчерпана. В начале мая в Минскую Духовную Академию с курсом лекций по миссиологии приехал архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн, председатель миссионерского отдела при Священном Синоде Русской Православной Церкви. Пользуясь такой замечательной возможностью, мы пригласили владыку в редакцию «Ступеней» и задали ему интересующие нас вопросы.

—Владыка, в своих лекциях Вы отмечали важную роль так называемого процесса инкультурации, когда миссионер пытается сообразоваться с местной культурой, языком, традициями, чтобы, таким образом, успешнее проповедовать Христа. Апостол Павел говорил о себе: «…для иудея я был—иудеем, для эллина—эллином…» Может ли современный православный миссионер стать, например, панком для панка, рэпером для рэпера.., чтобы таким образом проповедать им Христа?

—Не должно быть заигрывания с молодежью. В православной традиции невозможно проведение рэп-богослужений, как это имеет место в некоторых западных христианский конфессиях. В своей практике мы стараемся использовать различные способы миссионерской деятельности. Когда речь идет о молодежи, наша главная задача—найти правильный язык миссии. Для этого нужно использовать все возможные потенциалы. Например, для более успешной работы с молодежью мы давно привлекаем рок-музыкантов. Мой секретарь в прошлом ведущий клавишник группы «Алиса». Соответственно, он очень хорошо ориентируется в современной музыкальной культуре и на этой почве может найти общий язык с молодыми людьми. Плохо, когда встречи с молодежью проходят в режиме пассивного слушания. Нужно находить новые формы. В Белгородской епархии каждый год 15 февраля на праздник Сретения Господня в каждом районе, в каждом местном клубе мы проводим Всемирный день православной молодежи. Одной из самых эффективных и самых востребованных сейчас форм работы с молодежью является организация студенческих стройотрядов. С их помощью можно решить две задачи: восстановление святыни и организацию молодежи.

Приведу один пример использования неправильного языка миссии: одного молодого священника направили в тюрьму для миссионерской работы среди заключенных. Батюшка решил войти в образ и говорит: «Ну что, братва, пора шмон в душе наводить. Будем исповедоваться». Сомневаюсь, что такое обращение как-то особенно подвигло заключенных к покаянию, но вот начальник этого учреждения был неприятно удивлен.

—Кто финансирует миссионерские инициативы Церкви? Создается впечатление, что большинство проектов осуществляется по личной инициативе архиереев, священников или мирян. Есть ли идея создания общецерковных миссионерских фондов, которые помогали бы осуществлению общецерковных миссионерских программ?

—Я должен сказать, что уже существует миссионерский фонд, который планирует свою работу на год. У нас нет централизованного обеспечения из общецерковного бюджета, мы сами ищем средства на конкретные программы. Как показывает опыт, большинство архиереев, если они желают заниматься миссионерской деятельностью, находят необходимые средства. А если есть заинтересованность, то, естественно, рано или поздно будут и результаты.

Задача миссионерского отдела—дать методики, рассказать, как правильно осуществить задуманное. К примеру, недавно мы были на Сахалине. Епархия там открылась совсем недавно. Первый храм появился на острове в 1989 году. Наша делегация состояла из пяти человек. Каждый взял определенную область работы: кто-то вел переговоры с местными органами власти, кто-то—с представителями силовых структур, кто-то развивал сотрудничество в сфере образования и т.д. Такая форма работы оказалась очень эффективной.

Я уверен, в каждой епархии и даже в каждом приходе есть люди искренне верующие, инициативные и способные к миссионерской работе, которые только того и ждут, что их призовут к церковной работе. Наша задача—сделать каждый приход миссионерским. Возглавляемый мною отдел не занимается экспортом миссии в епархии и приходы. Не нужно ждать людей из центра, которые приедут и все устроят.

С другой стороны, нужно направить миссионерскую активность мирян в правильное русло. Например, если речь идет о людях недавно обратившихся к вере и Церкви, так называемых неофитах, то их пыл не всегда полезен. Понятно, они только что приняли Таинство Крещения и буквально горят желанием поделиться своим новым опытом, новыми знаниями, впечатлениями, переживаниями. Неофит, не задумываясь, не смущаясь и не сомневаясь в своей правоте, начинает проповедовать где надо, и где не надо. В пылу полемики такие люди доходят до крайностей. Сам того не подозревая, «миссионер» отталкивает людей от Церкви, производит на окружающих впечатление религиозного фанатика. Чаще всего от чрезмерной миссионерской ревности страдают близкие люди: родственники, друзья, знакомые. В такой ситуации священник должен быть очень внимательным и рассудительным. Отрицательным моментом здесь может стать то, что без глубокой осознанности человек склонен видеть суть веры во внешнем ее проявлении. Вера в таком случае легко может превратиться в обрядоверие. Гораздо сложнее воспринимается суть веры, ее внутренняя динамика и сила. Главным мотивом миссии должна стать любовь и передача опыта богообщения своим ближним, а не стремление кого-то переубедить или желание привлечь на свою сторону как можно большее количество людей.

—А не получается ли так, что молодые епархии или приходы, которые только начинают деятельность, борются в одиночку, хотя церковные соседи состоятельны и вполне могли бы помочь им в период становления и развития?

—Вопрос правильный и актуальный. Его Святейшество Патриарх Алексий, понимая эту ситуацию, старается оказывать всестороннюю помощь молодым епархиям. Очень важно при этом учитывать местные условия. Нельзя к решению церковных проблем Сахалина, где православные в меньшинстве, подходить также, как к решению тех же вопросов в Москве, Киеве или Минске. Но, несмотря на все трудности, такие епархии возрастают. В каждом отдельном случае необходимо подбирать те методики, которые будут наиболее эффективны в конкретной среде.

Мы провели три миссионерских съезда: в 1996, 1999 и 2002 годах. Нами запланировано проведение миссионерского съезда в 2005 г. Между общецерковными съездами мы выезжаем и проводим епархиальные съезды, обучение в мастер-классах, разрабатываем специальные программы для различных регионов, учитывая их местную специфику и положение там Православной Церкви.

—Владыка, расскажите, пожалуйста, о самом удачном миссионерском опыте в Вашей жизни.

—Своим самым удачным миссионерским опытом считаю то, что мне удалось привести к принятию Таинства Святого Крещения почти всех одноклассников по школе и однокашников по университету. Самым интересным миссионерским опытом на общецерковном уровне было двухмесячное путешествие в храме-вагоне от Москвы до Благовещенска. Представьте себе такой график движения: ночью едем, рано утром прибываем в населенный пункт, служим Божественную Литургию, затем выступления, различные встречи…

Очень много забавных ситуаций возникало по пути. Нас сопровождала съемочная группа из Тбилиси. Они сделали документальный фильм о нашем путешествии, и эта картина была удостоена множества различных кинопремий. За долгое время путешествия мы практически забыли, что нас снимают. Например, семинаристы после долгой езды в поезде увидели наконец речку, стремглав устремились к ней, бегут, на ходу раздеваются, прыгают в воду, забыв, что и летом в сибирской реке вода остается ледяной, и, не успев еще толком окунуться, буквально вылетают на берег от холода. За эту поездку каждый узнал о себе много того, что в другой ситуации может быть никогда и не проявилось бы. Такие миссионерские поездки полезны и интересны.

—Владыка, почему Вы стали заниматься миссией? Каков был Ваш путь в жизни и в Церкви?

—Я думаю, большую роль здесь сыграло роль мое светское образование. По образованию я историк и этнограф. В университете я занимался изучением малых народов. В моей жизни был такой поворотный момент, когда я оставил аспирантуру и преподавание в вузе. По субботам и воскресеньям я ходил в храм, а по будням работал на стройке. Получилось так, что почти вся наша строительная бригада состояла из аспирантов. Многие из моих бывших студентов стали иногда заглядывать в храм, чтобы посмотреть как их преподаватель там поет и читает. Со временем для многих студентов такие посещения стали не просто данью любопытству, а живой духовной потребностью. Это не осталось не замеченным администрацией университета и властями. Мне была приписана религиозная пропаганда, и я должен был уехать из Сибири.

Спустя некоторое время я поступил в Ленинградскую Духовную Семинарию, затем учился в Академии. После окончания Академии я был направлен в Курск для организации там Духовной Семинарии. В это время я принял монашеский постриг и вскоре стал викарным епископом Курской епархии. По благословению Его Святейшества я возглавил миссионерский отдел Русской Православной Церкви.

—Развивает ли Русская Православная Церковь внешнюю миссию за пределами СНГ?

—Да, такая деятельность имеет место. Сейчас мы готовимся к открытию прихода в Индонезии. Я никогда не думал, что индонезийцы будут настолько ославянены. Эту общину возглавляет очень интересный человек— иеромонах Иоасаф. По происхождению он индонезиец. В короткий срок ему удалось хорошо освоить русский и церковнославянский языки. До этого он совершал богослужения на английском, греческом, индонезийском языках.

Мы открыли также приходы в Таиланде и в Бангкоке. Пытались организовать общину в Индии, но там правительство страны приняло закон, который запрещает в местах религиозных собраний употреблять вино. Однозначно, этот закон направлен против христианских конфессий. Мы не стали рисковать.

—Координируется ли миссионерская работа в странах с нехристианским населением с другими православными Церквями, или каждая Церковь действует независимо от других?

—Чтобы не создавать параллельных структур, мы постоянно консультируемся с Отделом Внешних Церковных связей. Это их дело решать юридические и канонические вопросы, а наше—взрыхлить почву. Согласование действий с Поместными Православными Церквями лежит в сфере их ответственности.

—Владыка, какую роль, на Ваш взгляд, в развитии миссионерской деятельности должны играть православные СМИ и, в частности, студенческие и молодежные издания?

—На страницах газет и журналов должен вестись живой диалог с людьми, которые интересуются вопросами веры и религии. Думаю, что попытка с помощью церковных средств массовой информации найти точки соприкосновения с современным информационным обществом— это хороший и правильный путь.

«Ступени», на мой взгляд,—журнал ориентирующийся на уже воцерковленную молодежную аудиторию. Мы пошли по другому пути. Наше издание интерактивное. Журнал «Ноев ковчег» делается совместными усилиями Белгородской епархии и управления по делам молодежи Белгородской области. На страницах этого издания ведутся открытые дискуссии и обсуждения тех вопросов и проблем, которые наиболее волнуют и интересуют современного человека. Я думаю в изданиях с миссионерской направленностью необходимо давать побольше места для осуществления студенческих идей и инициатив.

—Существует ли программа развития миссии Церкви в Интернете?

—На последнем миссионерском съезде мы уделили большое внимание развитию миссии в средствах массовой информации и подготовили материалы рабочих заседаний, где был собран и систематизирован лучший опыт миссии Православной Церкви в Интернете.

Одним из самых эффективных способов, на мой взгляд, является организация интернет-форумов. Русский Интернет насчитывает сейчас около четырехсот русскоязычных православных сайтов. В тоже время в рунете открыто около 140 страниц оккультного содержания. Достаточно серьезно и широко в русском интернете представлен ислам. Саудовская Аравия приняла программу развития исламского Интернета, и он, благодаря их «нефтедолларам», делает значительные успехи. Что касается развития православного Интернета, то теперь назрела необходимость создания единой корпоративной сети, которой могли бы пользоваться все.

Владыка, благодарим Вас за уделенное нам время и внимание и, в свою очередь, постараемся еще более активно трудиться на ниве церковного миссионерства.

     Архиепископ Иоанн ответил
на вопросы редакционного
совета журнала «Ступени»

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.