У людей под ногами

1 (1)С зимы прошлого года в Москве работает группа спасения инвалидов, оставшихся без дома. Православные молодые люди, все учащиеся и работающие, посвящают свободное время исполнению заповеди милосердия. Чем вызвана в нашей стране необходимость такой работы? Каковы ее условия? Кто такие—люди без дома, живущие рядом с нами?

Начинается зима. Больницы переполняются людьми. Они уже лежат в коридорах, потому что в палатах не осталось мест. Врачи и сестры не справляются с потоком требующих операции, перевязки, ухода. Здесь многих совсем не посещают родственники. Они лежат месяцами с плохо заживающими ранами, распространяя зловоние. Некоторые без ног, без рук. Что это за люди? Как они стали обузой даже для тех, чей долг—спасать жизни? «Видел я жалостное страдание, видел зрелище полное слез! На прохожих путях лежат люди, лучше же сказать: не люди, но жалкие останки людей,»—эти слова из проповеди святителя Григория Нисского произнесены в IV веке. Знакомая картина, и мы давно привыкли к ней. Сколько раз на дню каждый из нас, в особенности жители столицы, проходит мимо черных от грязи, валяющихся под ногами людей, задерживая дыхание и спеша отвести взгляд.

Мы привыкли воспринимать слово «бомж» как особый термин, чуть ли не иностранного происхождения, как стыдливо-презрительное обозначение существа, едва похожего на человека. Между тем, «бомж»—это и есть человек, только не простой, как мы с вами, а «без определенного места жительства», или, по старинке, бездомный. Святой Григорий как будто повествует о XXI веке, говоря: «Дом их—воздух под открытым небом; гостиницы—портики, улицы и пустыри на площадях. Подобно ночным воронам и совам, они скрываются в трущобах. Одежда их -изорванные лохмотья… Жизнь их—скитальческая и дикая; не такова она была сначала, но стала таковою от несчастия и нужды». Как эти десятки тысяч людей остались без работы и крыши над головой? У всех разные пути, так что на того, кто берется судить о них в общем, ложится тысячекратная ответственность. Многие из тех, кого Нисский святитель называет «ненавистниками нищих», просто не услышали слово Спасителя: «Какою мерою мерите, возмерится вам» (Мф. 7:2). Выяснение социальных и психологических причин быстрого увеличения количества нищих и бездомных в последнее время—дело профессионалов. Можно только с уверенностью сказать, что это—часть нашей национальной катастрофы, как и миллионы беспризорных детей, волна самоубийств и рост преступности. Говорить, что «сделать с этим ничего нельзя»,—значит отказывать своей стране в той помощи, которая требуется от нас, ее граждан, уже по долгу рождения. Между тем, в социальной психологии существует один любопытный закон. Если с кем-то случилось несчастье, люди склонны свалить вину на самого пострадавшего, чтобы тем самым избавиться от внутреннего дискомфорта и страха перед подобным происшествием. «Пешеход сам виноват», «жертва ищет маньяка» и т.п.—все такого рода утверждения на самом деле вскрывают наши собственные проблемы. Но разве кто-то избавил нас от заповеди сострадания? Ведь и Спаситель пришел к нам как к духовно бездомным, пьяным и нечистым. Даже когда человек на 100 % сам виноват, христиане должны не сомневаясь оказать ему помощь.

Мы живем с ними совсем рядом, но ничего не знаем об их жизни. А она разнообразна и представляет своего рода слепок с нашей. Когда, например, пьяные «бомжи» ругаются и несут один другого последними словами, хотя, казалось бы, несчастье должно сближать, не напоминает ли это наши «подколы», «поддевки», «обиды», только совлеченные внешнего покрова благопристойности? Скорби испытывают людей, и мало кто с достоинством выдерживает испытание. Тем не менее, «бомжи» очень разные, и в глубине души большинство из них отзывчивые люди, которым не достало в жизни какой-то хватки, цепкости, верткости. «Господь, кого любит, того наказует» (Евр. 12:6).

Что человек, оказавшись на дне общества, часто еще хочет жить,—это, наверное, всем понятно. Главная угроза для бездомных в нашем климате—холод и сырость. Иллюзорное спасение от этого—алкоголь. Конечно, таким образом быстро развивается пьянство. Человек без семьи, без работы, без будущего, если у него нет воли или возможности немедленно переломить ситуацию, легко поддается соблазну «потопить» свое горе в бутылке. Бездомным часто не удается найти более-менее защищенное место для ночлега; они засыпают, как попало, в мокрой и грязной одежде. В результате ткани тела начинают гнить, издавая характерный запах.

У бездомных все приобретает своеобразные, причудливые формы: любовь и дружба, деловые отношения, месть, великодушие, радость… Но это—люди, такие же, как мы. Каждый из них помнит свою историю. Только, в отличие от нас, теперь время для них остановилось: у них нет будущего. Вообще в «бомжах» получает иллюстрацию наша эпоха, захлебнувшаяся свободой. Возможность идти только туда, куда хочется, жить без расписания, без работы, без ответственности перед семьей становится для человека своего рода наркотиком, иллюзорным земным раем. Вы можете дать «бомжу» деньги для того, чтобы он добрался до дома, сопроводив милостыню подробными рекомендациями, предоставить ему рабочее место и постоянный ночлег—в 9/10 случаев он уйдет бродить, а деньги пропьет. Поэтому вытащить подобного человека из его ситуации практически невозможно. Совсем другое дело—бездомные инвалиды. Это люди, уже потерявшие в результате болезней или несчастных случаев руки или ноги, и теперь находящиеся постоянно на грани жизни и смерти. Они полностью лишаются той «свободы», которая прельщает остальных. Напротив, они зависимы от других, которые кормят их и кое-как смазывают сырые раны. Нередко инвалиды попадают в руки к ворам, которые содержат целые отряды нищих, даже автобусами привозят их по утрам в людные места и вечером забирают в убогую ночлежку. Ясно, что обращаются с ними безжалостно.

Многие православные, видя несчастных бездомных, сострадают им внутренне, но не имеют либо досуга, либо моральных сил для того, чтобы помочь. Более того, во всей Москве не было ни одной службы, которая решала бы специально эту проблему, до того как зимой прошлого года группа добровольцев начала обходить больницы, подбирать умирающих на площадях, в развалинах домов и подвалах, доставать инвалидную технику, разыскивать родственников и устраивать инвалидов в интернаты. Большинство первых волонтеров—прихожане храма св.пророка Илии. Благословение на доброе дело дал протоиерей Аркадий Шатов, настоятель церкви св. царевича Димитрия при I Градской больнице и духовник училища сестер милосердия.

Помогают ребята всем: и верующим, и неверующим. Задача минимум—позаботиться, чтобы человек не умер на улице, приобрел постоянное место жительства и вернул себе человеческий облик. Но главной целью остается то, без чего жизнь мало чем отличается от смерти,—проповедь Христа Спасителя. Многие люди, особенно крещеные, понеся невосполнимые лишения и побывав на грани между жизнью и смертью, начинают задумываться о вечности, о Боге, который их не оставляет и ждет покаяния. Такие просят устроить посещение священника, чтобы исповедаться и причаститься. Они обретают силы жить дальше.

Добровольцев, как и жертвователей, пока немного. Регулярные встречи обычно собирают около двадцати человек. А бездомных инвалидов тысячи в одной Москве, и каждый день кто-то из них умирает в мучениях и одиночестве. Больше всего новая организация нуждается в кадрах, поскольку все ребята учатся или работают.

    Илья КУСКОВ

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.