Русские встречаются в Женеве

25-2В пригороде города Женева Швейцария плавно переходит во Францию в буквальном смысле этого слова, ведь границей здесь служит пешеходный переход. Это, тем не менее, не различает жителей двух стран по языку, а лишь по национальности. В 20-е годы XX века зедсь появилось новое население—русская эмиграция. Сегодня мы познакомимся с ее представителями на примере одной семьи, с которой имели честь встретиться. Семья Симоновых—Игорь Иванович, Лариса Ивановна, их дочь Маша—уже долгое время живет в вышеупомянутом пригороде г.Женевы.

Константин: «Игорь Иванович, расскажите коротко о себе, о Вашей жизни в эмиграции. Вы родились в Париже, Ваше детство прошло в этом городе…»

Игорь Иванович: «В Париже и среди русских. Здесь я посещал школу при русской церкви, где учился вначале даже по старому дореволюционному шрифту».

Лариса Ивановна: «Игорь до сих пор иногда пишет письма с буквой «ять». Это очень, очень приятно».

Игорь Иванович: «Да, но это сложная штука, нужно выучить массу слов, знать корни. Одновременно с русской я посещал занятия и во французской школе».

Константин: «На какое время приходятся эти годы?»

Игорь Иванович: «Это было предвоенное время—в 30-е годы».

Лариса Ивановна: «Игорь, и в то время ты уже пел в церкви?»

Игорь Иванович: «Да, тогда уже пел, будучи еще мальчиком. Рядом с церковью был казачий музей с прекрасными картинами, с формами старинными. Его вывезли в Париж лейб-казаки. И мы устраивали там праздники, на Рождество—елку. Кроме этого, там проходили балы».

Константин: «С участием сугубо русской эмиграции?»

Игорь Иванович: «Мы все были русские люди. Георгиевские кавалеры, гвардейское объединение, которые тоже устраивали вечера по полковым их праздникам. Были офицеры императорской армии. Мой отец был подполковником, георгиевским кавалером, мой дядя – штабс-капитаном, инженером путей сообщения. Помню, например, что его приятели составили планы Московского метро, которые были уже готовы до революции. Это было целое общество. Ими ставились оперы, пьесы, выпускались газеты, печатались книги, все как бы кипело в творческом движении».

Константин: «В Париже был особенный русский мир. Это вносило русскую культуру во Францию?»

Игорь Иванович: «Да, и кстати, тогда праздновали день русской культуры, где все русские организации молодежи выступали, проходили специальные встречи. Кадеты, русские скауты, гимнасты—в общем, вся молодежь принимала участие».

Константин: «Во время войны ситуация как-то изменилась? Каково было участие эмиграции?»

Игорь Иванович: «Было довольно сложно. Одни решили продолжить борьбу против большевиков, которую они вели в 20-е годы. Другие же не хотели начинать снова этот путь. После войны многие разъехались, люди боялись, что большевики придут в Париж и уезжали в Америку. Среди молодежи стали встречаться смешанные браки, это, конечно, гибель эмиграции. Теряются религия, язык, культура. Но, наверно, так и должно быть, раз уезжаешь из страны, которая была твоей Родиной».

Лариса Ивановна: «Рахманинов сказал:«Родину на пятках не унесешь»».

Игорь Иванович: «А вот, благодаря национальной организации «Витязи», люди сохраняют и поныне свои традиции».

Константин: «Какой деятельности Вы посвятили себя тогда?»

Игорь Иванович: «После службы в армии—а она была длительной—в связи с войной в Алжире, я закончил учебу и работал архитектором».

Константин: «Ваша семья русская в своих истоках и доныне ей остается. Расскажите, пожалуйста, о вашей семье».

Игорь Иванович: «Свою супругу я встретил в Женеве, она приехала сюда из российского города Липецка».

Лариса Ивановна: «Меня направили в командировку, заместителем директора школы в Русской миссии при европейском офисе ООН в Женеве. Игорь тогда пел в оперном театре, в церковном хоре храма Московской Патриархии, где мы, собственно говоря, и познакомились на Пасху. Так все сложилось, совершенно удивительным образом, что вскоре мы связали наши жизни воедино. Я глубоко благодарна Игорю за то, что веру, традиции, которые он унаследовал от своих родных, воспринял от Русской Церкви в эмиграции, он сохраняет в нашей семье. Мы молимся вместе; сохраняем старые добрые традиции русских праздников—Рождества, Масленицы и Пасхи и Троицы (наш семейный праздник). В наш дом приходят гости, приезжают издалека, теперь у нас есть друзья и в Белоруссии—это отец Александр Болонников, Павел Бубнов, Сергей Коровинский, которые познакомились с нами еще студентами и уже стали преподавателями Белорусских Духовных школ».

Константин: «Русская Церковь сплотила вашу семью, расширила круг знакомств».

Игорь Иванович: «Сейчас мы живем во французском пригороде г.Женевы. И когда мне предложили работу во Франции рядом с Женевой, и если бы здесь не было русского православного храма, я бы не приехал».

Лариса Ивановна: «Этот храм был построен в 1866 году».

Игорь Иванович: «Сначала церковь для русских была в Берне, столице Швейцарии. Но со временем она закрылась. И поскольку больше приезжало людей в Женеву, открыли храм в Женеве».

Константин: «В Женеве существуют Русская Зарубежная Церковь и представительства Московского Патриархата. Что вы думаете об этом церковном разделении?»

Лариса Ивановна: «Это, конечно, очень болезненная тема, и нас она коснулась просто вплотную, как прихожан. Дело в том, что мы с Игорем не знали об этих распрях между церквами. Отец Павел, настоятель в «зарубежном» приходе, был духовным отцом Игоря еще в Париже. И у отца Павла Игорь исповедуется постоянно. Даже тогда, когда Игорь одно время пел на клиросе в церкви Московского Патриархата в Женеве по просьбе настоятеля прихода, поддержать их хор. И политики разделения церквей ни у меня, ни у Игоря в душе никогда не было. И собственно говоря, когда так остро становится вдруг вопрос перехода от одной церкви к другой и т. д., для нас Русская церковь оставалась и остается неделимой, как одна семья. В нашей семье, где наш брак благословлен, мы повенчаны, нет никакого разделения и в Русской церкви. Единственно, что можно сказать: у каждого человека душа тянется быть может к какому-то одному приходу. И так сложилось, что мы остались на постоянно в том приходе, где Игорь причащается и исповедуется».

Игорь Иванович: «Нужно сказать, что политические обстоятельства в России переменились за последние годы. И здесь невольно приходит в голову, что будущее Русской Церкви все-таки в России, а не за рубежом».

Лариса Ивановна: «Но ты правильно сказал однажды, что промысел, может быть, в революции был в том, чтобы рассеять Православие по всему миру. И те люди, которые, уезжая когда-то, взяли с собой, главным образом, лишь православную веру и сохранили ее здесь, построили повсюду—в Китае, в Австралии, в Америке, в Париже—по всему миру церкви русские, эти люди тоже заслуженно занимают место в Православии».

Константин: «Спасибо за ваше объективное мнение. И в заключение беседы хочется пожелать вашей семье помощи Божией, всяческих благопреуспеваний на вашем жизненном пути».

Лариса Ивановна: «А мы благодарим вас за ваш интереснейший журнал, который вы выпускаете. Мы имели возможность ознакомиться с ним и здесь, в дальнем зарубежье. И хотя к нам дошло всего несколько номеров, уже по ним ваша студенческая работа впечатляет и заинтересовывает».

Игорь Иванович: «Побольше бы таких изданий, как «Ступени». Успехов Вам!»

С семьей Симоновых беседовал
Константин Мачан, 
студент III курса МинДА

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.