Религия нацизма

1В далеком 1941 году, когда нацистская военная машина настойчиво рвалась к Москве, наверняка были те, кто наивно полагал, что война нацистской Германии с СССР—это действительно крестовый поход против безбожного коммунизма, как заявляла нацистская пропаганда. Были и те, кто хлебом-солью и цветами встречал «освободителей». Но не свободу веры несли с собой фашисты. В будущем Третьего Рейха место христианства должна была занять совершенно иная религия.

Национал-социалистическая рабочая партия создавалась и развивалась как чисто политическое движение, ее главные идеологи достаточно рано определились в религиозном вопросе. Наиболее авторитетный из них—Альфред Розенберг. Его молодость прошла в России. Он родился в Ревеле, получил образование в Риге и Москве, а в 1919 году эмигрировал в Германию. Присоединившись к тогда еще молодой национал-социалистической партии, он уже в 1923 году стал главным редактором официального органа этого движения «Фолькишер беобахтер». В 1930 году, в своей книге «Миф ХХ века» он заявил о том, что «религия Иисуса должна быть исправлена и освобождена от проповеди любви и смирения» и что «немецкая церковь нового типа» может быть наделена лишь некоторыми внешними элементами христианства, освобожденного от связи с Ветхим Заветом, догматики, таинств и иерархии.

Протоиерей Сергий Булгаков, один из первых православных исследователей идеологии нацизма, еще в 30-е годы пришел к выводу, что «гитлеризм как религиозное явление есть еще более отрицательное даже, чем воинствующий атеизм большевизма».

Сам Гитлер испытывал плохо скрываемую ненависть к христианству. В 1933 году он заявил в частной беседе: «Итальянские фашисты предпочитают мириться с Церковью. Я поступлю так же. Но это не удержит меня от того, чтобы искоренить христианство в Германии, истребить его полностью, вплоть до мельчайших корешков… Без собственной религии немецкий народ не устоит. Что это за религия, еще никто не знает. Мы ощущаем ее…» Он однозначно заявлял: «Или ты христианин или язычник. Совмещать одно с другим невозможно».

Антихристианское воспитание нацисты начинали с молодежи в «Гитлерюгенде» и с членов партии. Большинство их принуждалось к выходу из церковных общин и к участию в новых языческих празднованиях. Противопоставлением кресту стала свастика—языческий символ, связанный с культом солнца и огня. Особого размаха обращение к язычеству достигло при подготовке кадров для СС, о полном разрыве с христианством которых с гордостью заявлял Гитлер. К середине 30-х годов СС стала полностью антихристианской структурой. В имевшем культовое значение центре СС — замке Вевельсбург отмечались праздники по руническому зодиакальному кругу, существовали ритуалы поклонения огню и т. п. Об их отношении к Церкви отлично свидетельствуют ставшие достоянием гласности учебные материалы, в которых перечислялись пять главных врагов национал-социализма: евреи, масонство, марксизм, либерализм и Церковь. Несмотря на то, что Церковь стояла на последнем месте, ей уделялось особое внимание: «Еще большим врагом является Церковь. Она постоянно стремится к мировому господству…».

2Антирелигиозные настроения нацистов очень быстро привели их к противостоянию с основными христианскими конфессиями Германии—католичеством и протестантизмом. В 1934 году евангелическое движение сопротивления нацистской политике в церковном вопросе оформилось в «Исповедническую церковь», объединившую 7 тыс. из 17 тыс. пасторов Германии. Тысячи священнослужителей обеих конфессий подверглись репрессиям, в том числе пыткам и казням. В 1939 году нацисты разработали долгосрочный план создания обязательной для всех немцев «государственной религии». Согласно этому плану, к 1964 году все христианские конфессии на территории Третьего Рейха предполагалось полностью уничтожить.

Несмотря на то, что с начала войны в 1939 году давление на христианские конфессии в Германии по личному распоряжению Гитлера было ослаблено, эксперименты по выработке будущей антицерковной политики не прекратились. После захвата Польши, в новообразованной области Вартегау с центром в Познани была провозглашена политика полного уничтожения всех христианских общин. Здесь с 1939 по 1944 годы было закрыто 97% храмов всех христианских конфессий, а из 1900 священников 90% было арестовано, депортировано либо убито. Очевидно, что после благополучного для нацистов окончания войны результаты данного «эксперимента» планировалось использовать на всех остальных территориях, подконтрольных нацистам.

В русле общей политики нацистов по отношению к христианству в целом, их политика к Православию в Германии и затем на оккупированных территориях, если и была в определенной степени благожелательной, то строилась исключительно на пропагандистских соображениях.

Да, нацисты не препятствовали возрождению частично уничтоженной в СССР церковной жизни, зарабатывая себе на этом авторитет «освободителей верующих» и организаторов «крестового похода против коммунизма», противопоставляя себя советскому правительству, «прославившемуся» преследованием религии. Но Православная Церковь была им нужна исключительно на время войны, только для победы над СССР. В их дальнейших планах Православную Церковь ждала та же участь, что и другие христианские конфессии.

На оккупированной территории северо-западной части России действовала Псковская православная миссия, духовенство которой, несмотря на нежелание оккупантов, возрождало церковную жизнь в этом регионе. Участник миссии протоиерей Георгий Бенигсен вспоминал: «Немцы враждебны Церкви… им страшно не хочется отдавать нам души сотен тысяч военнопленных и пропускать наше влияние к миллионам русских душ на оккупированной ими территории России. Они верят в то, что большевистская политика изгладила все следы христианства из души русского человека, и всячески оберегают эту душу от нового влияния Церкви». Это мнение подтверждают действия нацистов перед отступлением из оккупированных областей—массовое сжигание и разграбление храмов, депортация и убийства священнослужителей. Только в Ленинградской области фашисты уничтожили 44 храма, в Московской—около 50.

Кроме того, на оккупированных территориях в церковном вопросе нацисты последовательно воплощали принцип «разделяй и властвуй», грубо вмешиваясь во внутреннюю жизнь Церкви. Они всеми силами стремились разрушить каноническую связь православных епархий на оккупированных территориях с церковным центром в Москве и сделать их независимыми—автокефальными.

Любую Церковь нацисты воспринимали как явление общественное и политическое и могли терпеть Церковь, только если это было выгодно для их политики. Христианство противоречило основным идеологическим доктринам нацистов и просто мешало их пропаганде «промывать мозги» массам. Если религия и нужна была им, то уж только своя, но никак не чужая. Хотя нацисты не успели разработать вероучение новой религии, ее алтари они воздвигнуть успели. Вот их названия: Хатынь, Освенцим, Майданек, Треблинка и многие другие безвестные братские могилы.

Заканчивая работу над статьей, я вдруг подумал: а ведь если нацисты планировали уничтожение Православной Церкви, то получается, что «советский» народ воевал не только за Родину, но и за ВЕРУ…

Бубнов П. В.,
преподаватель МинДАиС,
кандидат богословия

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.