Церковь и Первая Мировая война

gurij20 июля 1914 г. Россия вступила в войну с Германией, оказавшись вовлеченной в крупномасштабный международный военный конфликт. Чем обернулась война 1914-1918 гг. для Российской Империи, в общем, большинство из нас знают, но мало кто имеет представление о деятельности Русской Православной Церкви в военные годы, о ее патриотическом служении Родине.

Как это всегда было в русской истории, Православная Церковь в трудную, критическую для Отечества годину занимала исключительное положение, выступая объединяющей, цементирующей русское общество духовно-нравственной силой. Однако в годы Первой мировой войны Русская Православная Церковь находилась в несколько ином положении. Дело в том, что на рубеже XX столетия происходило заметное «расцерковление» русского общества. Проникаясь революционными идеями, пропитанными ложной моралью и ложными ценностями, оно все более становилось безрелигиозным. Начавшийся поход против государства вместе с тем был направлен и против Церкви. Зачастую Церковь подвергалась необоснованным нападкам, критике, а авторитет ее умышленно принижался. Уже в годы войны многие светские газеты без разбора кричали и шумели, что духовенство мало жертвует, мало делает. И вот в таких условиях Церкви приходилось нести свой крест жертвенного христианского служения страждущему Отечеству.

В годы Первой мировой войны Церковь выступила не только как институт духовный, но проявила себя и в особой патриотической деятельности церковных учреждений и организаций, принявшей небывалую в истории Русской Церкви широту. С первых же дней войны Святейший Синод стал вырабатывать целую программу мер, обращенных на нужды Отечества.

С началом войны своеобразную окраску получило общественное богослужение. С особой силой повсюду зазвучала церковная проповедь, причем проповедь шла не только устная, но и печатным словом. В армию и госпитали отправлялись Евангелия, молитвословы, миллионы листков и брошюр религиозно-нравственного содержания. Были случаи, когда отдельные лица жертвовали для госпиталей целые библиотеки.

В церковных кругах повсюду шли всевозможные сборы для фронта: деньгами, теплыми вещами, подарками.

В епархиях открывались лазареты, а где не было для этого возможности, учреждались стипендии—койки в лазаретах Красного Креста, земских, городских и др. При лазаретах действовали «Дамские Кружки», помогавшие лазаретам бельем и присмотром за больными, а также Попечительные Советы, снабжавшие выписывающихся одеждой, бельем, обувью и кое-какими средствами.

Почти в каждом приходе были учреждены Приходские Попечительные Советы для помощи семьям лиц, призванных в армию. Приходские Советы собирали и раздавали деньги, продукты, вещи, зерно, доставляли дрова, уголь, чинили разрушившиеся постройки. Особенно ценной была организация помощи по уборке и засеву полей, семьям, чьи кормильцы были на фронте. У семей мобилизованных не оставалось ни одного неубранного и необмолоченного снопа. Кроме того, для присмотра и ухода за детьми таких семей во время уборочной страды Попечительными Советами устраивались временные детские приюты и ясли.

Посильную денежную помощь армии оказывали монастыри. Многие иеромонахи поступили в военные священники, многие из монашествующей братии шли в санитарные отряды, много послушников взято было в войска по призыву. Монашествующие сестры, как правило, обслуживали местные лазареты. Монастыри при необходимости отводили помещения на нужды войск, устраивали у себя лазареты и здравницы для выздоравливающих воинов, организовывали обучение ремеслам увечных. Неоценимую помощь оказали монастыри, давая приют беженцам.

Огромный труд несло на своих плечах приходское духовенство. Оно молилось с уходящими на фронт, с оставшимися дома, заботилось о солдатских семьях, писало письма солдатам, выдавало разного рода справки, составляло списки нуждающихся, председательствовало в Приходских Попечительных Советах и в некоторых Волостных Попечительствах. Священникам помогали их жены—«матушки»,—объединяясь в некоторых местах даже в самостоятельные организации.

За время войны в действующей армии, исполняя свой пастырский долг, побывало более 5.000 священников. Не обязанные находиться во время боев на передовых позициях, полковые священники по собственному пастырскому влечению стремились часто быть во время боя на поле сражения. Они личным примером своего бесстрашия старались вдохновлять воинов, своим участием согревали их души, будили совесть, предохраняли солдат «от столь возможного на войне ожесточения и озверения». Помимо непосредственных своих священнических обязанностей, они помогали врачебному персоналу перевязывать раненых, руководили отправкой последних на перевязочные пункты, напутствовали умирающих и вместе с санитарами собирали и хоронили убитых.

svyas4ennikНе редки были случаи и исключительного героизма военного духовенства, проявленного на полях сражений. Вот лишь несколько примеров самоотверженных поступков полковых священников. 9-й драгунский Казанский полк должен был двинуться в атаку на австрийцев. Раздалась команда командира полка, но полк не тронулся с места. Жуткая минута! Вдруг вылетел на своей лошадке скромный и застенчивый полковой священник о. Василий Шпичек и с криком: «За мной, ребята!» понесся вперед. За ним бросилось несколько офицеров, а за ними весь полк. Атака была чрезвычайно стремительной; противник бежал. Полк одержал победу. Старец-иеромонах Евтихий (Тулупов) в переломный момент боя с крестом в руках возглавил атаку русских солдат и сам погиб в том же бою. Священник артиллерийской бригады, отец Константин, находившийся на командном пункте дивизиона, узнав о повреждении телефонной линии, под ружейным и артиллерийским огнем неприятеля направился по линии провода для исправления повреждения. Ободренный его примером телефонист последовал за священником, и благодаря им связь была восстановлена. Священник пехотного полка, отец Т., во время одного из боев, когда солдаты, не выдержав мощного огня, хотели бросить позиции, вышел к ним навстречу с крестом в руках и, стоя под градом пуль, убедил бойцов вернуться на боевые места.

Верховный Главнокомандующий, великий князь Николай Николаевич, в 1915 г. в присутствии своего штаба как-то сказал: «Мы в ноги должны поклониться военному духовенству за его великую работу в армии».

На фронте вместе с простыми священниками трудились и архиереи. Так, викарий Московской епархии, Дмитровский епископ Трифон (Туркестанов) еще в самом начале войны по собственному желанию отправился на галицкий фронт, где служил в качестве простого полкового священника, исполняя одновременно обязанности благочинного дивизии. В скромном подряснике, с простым иерейским крестом, без всяких отличий архиерейского сана, нес он вместе со своим полком все тяготы фронтовой жизни. Архиепископ Таврический Димитрий (Абашидзе) также в качестве «исполняющего обязанности священника» служил на одном из линейных кораблей Черноморского флота. Вблизи передовых позиций совершали богослужения и ободряли воинов Преосвященные: Варшавский Николай (Зиоров), Минский Митрофан (Краснопольский), Экзарх Грузии Питирим (Окнов). Незабвенны выдающиеся патриотические труды Холмского епископа Анастасия (Грибановского) и Гродненского архиепископа Михаила (Ермакова).

Свою жертву на алтарь Отечества несли и учащиеся духовных учебных заведений. Прежде всего, множество зданий подобных заведений было взято под лазареты и постои войск. Так, в здании Минской Духовной Семинарии был открыт лазарет на 100 кроватей, устроенный во имя преподобного Серафима Саровского. Учащиеся производили между собой маленькие сборы и посылали подарки на фронт, старшие посещали лазареты для чтения и пения. Семинаристы нередко исполняли обязанности санитаров по перегрузке и доставке раненых, иногда участвовали в трудовых дружинах по уборке полей семьям запасных. Очень часто воспитанниками духовных учебных заведений устраивались публичные литературно-вокальные вечера, сборы от которых шли на помощь армии. Воспитанницы женских училищ шили белье и готовили разного рода вещи. В одном епархиальном училище воспитанницы собрали все свои (у кого какие были) украшения и вырученные на них деньги потратили на подарки воинам. Ученицы Лоевской женской церковно-приходской школы Минской епархии пожертвованные для них местным помещиком деньги на устройство школьной елки единодушно решили потратить на подарки защитникам Родины.

С началом войны общее религиозное и патриотическое настроение заметно возросло. Многие, осмысливая войну, видели в ней суд Божий за грех народа, который стал забывать Бога. Не случайно и то, что страшная весть о начале войны громовым раскатом прокатилась над страной в день памяти пророка Божия Илии— пророка, некогда произнесшего страшные пророчества на Израиль, отступивший от Бога.

Война сильно сотрясла общество, заставив многих отрезвиться, задуматься и многое переосмыслить. В военные годы храмы всегда были полны молящихся. Народ стал отзывчивее к горю ближнего, щедрее в благотворении. Были люди, которые искренне надеялись, что с окончанием войны должна будет «начаться новая жизнь с крепкими религиозными верованиями и стремлением к духовному усовершенствованию». Однако их чаяниям не суждено было сбыться. Духовные и социальные язвы в русском обществе были слишком глубоки, и эта недоброкачественность общества представляла самую большую опасность. Церковь прекрасно понимала ситуацию, и именно в этом были ее главные опасения.

Еще в самом начале войны в одной из статей, опубликованных Святейшим Синодом в «Церковных Ведомостях», было сказано, что враг, притупив свое оружие на поле брани, постарается внести смуту и расстройство во внутреннюю жизнь страны, и этот момент будет самым опасным. Так оно и случилось—предупреждение оказалось пророчеством. Духовные язвы общества были действительно глубоки и глубоки настолько, что требовали длительного врачевания. Россия начинала пить горькую чашу очистительных страданий. Война 1914 г. обернулась для Российской Империи поражением и ее концом, а для Русской Православной Церкви стала началом ее шествия на голгофу духовной победы и обновления.

    Щеглов Г. Э.,
преподаватель МинДС,
кандидат богословия

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии состоялась презентация сборника публикаций известного белорусского деятеля В. В. Богдановича (1878–1939)

В ходе мероприятия перед слушателями выступил составитель сборника, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ А.С. Горный.

В издательстве Минской духовной семинарии вышел сборник материалов XVII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

В состав сборника включены 85 докладов участников форума, выступавших в рамках пленарного заседания, шести тематических секций, а также представивших свои сообщения в секции заочного участия.