Оазис Православия в Аризоне

1 (1)У многих людей Америка вызывает ассоциацию со страной, погрязшей во мраке безбожия и пороков. Но, как оказывается, и там есть «оазисы» веры Христовой, куда приходят люди в поисках Истины и спасения. Об одном из таких «оазисов», который расположился в штате Аризона, нам рассказывает данная статья.

Про удивительный греческий православный монастырь преподобного Антония Великого в пустыне американского штата Аризона я слышала еще в России. Его основал архимандрит Ефрем (Мораитис), афонский монах, который сейчас там и подвизается. Православные рассказывают много историй о благодатной силе молитв старца Ефрема и его прозорливости. В Антониев монастырь приезжают паломники со всего света за утешением, с надеждой на мудрое руководство в сложных жизненных ситуациях и исцеление душевных недугов. Многие люди, побывав несколько раз в обители, перебираются поближе к монастырю на постоянное место жительства. Здесь говорят, что сама Святая Гора спустилась на землю Аризоны.

Самоотверженными трудами отца Ефрема в США и Канаде открыто восемнадцать православных обителей с афонским уставом. Рассказывают, что когда их будет двадцать, старец выполнит свое послушание перед Господом, и его земной путь подойдет к концу.

История основания Антониева монастыря уникальна. Много лет назад на Афон прибыл молодой человек, будущий архимандрит Ефрем. На причале его встречал сподвижник известнейшего афонского старца Иосифа Исихаста (†1959) отец Арсений. Он обратился к никому не известному юноше по имени. Это было удивительно, но отец Арсений сразу пояснил, что старец Иосиф узнал о приезде от святого Иоанна Крестителя. Тот чудесно явился ему и сказал: «Посылаю тебе одну овечку. Возьми ее к себе в ограду». Так Иоаннис (так звали тогда отца Ефрема) вступил в братство старца Иосифа Исихаста.

Со временем отец Ефрем стал архимандритом. После многих молитвенных вопрошаний Господь открыл ему, что он призван к проповеди Православия на американском континенте. В конце 1994 года отец Ефрем вместе с шестью монахами отправился со Святой Горы в далекий путь…

Однажды, уже находясь в США, по пути из города Финикса отец Ефрем неожиданно попросил остановить машину. В пыльной и «колючей» аризонской пустыне, в безлюдном обиталище шакалов, гремучих змей и скорпионов, афонский старец услышал колокольный звон! Через некоторое время один состоятельный грек приобрел в этом районе участок земли и пожертвовал его на строительство монастыря. Никто и подумать не мог, что всего через десять лет посреди красных песков и кактусов будут построены чудесные храмы, дивные колокольни, колоннады, бельведеры с испанскими фонтанами, проложены тропы, зацветут сады и зазеленеют оливковая рощица и виноградник.

1 (1)

А кто первый бросит камень в этих людей? Кто скажет, что так делать нельзя и на какой авторитет при этом сошлется? Идеалы советской морали повержены, ничего иного, кроме проповеди быстрого и внеморального обогащения многие из таких людей в период формирования своей личности не получили. А что же вообще нужно, чтобы люди мыслили по иному, чтобы они психологически были готовы к долгому созидательному труду для достижения собственного благополучия?

Мой бессменный спутник в паломнических турах—мистер Эндрю Коуркумелис. Старец Ефрем—духовный отец Эндрю, поэтому он едет в монастырь помолиться, получить духовный совет, а заодно познакомить меня с обителью. Мистер Коуркумелис—человек блестящего интеллекта и монашеского умонастроения, поэтому наши с ним разговоры вращаются вокруг православного богословия и соответствуют конечной цели поездки.

Дорога неблизкая и сложная, почти 4 000 километров через всю страну. За окном автобуса проносятся причудливые ландшафты Пенсильвании, Огайо, Индианы, Иллинойса, Миссури с хрестоматийной рекой Миссисипи, которая почему-то напоминает мне родной пересыхающий Урал…

Характерная деталь: в Америке радиодикторы на всех автостанциях, отправляя пассажирские автобусы в путь, подробно комментируют маршрут и неизменно при этом прибавляют: «Да благословит Господь Америку! Да благословит Господь вас!» Неуловимым образом это скрашивает трудности и придает силы. Вот бы и российские диспетчеры призывали Божие благословение на Россию!..

Мы проезжаем знаменитый Даллас в Техасе, горы Сакраменто в Нью-Мексико, где из-за близости границы с Мексикой проходим паспортный контроль… И, наконец, благословенная Аризона. Двенадцать штатов, от восточного до западного побережья Северной Америки, все разнообразие климатических зон и пейзажей пронеслись перед нами…

Последняя остановка и мы в столице Аризоны, в благоухающем и цветущем Финиксе. Впереди еще 100 километров мексиканской пустыни Соноры. Безжизненная земля в этой части юго-западного штата принадлежит американским индейцам. От горизонта до горизонта выжженная однообразная местность, огромные кактусы, колючки и изнурительная жара…

Но вот как дуновение прохладного ветерка—серебристый крест на горе. Словно чудесный сон возникает монастырь. Мы у цели.

С мистером Коуркумелисом мы входим в главные ворота и направляемся к книжной лавке, где проходят регистрацию все паломники. Отношение монахов сдержанное, но приветливое. Тут же нас знакомят с правилами проживания.

Необходимо соблюдать Тихие Часы монастыря: с восьми вечера до трех часов утра и три часа после утренней службы. Тот, кто хочет остаться в этой обители дольше десяти дней, должен получить специальное разрешение. На монастырской территории запрещено курить и пользоваться мобильными телефонами. Видео- и фотосъемку можно вести бесплатно в любое время и в любом месте, но снимать насельников монастыря или его гостей без их согласия не разрешается.

Одежда паломников должна быть скромной и свободной. Внешний вид женщин оговорен особо: запрещено носить обтягивающую одежду (тут же выдают свободные рубашки с длинными рукавами); юбки длинные, без разрезов. Никаких шляпок или маленьких шарфиков, головной платок повязывается спереди, носить его как косынку или повязку нельзя…

В большой беседке у входа в монастырь висит клетка со всеми любимым зеленым попугаем. Русские паломники научили его говорить: «Привет!», и эта милая древняя птица иногда пугает несведущих людей приветственным шепотом на русском и английском.

Атмосфера монастыря—состояние вечности и вневременья. Вся его территория—необыкновенный оазис душистого многоцветья тропических цветов. Рукотворный рай в пустыне созидается и поддерживается трудолюбивыми насельниками и молитвами духоносного настоятеля, старца Ефрема.

Монахи—в основном, греки, но один из них говорит по-русски. Зовут его Тарас, но здесь, на греческий лад, называют Тарасиус. С ним мне довелось общаться.

Помимо молитвенных трудов, насельники обители несут послушания по приему гостей, трудятся в винограднике и в садах, работают на строительстве и благоустройстве монастыря, в деревообрабатывающих мастерских, занимаются издательским делом.

Так же, как в нашей Троице-Сергиевой Лавре, в центре Антониевой обители расположен Крест Господень с источником воды. Просторные площади у центрального входа и перед храмами покрыты красно-розовым шлифованным камнем. Они словно вырастают из такой же красноватой аризонской почвы. Розовые дорожки в монастырском саду—сплошной лабиринт! Гуляя по ним, можно очень просто заблудиться: спина впереди идущего через пару шагов скрывается в пышной тропической растительности. Дорожки эти прямо символизируют тесные врата нашего спасения среди мирских соблазнов…

1 (1)

В большом саду, недалеко от цитрусовой рощи с молодыми апельсиновыми и лимонными деревьями построены солнцезащитные теплицы. Удивительно устроен мир: в России, в климате средней полосы, теплицы строят, чтобы уберечь растения от холода, а здесь они служат защитой от испепеляющего солнца!

Вообще, тут испытываешь некое ощущение нереальности происходящего. Сад цветет и благоухает, а за оградой обители совсем другой мир. Серо-зеленая масса чахлых суккулентов всех мастей мается под нестерпимо ярким, белым палящим солнцем. Скрюченные ветки карликовых деревьев унизаны, как инеем, серебристыми иголками колючек, а высоченные мексиканские кактусы, словно часовые, охраняют пустыню…

Я не знаток архитектуры, но скажу, что разнообразие форм монастырских строений приятно удивляет. Из—за горного ландшафта здания, в основном, строят на сваях. Например, часть «русского» храма во имя великомученика Пантелеимона стоит на земле, а другая «парит» почти на метровой высоте. Кстати, здесь ежедневно служит Божественную литургию сам отец Ефрем. Тут же находятся частицы мощей угодников Божиих, а также честная глава св. Иоанна Русского. В определенное время разрешается прикладываться к святым мощам не через стекло, а непосредственно.

Два больших монастырских храма построены в греческом стиле, один—в сербском и три небольшие церкви выполнены в традициях русского зодчества. «Сербская» красавица-церковь во имя великомученика Георгия Победоносца с черепичными куполами утопает в пышной зелени. Многометровые гладкие пальмы вместе с колокольней окружают ее кольцом, будто хоровод пасхальных свечей. В русском стиле выстроены часовня во имя великомученика Димитрия Солунского и маленький летний храм, освященный в честь преподобного Серафима Саровского, похожий на беседку. «Русские» церкви греческого монастыря очень напоминают екатеринбургские деревянные храмы Ганиной ямы. Все они хотя и небольшие по площади, но очень уютные…

В греческих церквях нет такой пышной позолоты, как в российских храмах, нет фресок на стенах и потолке, столь привычных и милых нашему взору. Здесь все строже: афонские иконы на белых стенах, воздушное кружево деревянной резьбы Царских врат и киотов. Ярусы деревянных куполов над алтарями и амвонами раскрываются в небо, отдавая Господу наши молитвы, просьбы и чаяния…

Для россиян храм—это белокаменная церковь с золотыми куполами. Греческие же храмы—праздник красок. Стены их бежевые, красноватые, серо-белые из бутового камня, майолики, разноцветной мозаики. Вместо златоглавых маковок причудливая черепица на куполах.

В монастырских храмах все устроено на афонский манер: и стасидии— удобные откидные сидения с высокими резными спинками вдоль стен, в которых можно стоять, опершись на подлокотники, либо сидеть во время долгих уставных служб; и хорос—узорный золотой круг на цепях (как паникадило) в центре храмового зала. Мне сказали, что греки раскачивают его во время праздничных служб, символизируя плавание корабля Православия посреди суетного мира…

Самый большой и главный храм этой обители—красно-розовый, с незолочеными светло-серыми куполами. Он посвящен преподобным Антонию Великому и Нектарию Эгинскому, святым чудотворцам. Здесь же находится чудотворная икона Божией Матери «Аризонская». По своей композиции она напоминает «Всецарицу». Вообще, икон в монастыре много; в основном, они написаны на Святой Горе. Здесь очень почитают преподобных Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Амвросия Оптинского, Силуана Афонского…

На территории монастыря устроены арки, пандусы, стоят вазы, скульптуры животных и птиц. Возле часовни сооружена колоннада, как в афинских развалинах, только с византийским гербовым орлом наверху. Прямо среди цветущих акаций, пальм, кактусов и алоэ можно увидеть массивные киоты с иконами святых, в честь которых воздвигнуты здешние храмы (удивительно, как краски не выгорают под таким палящим солнцем?!) Возникает впечатление, что вся обитель—большой храм Божий.

Фонтаны и питьевые фонтанчики выполнены в «стиле Калифорнии»—это что-то вроде раннего барокко. Живительная влага смягчает горячий пустынный воздух и предохраняет от обезвоживания. Вообще, воды в обители много и хватает на все. В каждой беседке-ротонде есть небольшой фонтан. Это одно из чудес монастыря в пустыне…

1 (1)

Перед закладкой Антониевой обители американские специалисты со всей современной техникой никак не могли найти водоносные пласты. Воды не было! Отец Ефрем указал место, где нужно бурить скважину. Теперь здесь есть источник…

Вечером монастырь озаряется светом многочисленных фонариков. Освещено все: кресты, фонтаны, входы в храмы, колокольни, дорожки, есть даже разноцветный ручеек! Первое впечатление—это сказочный городок детства… Не забыть и аризонских закатов—четко очерченные православные кресты на фоне пылающего солнца… Правда, строгость монастырского уклада, памятование о цели поездки оставляют мало места мечтательным настроениям у паломников. А белые кладбищенские кресты за воротами обители напоминают нам о бренности и быстротечности земной жизни…

Попасть на прием к отцу Ефрему не так просто. И разговаривать нужно через переводчика, так как архимандрит говорит только на греческом языке. А сначала нужно идти на прием к иеромонаху Паисию, исповедоваться. Если на встречу со старцем есть воля Божия, то все пройдет просто и благодатно.

Про силу молитв отца Ефрема известно далеко за пределами этого монастыря, поэтому паломников тут всегда много. Это люди разных национальностей: греки, сербы, американцы, русские, украинцы, белорусы… Само существование такой православной обители в протестантской Америке есть проявление Божией милости к ее жителям.

Моя новая знакомая Наталия из Калифорнии рассказала, что именно в США осознала свой грех гордыни. И она, и многие другие эмигранты из России взялись в этой стране за работу, выполнять которую на родине сочли бы ниже своего достоинства. Наталия, кандидат философских наук с двумя университетскими российскими образованиями, зарабатывает на жизнь репетиторством с дошкольниками. В Америке так: плохо, если ты не закончил МГИМО или Бауманку, потому что дипломы других вузов надо подтверждать. Это значит— снова учиться, а для учебы нужны большие деньги. Сначала такое положение было шоком для Наталии, но теперь, переосмыслив свою жизнь, она благодарна Богу…

Обитель живет по установленному распорядку. Утренняя полуторачасовая служба начинается в три часа ночи, поэтому спать мы ложимся рано. В восемь вечера отбой. После утрени паломникам раздают артос с благословением отца Ефрема на предстоящий день. Около пяти утра все идут в трапезную, затем следует отдых до обеда. Вечерняя служба начинается в четыре часа дня, а вечером читают акафисты. В церкви висит объявление, что неправославные посетители не должны заходить в храм, но могут оставаться в притворе.

Насельники монастыря и все паломники трапезничают в общей комнате, рассаживаясь согласно иерархии. Согласно традиции воду за трапезой разрешается пить лишь после того, как старший из монахов позвонит в колокольчик.

Послушания в монастыре выполняют по собственному желанию и разумению. Так как монастырь мужской, то в трапезной послушания несут только мужчины, а женщины могут, например, что-то постирать или навести порядок в гостинице для паломников.

Гостиниц две, женский и мужской корпуса расположены в разных частях обители. Светлые благоустроенные комнаты в женском корпусе рассчитаны на 3-4 человека. В комнатах нет ничего лишнего: белые кровати, тумбочки с настольными лампами, комод, платяной шкаф, небольшие иконы и распятия. На каждом этаже находится уютная кухня, на стенах развешаны тексты молитв. В холодильнике всегда есть запас молока для детей и фруктов для паломников, так что можно угоститься дарами обители, выпить чаю и пообщаться, никому не мешая.

К тишине относятся ревностно. Необходимо уважать святость и уединенность монастыря, не мешать молитве, говорить вполголоса. Любое общение гостей друг с другом или с монахами во время тихих часов происходит в беседках или за оградой монастыря. В беседках же, которых здесь довольно много, паломники готовятся к исповеди.

Правила Греческой Церкви более строги по отношению к мирянам, чем правила Русской Церкви. Здесь, например, к Причастию не допускается тот, кто состоит в невенчанном браке, даже если в этом браке рождены дети. Кстати сказать, до середины 1980-х годов в Греции официально признавался только церковный брак. За провинности, на которые у нас не обращают особого внимания (недолжное выполнение молитвенного правила, несоблюдение поста), в обители вполне могут наложить епитимью, в том числе отлучить от Причастия.

Требы почти такие же, как и в России. Но в записках о здравии и упокоении рядом с именем поминаемого не пишут «младенец», «отрок», «болящий» и тому подобное. Греки считают, что Всеведущий Господь не нуждается в таких уточнениях, ибо видит каждого, о ком возносится молитва. Меня удивило, что в обители служат специальный молебен о некрещеных. Многие паломники, да и я сама, подавали записки с именами своих знакомых, близких и дальних, с надеждой, что когда-то Господь вразумит их, и они примут Святое Крещение.

В обители прекрасная библиотека, много книг на русском языке. А совсем недавно в России, в издательстве Саратовской епархии, вышла книга о. Ефрема «Отеческие советы», впервые переведенная на русский язык с новогреческого.

В монастырской книжной лавке большой выбор литературы, икон, можно купить самодельные плетеные четки, витые свечи, компакт-диски с церковными песнопениями. А здешние монахи варят изумительное прозрачное оранжевое желе из кактусов, по вкусу напоминающее клубничный джем.

Обитель расширяется и благоустраивается. Размеренная монастырская жизнь идет своим чередом— в трудах и молитве. Изо дня в день у центрального входа ставят свои автомобили вновь прибывшие паломники, хрустит гравий под их ногами… Они идут в храм по слову Господа: «Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф, 11, 28).

Подошел к концу октябрь, а с ним закончилось и наше пребывание в монастыре… Мы выезжаем за ворота обители, оставляя позади благоухающий оазис Православия в безжизненной пустыне, чудо Американского континента. Покидая это благодатное место, мы искренне надеемся на монашеские молитвы и свято верим в помощь небесных заступников.

Вселенское Православие объединяет людей, независимо от их национальности, традиций, уклада жизни. Объединяют Господь Иисус Христос и его Невеста Церковь. Святой преподобный Антоний, моли Бога о нас!

 Екатерина Чернова, 
Финикс—Нью-Йорк

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.