Серафимовский лазарет

1 (2)Во все времена истории Российского государства Православная Церковь разделяла радости и горести своей паствы. В трагические годы Великой войны (так называли в России Первую мировую войну) множество священнослужителей, монашествующих и мирян совершали церковное служение на фронте и в тылу. В стенах Минской Духовной Семинарии был устроен военный госпиталь.

20 июля 1914 г. Россия, вступившись за единоверную Сербию, начала войну с Германией, оказавшись вовлеченной в крупномасштабный международный конфликт. Очень быстро война наложила свой отпечаток на жизнь всей страны. Вместе со своим народом тяготы военного времени понесла на своих плечах и Русская Православная Церковь. В те нелегкие для России годы Православная Церковь выступила не только как институт духовный, но проявила себя в особой патриотической деятельности церковных учреждений и организаций. Свою посильную жертву на алтарь страждущего Отечества в годы Первой мировой войны принесли и русские духовные школы.

Вскоре после начала войны Св. Синодом 18 августа 1914 г. был учрежден специальный Комитет Красного Креста русских духовно-учебных заведений для оказания помощи больным и раненым воинам действующей российской армии . Учрежден Комитет был по инициативе ректора Петроградской Духовной Академии епископа Ямбургского Анастасия (Александрова). Мысль была та, чтобы на пожертвования от лица служащих духовно-учебных заведений открыть свой лазарет «ближе к театру военных действий».

23 августа 1914 г. в помещении Учебного комитета при Св. Синоде состоялось торжественное открытие и первое заседание новоучрежденного Комитета. Председателем его стал архиепископ Финляндский Сергий (Страгородский), а заместителем—епископ Анастасий (Александров). В тот же день было постановлено открыть во имя преподобного Серафима Саровского этапный лазарет на 50 кроватей, а в случае необходимости развернуться и до 100.

Старшим врачом лазарета Комитет назначил врача-хирурга иеромонаха Николая (Муравьева-Уральского), студента Петроградской Духовной Академии. В состав лазарета должны были войти: 2 врача, 1 заведующий хозяйством—офицер, 7 сестер милосердия, 10 санитаров, из которых—2 студента Духовной Академии, 1 студент университета и один окончивший гимназию,—все они прослушали курс и прошли стаж в больницах.

Первоначально лазарет предполагалось разместить в здании Литовской Духовной Семинарии, но оно к этому времени уже было занято под госпиталь. Архиепископ Литовский Тихон (Белавин) выразил готовность передать под размещение Серафимовского лазарета свой городской дом в Вильно, а игуменья Красностокского монастыря Елена предложила для этой цели здание церковно-учительной школы в своем монастыре. В свою очередь и ректор Минской Духовной Семинарии протоиерей Иоанн Язвицкий известил Комитет, что Минская семинария без ущерба для учебного процесса может разместить в своем здании лазарет на 100 кроватей, и, если возникнет необходимость, предоставить дополнительно часть квартир служащих. Поэтому решено было разместить лазарет в здании Минской Духовной Семинарии .

Открытие лазарета намечено было к началу учебных занятий 1 сентября, однако обстоятельства военного времени вносили свою коррективу в жизнь, и открытие лазарета состоялось несколько позже. Подготовительные работы для его расположения в главном здании семинарии были закончены лишь к 6 сентября.

9 сентября 1914 г. походный санитарный лазарет духовно-учебных заведений Российской империи во имя преподобного Серафима Саровского выехал из Петрограда. Перед отправкой в Минск ему были устроены торжественные проводы.

В 6 часов вечера в церкви столичной духовной академии собрались члены Учебного комитета при Св. Синоде во главе с его председателем архиепископом Сергием (Страгородским), синодальный обер-прокурор В. К. Саблер, профессора академии с их семьями и весь отъезжавший санитарный отряд.

Преосвященным Сергием с епископами Кирионом (Садзагеловым) и Анастасием (Александровым) в сослужении со священствующими профессорами и студентами академии был совершен напутственный молебен. По окончании молебна владыка Сергий произнес слово и призывал Божие благословение на отряд духовной школы, пожелав ему успеха в его высокой предстоящей деятельности. При этом владыка благословил отряд иконой, а всем его членам были розданы специально привезенные крестики.

На вокзал Варшавской железной дороги отряд провожали ректор академии владыка Анастасий, инспектор С. М. Зарин и многие профессора.

Вечером 11 сентября Серафимовский лазарет прибыл в Минск, а 17 сентября в 2 часа дня в здании Минской Духовной Семинарии состоялось торжественное его освящение.

Молебен и чин освящения совершил Минский епископ Митрофан (Краснопольский). Кроме самого Минского Преосвященного на молебне присутствовали: викарий Минской епархии, Слуцкий епископ Феофилакт (Клементьев), командующий войсками Минского военного округа Рауш-фон-Траубенберг, Минский губернатор А. Ф. Гирс, вице-губернатор Н. С. Ченыкаев, губернский предводитель дворянства А. С. Долгово-Сабуров, врачебный инспектор С. Н. Урванцов, ректор Семинарии протоиерей Иоанн Язвицкий, инспектор А. М. Панов, преподаватели и др. По окончании молебна владыка в сопровождении духовенства и всех присутствующих окропил святой водой все помещения лазарета.

В своей проповеди владыка Митрофан говорил: «Лазарет сей устрояется Учебным комитетом при Св. Синоде на средства, собираемые от всех духовно-учебных заведений России. Таким образом, он является детищем всего духовно-учебного мира, а посему судьбами и положением его будут озабочены весьма многие: все те, кто несет на устроение его свою трудовую учительскую лепту. Великою честью мы должны считать, и считаем, что этот лазарет нашел для себя приют в нашей семинарии, и я видел, с какой любовью и усердием корпорация семинарии готовила и приспособляла свои помещения под лазарет. Та же любовь и внимание, несомненно, будут окружать сей лазарет, пока он будет пребывать в Минске».

Лазарет был оборудован, как и планировалось с самого начала, на 50 кроватей, хотя семинарские помещения допускали возможность расширить его при необходимости и до 150 кроватей. В это время лазарет имел шесть палат с койками для больных и раненых, операционную, перевязочную, аптеку, кладовую, две столовые, ванную комнату и помещения для врачей, санитаров и сестер милосердия. Помещения лазарета были обширные, светлые, с прекрасно устроенной вентиляцией.

Все белье для раненых и все постельные принадлежности для лазарета были изготовлены женами и дочерьми профессоров Петроградской Духовной Академии.

Оборудование лазарета обошлось не менее, чем в 10 тысяч рублей, а содержание каждой кровати составляло до 115 рублей в месяц. На его содержание в течение всей войны предполагалось поступление отчислений из окладов служащих в духовно-учебных заведениях, в общей сложности свыше 5000 рублей в месяц. Не мало поступало и частных пожертвований, так, например, 9 сентября через петроградского протоиерея К. И. Ветвеницкого на лазарет поступило 3000 рублей.

2Несколько слов надо сказать о личном составе Серафимовского лазарета. Незаурядную личность представлял собой его начальник—отец Николай (Муравьев-Уральский), в то время единственный в России врач-монах. В 1910 г. он закончил Военно-медицинскую академию, став затем вольнослушателем Петербургской Духовной Академии. Будучи «большим идеалистом» и побуждаемый высокими духовными мотивами, он принял монашество. По отзывам современников, «это был веселый, жизнерадостный, энергичный человек, невольно привлекавший к себе своей обаятельностью и своей отзывчивостью к нуждам ближнего». В предвоенные годы отец Николай как врач много работал в Петрограде, и его отзывчивость к страждущим и больным хорошо были известны «в районе Загородного проспекта и Кабинетской улицы, где он во все время дня и ночи шел безвозмездно врачевать недуги бедноты». Как врач-хирург отец Николай обладал большим опытом, и обстановка военного лазарета, и лазаретная деятельность ему были хорошо известны. Будучи еще студентом Военно-медицинской академии, он во время русско-японской войны работал на Дальнем Востоке в качестве санитара.

Остальной медицинский и санитарный персонал лазарета состоял из младшего врача С. Черниховского, заведующего хозяйством капитана гвардии С. П. Васильева, шести сестер милосердия Петроградской Троицкой общины во главе со старшей сестрой госпожой Кутасовой, которая была на сербской и русско-японской войнах. Из остальных сестер милосердия три были на русско-японской войне и две медички выпускного курса Петроградского женского медицинского института.

Санитарную часть лазарета обслуживали пять студентов-санитаров: студенты Петроградской Духовной Академии С. В. Егоров, В. А. Панасюк (выпускник Холмской семинарии, в 1917 г. окончил Петроградскую Духовную Академию) и Ф. Морозов (вольнослушатель), а также Занфаров (предположительно, студент Университета) и В. Зеньковский (лицеист).

Устроенный в Минской Духовной Семинарии лазарет был принят под покровительство Великой княжны Татьяны Николаевны. Через месяц после своего открытия он был развернут на 100 кроватей и в ноябре превращен в постоянный.

Руководство лазарета и семинарии вместе с врачебной деятельностью проявляло заботу и о духовной жизни раненых. Так, 2 января 1915 г. в праздник преподобного Серафима Саровского было причащено Святыми Таинами 73 раненых. Обращалось внимание и на организацию досуга воинов: устраивались чтения со световыми картинами, концерты.

Самым активным образом в организацию помощи лазарету включились и воспитанники семинарии. Они образовали дружины для переноски прибывающих в Минск раненых с железнодорожных вокзалов в местные лазареты. Большей частью они переносили их в свой Серафимовский лазарет, а также в лазарет, помещающийся в женском училище духовного ведомства. Очевидцы рассказывали, что семинаристы, перенося раненных во время сильного холода и слыша их жалобы на холод, снимали с себя верхнюю одежду и укрывали ими солдат, сами, оставаясь в одних тужурках. Расстояние же до лазарета приходилось проходить не близкое—около 4 верст.

В самом лазарете некоторые из семинаристов, с разрешения отца Николая и благословения владыки Митрофана, исполняли различные поручения, доверяемые им администрацией лазарета. Некоторые из них в качестве санитаров делали перевязки, другие работали в канцелярии лазарета, иные занимались свертыванием бинтов. Для развлечения и утешения раненых семинаристы читали им газеты, а иногда семинарский хор и оркестр балалаечников давал для них концерты.

Не оставляли семинаристы раненых воинов и без религиозного утешения. Разделенные на очереди по 10-12 человек они ежедневно участвовали пением и чтением в совершении ранних литургий и всенощных бдений в семинарской церкви. В случае смерти кого-либо из раненых воинов семинаристы участвовали в их отпевании и провожали на кладбище в тех же группах, которые несли очередь ежедневного богослужения. И все это делалось с большой охотой и любовью.

Кроме Серафимовского лазарета, семинаристы обслуживали и некоторые другие лазареты Минска. Из воспитанников семинарии были организованы четыре хора по 10-12 человек каждый, которые пели всенощные бдения под воскресные и праздничные дни в лазарете №261, в лазарете служащих Министерства внутренних дел, в госпитале Полтавской общины Красного Креста (до ноября 1915 г.), в госпитале Московской Александровской общины, в церкви при военном кладбище и в церкви 2-го и 4-го полевых сводных госпиталей.

В конце августа и начале сентября 1915 г. в виду приближения неприятельских войск Серафимовский лазарет был эвакуирован в город Бородино Московской губернии.

20 декабря лазарет возвратился в Минск.

Бывшие свои помещения он застал в самом плачевном состоянии: почти все электрические провода были оборваны, в окнах было выбито более 100 стекол, через разбитые окна в помещения был нанесен снег, стены оказались в крайне испорченном состоянии. В семинарской церкви также были следы сильного разрушения: стекла выбиты, штукатурка отпадала, электрическая арматура разбита, иконостас отставал от своего места и был несколько поврежден, церковные облачения и утварь совершенно отсутствовали. Восстановить помещения удалось лишь к концу апреля.

Несмотря на встретившиеся трудности, Серафимовский лазарет 1 марта 1916 г. уже развернулся на 150 кроватей: 5 для офицеров и 145 для нижних чинов.

Однако, обстановка в стране становилась все сложнее, что неминуемо сказывалось и на материальном содержании лазарета. В это время по распоряжению Центрального духовно-учебного управления в распоряжение Серафимовского лазарета была передана даже часть семинарских постельных принадлежностей, в виду чего приезжим воспитанникам предлагалось привозить с собой чехол для сенника, подушки и одеяло.

Серьезные трудности переживала в это время и сама семинария. Всю половину 1916 учебного года учащимся приходилось перебираться с места на место. Уроки шли в трех разных помещениях: в мужском духовном училище, в Архиерейском доме и в Екатерининской двухклассной церковно-приходской школе. Спальные помещения для учеников находились в больнице при семинарии, в больнице при женском училище духовного ведомства и в Свято-Духовом монастыре.

Когда именно Серафимовский лазарет покинул стены Минской Духовной Семинарии точно неизвестно, предположительно—в конце 1916—начале 1917 гг. В 1918 г. большевистской властью была закрыта и сама семинария.

Непросто сложилась впоследствии судьба начальника Серафимовского лазарета отца Николая (Муравьева-Уральского). После революции он до 1924 г. работал врачом в частях Красной армии и начальником лазарета в Петрограде. В последующем три года провел в заключении в Соловецком лагере (1927-1924). В 1931 г. был хиротонисан во епископа Кимрского, викария Тверской епархии и в тот же день снова арестован, однако вскоре выпущен. С 10 июня по 22 ноября 1932 г. был епископом Рыбинским. В мае 1933 г. назначен епископом Муромским, но епархией не управлял, снова подвергшись аресту. В 1934 г. был уволен на покой и в том же году арестован и осужден на 10 лет лагерей. В 1948 г. был снова осужден на 10 лет.

В последние годы жизни владыка Николай работал в больницах как врач-отоларинголог. Скончался он 30 марта 1961 г. в Угличе и был погребен возле алтаря Угличской церкви св. Димитрия.

В заключении хочется снова вспомнить слова, сказанные Минским владыкой, священномучеником Митрофаном (Краснопольским) во время освящения Серафимовского лазарета: «Великою честью мы должны считать, и считаем, что этот лазарет нашел для себя приют в нашей семинарии». И это действительно достойная страница в истории нашей духовной школы.

 Щеглов Г. Э.,
преподаватель МинДАиС,
кандидат богословия

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии состоялась презентация сборника публикаций известного белорусского деятеля В. В. Богдановича (1878–1939)

В ходе мероприятия перед слушателями выступил составитель сборника, доцент кафедры истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ А.С. Горный.

В издательстве Минской духовной семинарии вышел сборник материалов XVII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

В состав сборника включены 85 докладов участников форума, выступавших в рамках пленарного заседания, шести тематических секций, а также представивших свои сообщения в секции заочного участия.