Новая встреча с Афоном. Часть вторая

1В прошлом номере мы начали рассказ о поездке небольшой группы белорусских паломников на Святую Гору Афон. Это путешествие принесло всем множество дорожных неожиданностей. Из продолжения повествования вы узнаете, как Господь помогал преодолевать все трудности долгого пути и не лишил нас большой духовной радости.

Путь к монастырю Симона Петра оказался особенно приятным, так как перед нашими глазами постоянно был величественный вид этой удивительной обители. Мы то и дело останавливались, чтобы сфотографироваться на фоне монастыря. Перекрестившись у святых врат, мы вошли внутрь — было около семнадцати часов. На наше удивление мы никак не могли встретить кого-либо из монахов, ни найти архондарик — место, где встречают паломников. После долгих скитаний по старинным запутанным монастырским помещениям мы наткнулись на сидящего монаха. «Идите быстрее на трапезу», — гостеприимно пригласил он. «А мы бы хотели зайти в храм, поклониться святыням», — начали было сопротивляться мы. «Это все после трапезы, сейчас идите кушать». Оказалось ,что мы прибыли как раз к трапезе (во всех афонских монастырях паломники кушают вместе с монахами). Несмотря на наш «нетрапезный» вид (после 12-часового перехода по горам), мы вошли в трапезную, приобщились к вкуснейшей монастырской пище, а потом с другими паломниками вошли в монастырский храм, расположенный прямо напротив трапезной, где приложились к монастырским святыням. Еще на подходе к монастырю Симона Петра мы не раз встречали объявления такого содержания: «Монастырь Симона Петра имеет ограниченные возможности по приему паломников на ночь. Если вы желаете остановиться в монастыре, бронируйте места заранее». Осведомленные и предупрежденные, мы даже и не планировали ночевать здесь. Выйдя из храма, мы все же нашли архондарик и узнали номер такси, на котором мы решили добраться до Кареи — столицы Афона. В архондарике плохо работала мобильная связь, поэтому мне пришлось выйти на улицу, за ворота обители. С трудом объяснив неговорившему по-английски диспетчеру, что нам нужно такси в монастырь Симона Петра, я вдруг заметил подъехавший к воротам обители огромный черный джип (основной тип легкового автомобиля на Афоне). Быстро подбежав к водителю, я на ломаном греческом изложил нашу проблему. О, чудо! Он ехал в нашу сторону и согласился взять всех нас — четыре человека. «Пойдемте быстрее!», — окликнул я своих спутников, подхватывая вещи. «Что, так быстро вызвал такси?», — удивились они. Поскольку все мы бурно и громко выражали нашу радость о таком явлении помощи Божией нам, наш водитель понял,что мы русские ,и тоже обрадовался: он оказался русским парнем Иваном, который уже 11 лет живет на Афоне. Мощный двигатель, комфортабельный салон с кондиционером — и через 40 минут мы уже находились в 100 метрах от Андреевского скита.

2Именно Андреевский скит, а не Пантелеимонов монастырь — первая русская обитель на Афоне. В 20-е годы XIX века после неудачного греческого восстания Афон заняли турецкие войска ,и на Афоне не было ни одного русского монаха. Скит был основан в 1848 г. двумя русскими монахами — Виссарионом и Варсонофием. Тогда же в нем началось активное строительство храмов и жилых помещений для разраставшейся братии. В этом деле участвовали многие русские предприниматели, обильно благотворившие обители. В 1867 г. был заложен собор в честь небесного покровителя скита — святого апостола Андрея Первозванного. В феврале 1879 года, тридцать лет спустя после образования скита, он был переименован по соглашению с кириархиальным Ватопедским монастырем из Новорусского Ватопедского скита в Русский Свято-Андреевский общежительный скит. Это было не просто изменение названия, а получение скитом нового статуса. 1 января 1887 года Свято-Андреевским скитом начато издание журнала «Наставления и утешения святой веры христианской», которое продолжалось до самой революции. К этому времени здесь подвизалось около 300 человек братии. В 1863 году прославилась скитская икона Божией Матери «В скорбех и печалех Утешение», от которой происходили чудеса и в скиту, и во время ее путешествий по России. Где сейчас находится икона — неизвестно.

В 1892 году игуменом скита стал отец Иосиф (Беляев), возведенный в 1894 г. в сан архимандрита. Главный его труд — это завершение строительства Андреевского собора. В 1893 году он активно принимается за строительство этого храма. Любопытно, что собор был заложен ещё в 1867 году — буквально за несколько дней до прибытия отца Иосифа на Афон. Но с тех пор были заложены только фундамент и своды. В это время в Петербурге обращает свои взоры в сторону русской святыни на греческой земле знаменитый предприниматель и меценат, золотопромышленник и миллионер И.М. Сибиряков, ставший через несколько лет монахом Андреевского скита и после недолгой монашеской жизни почивший в сорокалетнем возрасте на афонской земле. Он благотворил многим храмам и обителям в России, жертвовал на медицину и образование, обеспечил всех рабочих своих золотых приисков пожизненной пенсией. Настоятелю подворья Андреевского скита в Петербурге архимандриту Давиду он пожертвовал астрономическую по тем временам сумму — 2.400.000 рублей, предоставив ему распоряжаться ей по своему усмотрению. Часть этих денег была истрачена отцом Давидом на строительство самого подворья, а половина этой суммы была передана отцу Иосифу и израсходована на строительство собора. К 15 октября 1897 году храм был в основном закончен. Собор был оштукатурен снаружи и внутри, покрыт кровлей, были сняты леса и установлены всё четырнадцать крестов на главках. В 1898 была закончена настилка полов. В этом же году из Петербурга доставили изготовленный мастером Кондратьевым иконостас. В знак особого благоговения к святыне он был перенесён с пристани Дафни в монастырь (12 верст по гористой местности) на руках монахами скита и келиотами. Сегодня скитом эту обитель можно называть лишь относительно.

16 июня 1900 года Свято-Андревский собор был освящён Константинопольским патриархом Иоакимом III в сослужении епископа Волоколамского Арсения (Стадницкого), ректора Московской Духовной Академии. Собор стали называть «Кремль Востока», как самый большой православный храм на Балканах и в Греции.

3После революции скит постепенно пустел, и в настоящее время в нем подвизаются греческие монахи. Скит, как и ранее, подчиняется греческому монастырю Ватопед.

В огромном скиту мы все же быстро нашли архондарик, который был закрыт — шла служба, точнее, она уже заканчивалась. Я подошел к дверям домовой церкви. Служба закончилась, и монахи стали выходить из храма. Один из них подходил ко всем паломникам с одним вопросом: «Do you have a room?» (У вас есть комната? — англ.). Я с радостью ответил ему : «Нет, нет, нас четверо!» Мы записались в книгу регистрации паломников и разместились в компактной четырехместной комнате, которая после многочасовых горных переходов показалась нам царским чертогом. В три часа утра мы проснулись. Вскоре началось богослужение: полунощница, утреня, часы и Божественная литургия — до 8 часов утра. Затем великолепный завтрак в многонациональной компании паломников (русских, болгар, румын, греков), и мы уже собираемся в Карею — столицу Афона(до неё — около 500 м).

В Карее находится храм Божией Матери XII века, монашеское правительство — Протат, состоящее из представителей каждого из 20 монастырей, и монастырские лавки — магазины, торгующие церковными товарами, а также продуктами питания, промтоварами и т.д. Карея — это еще и узловой пункт скопления потока паломников: больше всего их сходит в порту Дафнии, откуда на автобусе по широкой горной дороге они доезжают до Кареи, а отсюда на микроавтобусах — по разным окрестным монастырям, до которых есть автомобильная дорога. Несколько часов хождения по магазинам, посещение булочной, где работает молодой минчанин, чай в кафе и отправление на микроавтобусе в монастырь Ксенофонт, не доезжая до которого, мы выходим и по горной тропе идем к русскому Свято-Пантелеимонову монастырю. Здесь мы еще раз помолились за богослужениями суточного круга и после Божественной литургии и трапезы сели на корабль, отплывавший в Уранополь. Наше афонское паломничество завершилось.

В монастыре мы также познакомились с иеродиаконом из Троице-Сергиевой Лавры, который паломничал вместе со своими знакомыми. Мы подвезли их до Фессалоник, и по дороге наши новые попутчики показали нам, где свернуть, чтобы доехать до очень известного монастыря — обители великомученицы Анастасии Узорешительницы.

В древнем храме обители нас поразили огромные полутораметровые свечи, которые паломники ставили у чтимых икон в специальные подсвечники c высокими держателями.

4Следующая остановка по дороге к Салоникам – монастырь святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова в местечке Суроти, основанный старцем Паисием (Эзнепидисом), книги которого очень популярны во всем православном мире, в том числе и в Беларуси. Мы поклонились могиле старца, постояли на службе, приложились к святыням и двинулись в дальнейший путь.

Небольшая остановка в Салониках — для пополнения дорожных запасов продовольствия — и вот мы уже движемся в сторону турецкой гостиницы. Наступил вечер, и мы вновь решили заночевать в приглянувшемся нам городке Комотини (где мы останавливались по дороге на Афон) в той же гостинице «Демокритос», где нам даже вернули забытые нами в прошлую ночевку вещи.

На следующий день, быстро добравшись до турецкой границы, мы вынуждены были ожидать своей очереди около 3 часов — в дневное время поток автомобилей и автобусов огромен. Это стало внешней причиной всех наших дальнейших беспокойств. Уже приближаясь к Стамбулу(было около 15 часов), мы решили связаться с представительством нашей судоходной компании, и с большим удивлением узнали, что наш автомобиль должен был быть в порту в 13:00.Следовательно, мы, во-первых, опоздали, а во-вторых, для автомобилей на судне свободных мест больше нет. Около десяти звонков разным авторитетным лицам никакого результата не дали. К Стамбулу мы приближались с большим беспокойством и в усиленной молитве. Непросто оказалось и проехать по городу к морскому порту. Мы взяли таксиста, не разговаривавшего по-английски, и следом за его автомобилем, пробираясь через бурный поток машин, все же добрались к 17:00 до морвокзалу. Поскольку мы были поставлены перед фактом, что машину на борт не возьмут, а попытки пристроить её на другие корабли не увенчались успехом, было принято решение: оставить микроавтобус в городе (платной стоянки тоже не нашли), а водителю вернуться за ним через две недели, когда из Стамбула будет рейс на Одессу. Забрав из машины самое необходимое и оставив большую часть покупок, мы поднялись на борт «Южной Пальмиры» — нашего корабля. Но поскольку надежды на лучший исход событий мы не оставляли, часть группы продолжала молиться, а батюшка и водитель пошли беседовать к капитану и его старшему помощнику. К нашему большому удивлению, разрешение на погрузку автомобиля было получено! Слава Богу! Оставалась лишь одна проблема — прохождение таможни. Всю ночь шла погрузка товара турецких и украинских челночников в трюм корабля. Более ста небольших грузовых автомобилей заполнили пирс. Погрузка продолжалась и утром, благодаря чему наш водитель успел спокойно пройти таможенное оформление. Наконец, в 14:00 корабль с нами и нашим автомобилем на борту отплыл. Это было очень сильное испытание для всех нас. Плавание прошло в глубоких духовных размышлениях.

Через 24 часа мы выгрузились в порту Одессы и взяли курс на Минск. На следующий день, 29 октября 2006 года, в 8 часов утра мы прибыли в столицу Беларуси.

 Бубнов П. В., кандидат богословия

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии состоялось заседание Ученого совета

В ходе заседания были подведены итоги первого семестра 2018/2019 учебного года и принята резолюция относительно поддержки позиции священноначалия Русской Православной Церкви в связи с посягательством Константинопольского Патриархата на каноническую территорию Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

Представители Минской духовной семинарии приняли участие в Общем собрании Минской епархии

В работе собрания приняли участие ректор Минской духовной семинарии архиепископ Новогрудский и Слонимский Гурий, секретарь Ученого совета протодиакон Георгий Пшенко, заведующий кафедрой церковной истории протоиерей Александр Романчук и проректор по научной работе доцент А.В. Слесарев.