Источник зла

1 (1)Достоевский сказал: «Дьявол с Богом борется, а поле битвы–сердца людей». Борьба эта хотя и не видима для глаз человеческих, но происходит постоянно. Сердце человека может быть вместилищем, как добра, так и зла. Эти аксиомы духовной жизни доказывает и прекрасно иллюстрирует фильм «Призрак оперы».

Одним из прекраснейших даров Божиих, наблюдаемых нами в этом мире, можно по праву назвать искусство. Именно оно переполняет сердца людей радостью, умилением и красотой. Благодаря искусству человек способен заглядывать в глубины своей души и познавать психологию других людей. В этом кроется и сама суть Того, Кто сотворил Вселенную своим премудрым промыслом—Бога.

Именно наш Создатель по праву может называться истинным и самым великим из всех художников, каких когда-либо знало человечество. Рембрант, Джотто, Пикассо и сотни других великих художников являются на фоне Творца всего лишь слабыми подражателями, копировавшими лишь то, что было «написано» изначально. Чтобы убедиться в этом, давайте пристально посмотрим на прекраснейшее творение под названием «человек». Взгляните в глаза влюбленного юноши; девушки, очарованной мужской силой; матери, держащей на своих руках младенца; монаха, ведущего свою сакральную беседу с Богом. Во всем этом мы можем увидеть отблеск блаженного, райского, некогда утраченного состояния.

Самым первым произведением искусства были сцены охоты и домашнего быта племен древних людей. Параллельно с этим начали появляться каменные и деревянные статуэтки, сделанные руками человека. Спустя столетия мастерство совершенствовалось, возникали более сложные и замысловатые произведения искусства. В процессе градации они привели к появлению того, что сейчас принято называть высшим достижением цивилизации—кино. Этот вид искусства помогает человеку заглянуть в мир, где ярко и красочно представлены люди и животные, стихии природы и подводный мир, наконец: добро и зло, свет и тьма. Эти две противоположности подвластны праву выбора человека. Первоначально, кино было призвано дать более точное представление о сути этих вещей, но за краткий исторический промежуток оно превратилось в орудие, в своем большинстве работающее во вред человечеству. Но, несмотря на это, по-прежнему создаются великие кинокартины, заставляющие умиляться, радоваться, плакать… Такие ленты способны дать зрителю ответы на многие вопросы, волнующие наш пытливый ум.

Одной из качественно поставленных картин стал мюзикл «Призрак оперы». Фильм был снят по одноименному произведению Эндрю Ллойд Веббера («The Phantom of the opera»). Сюжет картины проистекает из событий, происходящих в Париже в 1919 году. Начинается фильм в серых тонах, свойственных кинолентам того времени. К заброшенному театру, повидавшему на своем веку страшный пожар, приближается автомобиль, из которого при помощи сестры милосердия выходит старик. Его тут же аккуратно усаживают в коляску, и они направляются к заброшенному театру, где в это время проходит аукцион. Ветер метет листья, в воздухе пролетают клочья бумаги, двигаются куда-то прохожие. В глазах мужчины видна не то грусть, не то нахлынувшие неведомо откуда воспоминания. Его взгляд хранит в себе «нечто», закрытое для постороннего сознания, а тем более, зрения. На аукционе старик покупает лишь одну вещь—старую фигурку обезьянки с цимбалами, найденную когда-то в подвале театра. В это время на экране появляется еще один персонаж—пожилая дама, во взгляде которой зритель сразу может увидеть что-то, схожее со стариком. Таинственный голос поет непонятно к кому обращенные слова: «Все точно так, как помнила она: мы все умрем, а ты останешься одна…». Строки песни кажутся еще более странными ввиду того, что звучат в начале фильма как некий мистический гимн, увлекающий нас вглубь неизвестных событий, точнее, их предистории.

1 (1)Продавец аукциона объявляет следующий лот: разбитая люстра. Она стоит под номером «666»—числом, представляющим собою мистическое название антихриста, встречающееся в Апокалипсисе. Впервые оно появляется в Третьей Книге Царств, где указана мера золота, ежегодно поступающая к царю Соломону (3Цар. 10:14; 2Пар. 9:13). Затем мистическое «число зверя» нам открывает тайновидец Иоанн Богослов: «Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть» (Откр. 13:18). Толкователи давали множество имен и названий зверю, буквы или сумма букв которых подводились под число 666, однако «тщательное познание печати, как и прочего написанного о ней, откроет бодрственным опыт и время. Ибо если бы нужно было ясно знать это имя, то открыл бы его видевший. Но благодати Божией неугодно было, чтобы имя растлителя написано было в Божественной книге»,—говорит святой Андрей Критский.

Почему же какая-то люстра была поставлена на аукционе под столь известным лотом? Ответ на данный вопрос мы находим в воспоминаниях, охвативших старика. Серый театр, объятый неким невидимым дыханием, начинает моментально преображаться разноцветными красками и эффектами. Под его сводами вспыхивает огромная хрустальная люстра, на сцене зажигаются факелы, зрительские места занимают живые люди, как бы воскреснув из далекого прошлого, чтобы поделиться с нами своей тайной.

Предпоследние сюжеты мюзикла покажут нам все это, но только уже в другом настроении: панике, ужасе, метании в поисках спасения, тогда, когда на зрителей будет падать та самая люстра—итог злой игры одного из главных героев мюзикла. Ну, а пока, публика жаждет зрелищ в надежде приятного отдыха и новых впечатлений.

Закулисная жизнь театра дает нам картину полной распущенности его руководства и большинства актеров, представляющих собой даровитую публику, которая не может жить без алкоголя, разврата и, конечно же, самовлюбленности. Но там же (как, наверное, и в нашей жизни) мы можем наблюдать и прямо противоположное.

На экране впервые появляется юное очаровательное создание по имени Кристина. Она является одной из тех, к кому приходит весть о смене владельца театра. Эта новость, несомненно, радует Кристину и всю труппу. Но радость становится неким тихим ностальгическим ликованием, когда девушка узнает в лице хозяина театра свою «детскую любовь»—того человека, с которым она провела лучшие дни своей жизни.

Светлые чувства между молодыми людьми вспыхивают с новой силой, но уже в ином качестве, приобретая вид более осознанных взаимоотношений, ответственность поступков и слов. Казалось, происходит то, что неизбежно должно быть в таком случае. Но тишину и безмятежность влюбленных обрывает «призрак», живущий в тайных недрах театра. Он не один год наводит на всех панику и ужас, ставя свои условия и требуя плату за «пользование его театром». Этим все могло бы и закончится, но…призрак тоже «влюблен» в юную Кристину и, в отличие от Рауля, заявляет об этом вполне жестко и определенно, что мы видим из дальнейших драматических событий. «Обезумевшая тварь» готова идти на любые жертвы и преступления, чтобы завладеть плотью неискушенного создания. «Ангел музыки», как ошибочно называет его Кристина, обращаясь к нему в своих частых молитвах, на самом деле представляет собой простого человека. Но девушка настойчиво желает видеть в этом «призраке» дух своего покойного отца, который когда-то обещал всегда быть рядом с единственной дочерью. Жизнь «призрака» была одной большой трагедией. Он, родившись уродом, попал в цыганский табор, где его прозвали «исчадие ада». Трагедия мальчика обернулась для цыган поводом заработать лишнюю копеечку, показывая любопытным зевакам «бесенка, демона, адское отродие». Но однажды страдальцу удается бежать, в чем ему помогает сверстница, шокированная жестокостью по отношению к невинному человеку (дочь этой девочки мы видели в начале фильма на аукционе). Мальчик убивает подвыпившего цыгана, зашедшего к нему в клетку, чтобы избить в очередной раз. Помогая «бесенку» в побеге, девочка скрывает страдальца в подвалах театра в надежде уберечь его от преследователей.

1 (1)Именно при таком стечении обстоятельств «рождается призрак оперы», который, обитая большую часть своей жизни в подземелье, все глубже укореняется в ненависти к тем, кто живет над ним, вне подземелья. К этой ненависти присоединяется похоть плоти, жаждущей насладиться девственной чистотой Кристины. Огонь, не дающий «призраку» покоя, все сильнее жжет его душу. Но, однажды ему все-таки удается завладеть девушкой. Казалось, желанное в руках! Вот только почему оно не приносит радости и утешения? «Призрак», приблизившись к чистому и невинному созданию, почувствовав вкус ее уст, отталкивает Кристину. Он приходит в неистовство и, «как тает воск от лица огня» (Пс. 67:3), бежит от девушки, не посмев причинить ей вреда.

Приблизительно так вкратце можно описать сюжет фильма. Но он не представляет ценности, если не разобраться в его смысловой композиции. Фильм является глубоко христианской картиной, отображающей вечную проблему бытия добра и зла. «Христос лучше всех поэтов понимал, как прекрасны цветы в поле; но это было для Него поле битвы. И если Его слова значат для нас хоть что-нибудь, они значат прежде всего, что у самых наших ног, словно пропасть среди цветов, разверзается бездна зла». Эти слова Г. К. Честертона дают нам очень точное представление о том мире, в котором нам приходится жить и с которым мы непременно вынуждены сталкиваться. Но откуда же взяться этому злу, если Бог, создавший окружающий нас мир, является лишь позитивом и даже больше того—Любовью (именно так звучит одно из библейских определений Творца). Церковное учение представляет Бога благим и всеправедным, но если посмотреть на этот мир, то мы увидим, к своему изумлению, совсем противоположное. Я думаю, примеры здесь будут излишни. Так что же такое зло и каков его настоящий источник?

«Призрак оперы» помогает нам заглянуть туда, откуда в действительности всегда появляется зло, а именно—в человека. Не в его «тело во всех состояниях и проявлениях, как таковых, а в человеческий духовно-душевный мир—это истинное местонахождение добра и зла», как писал Иван Ильин. Более точно мысли философа можно выразить словами Сократа, над которым однажды захотела поиздеваться проститутка. Сократ прогуливался со своими учениками по городской улице и, вероятнее всего, стал объектом любопытства «жрицы любви». Та, подойдя к мудрецу, стала унижать Сократа, обещая всего несколькими словами заманить к себе в объятия его последователей, которых философ, как известно, учил некоторым нормам жизни, близким к христианскому целомудрию (истолкованному правда в языческом духе). Сократ поступил так, как это было свойственно разве что философу. Он дал блуднице простой ответ, от которого та, как будто облитая помоями, убежала: «И в этом нет ничего удивительного, ведь ты зовешь людей вниз, что примитивно просто, (плыть по течению), а я зову их вверх, что намного сложнее (бороться с течением)». Ладье, плывущей по бурным потокам горной реки, подобна наша жизнь, и чем усерднее мы будем работать веслами, борясь с течением, тем ровнее она будет плыть. А в итоге, прийдя к конечной точке пути, из ладьи выйдет не хлюпик, разнеженный жизнью, а самый настоящий воин, повидавший многое на своем веку. Такой человек, если он только выдержит бой до конца, сможет быть идеалом для тысяч других людей. Не так ли происходит со святыми? Борьба со злом и его преодоление в самом существе готовят таинственную встречу человека с Богом.

Воплощением зла является один из главных героев—«призрак». Всем своим существом он явно показывает зрителю причину и цель своего влечения к юной девушке. Этой причиной является вовсе не любовь, которая присуща каждому человеку, пусть и самому уродливому физически или духовно. Как раз бездуховность «призрака» показывает нам его страстность, которую герой пытается оправдать любовью. Но из нее вырастают слепота, пристрастие, своекорыстие, уродливость чувств. Добро по самой своей природе религиозно, да и как иначе? Ведь оно состоит в зрячей и целостной преданности Божественному. Зло, напротив, слепо и черство ко всему высокому, неземному.

Кристина, наивное и светлое создание, живущее детскими молитвами и грезами наряду с творчеством, подает нам отчетливый пример душевной чистоты. Ведь это дитя не в состоянии отличить даже черное от белого, не говоря уже о таких сложных вещах, как добро и зло. Приблизительно в таком же состоянии оказалась когда-то и наша праматерь Ева, соблазнившаяся плодом древа в Эдемском саду. Но разве она могла знать что-либо о том падшем существе, которое зовется Люцифером? Как человек, она стояла между двумя полюсами—Богом и сатаной, а единственным оружием против второго была только собственная воля, приведшая человечество ко грехопадению. Главная героиня испытывает нечеловеческие страдания, ее сердце и душа рвутся на части. Что делать? Ведь она, как человек, искренне жалеет «призрака» и, проявляя к нему любовь и сострадание, готова пожертвовать собою, обрекая саму себя на пожизненные муки. Кристине оказывается понятной ненависть обитателя подземелья ко всему обществу и миру в целом. И это понимание самого источника зла, таящегося не в космическом творении Божием, но в отдельных личностях, интуитивно приводит Кристину к осознанию: зла, как чего-то самостоятельного, просто не существует. Зло, по словам В. Н. Лосского, паразит, «существующий только за счет той природы, на которой паразитирует… Зло есть бунт против Бога… Зло относится к перспективе не сущностной, а личностной». Какой поразительный вывод мы находим в душе наивной Кристины! Именно дитя своей жизнью и душевными терзаниями открывает нам эту истину (Мф. 18:3).

Рядом с Кристиной есть другой человек—Рауль. Он готов без колебания отдать свою жизнь за Кристину. Чувство истинной любви и привязанности к этой девушке не позволяет бросить ее в руки злу. И даже смерть, дышащая Раулю в затылок, ни на миг не останавливает его порыва к самопожертвованию. В его словах, чувствах и действиях не видно своекорыстия, жестокости, насилия—все это покрывает любовь. Он послушен своей возлюбленной во всем, даже в тот момент, когда готовый пронзить шпагой «призрака», носителя самого зла, слушает голос Кристины, взывающей к милости, а не жертве (Мф. 9:13).

…По кладбищу неспеша, идут двое людей, везущих в коляске старика. Они приближаются к мраморному памятнику. Старик из последних сил встает и, не в состоянии сдержать своих чувств, тихо плачет. Это не слезы горя. Скорее, это слезы предчувствия чего-то приближающегося, чего-то вечного, что навсегда сможет соединить два любящих сердца. «Кристине, графине Де Шаньи, возлюбленной жене и матери»,—гласит надгробная надпись. К ней с фигуркой обезьянки в руках склоняется Рауль—любящий супруг, ожидающий скорой встречи.

Такова всепобеждающая любовь. Она не подвластна смерти и тлению. Она представляет лишь вечность, и только к ней тяготеет всем своим существом. И. А. Ильин говорил: «Духовная любовь может вызвать в душе духовное прозрение (как бывает у одних людей), или же (как бывает у других) духовное прозрение вызовет к жизни пламя веры. Тогда вера может превратиться в средоточие души и в действительный путь жизни».

 Сергей Шейко,
студент 3-го курса МинДС

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.