Окно в вечность

1 (1)Икона украшает храм, но она также тесно связана и с богослужением Церкви. Священный образ является свидетельством воплощения и вочеловечения Христа—Сына Божия. И самое главное, икона—это не картина на религиозный сюжет, а окно в вечность, через которое мы обретаем видение красоты духовного мира.

Представим себе человека, вся сознательная жизнь которого прошла в длинном коридоре, освещенном несколькими тусклыми лампочками. И вот, однажды, он открывает единственную дверь, мимо которой столько раз равнодушно проходил мимо, и попадет в светлую комнату со множеством окон, каждое из которых выходит в цветущий сад. Трудно вообразить, насколько велико было бы эмоциональное потрясение человека, который открыл для себя другой мир, другое пространство. Подобную гамму чувств переживает, наверное, и каждый человек, впервые осознанно переступивший порог храма. Икона является неотъемлемой частью Православия. Без нее трудно представить храм и богослужение, дом верующего. Рождается человек или умирает, отправляется в дальний путь или начинает любое дело—всю его жизнь сопровождает священный образ. Перед ним молятся, его целуют, к нему относятся как к святыне.

Православные храмы полны икон. Они расположены на иконостасе, на стенах, в киотах и на аналоях. «Они ставят очень много икон»,—заметил английский купец Ричард Чанселор, посетивший Россию в царствование императрицы Елизаветы I. При украшении храма различные иконографические сюжеты и изображения располагаются не произвольно, а согласно определенной богословской схеме, так что все здание образует одну гигантскую икону—образ Царства Божьего. Существует развитая система символов, регламентирующая украшение каждой части церковного здания. Иконы, фрески и мозаики представляют собой не просто орнаменты, призванные придать храму «привлекательный вид»—они исполняют определенную богословскую и литургическую функцию.

В православной традиции икона является не просто украшением храма или предметом богослужебного обихода. Икона непосредственно связана с литургией, с храмом, с таинствами Церкви. Вне этого контекста икона не вполне понятна. Наполняющие храм иконы служат местом встречи неба и земли. Множество икон служит видимым выражением «Неба на земле». Храм является «иконой мира», а икона в нем, как организующее начало, создает духовное пространство для литургии, в которую каждый верующий входит как образ Божий. Вот почему икона составляет неотъемлемую часть литургии. Собрание верующих молится, окруженное образами Христа, Божьей Матери, ангелов и святых, и эти видимые образы непрестанно напоминают верующему о невидимом присутствии всего небесного сообщества на литургии. Все это служит одному—настроить душу человека на созерцание красоты будущего мира, помочь «всякое житейское отложить попечение» и обратить сердце к небесному. Молящиеся чувствуют, что стены храма как бы открываются навстречу вечности, ведь иконы—это окна в нее. Иконы помогают понять, что земная литургия есть одно с великой небесной Литургией.

Слово «икона» значит «образ, изображение, портрет». И это относится прежде всего к образу Иисуса Христа. Он—первая икона и единственный образ Бога. Апостол Павел называет Христа иконой Бога Отца: «Он есть образ Бога невидимого» (Кол. 1:15). Икона—это священный образ, в котором находит отражение телесное и духовное, человеческое и божественное, видимое и невидимое. Икона дает возможность приобщиться к опыту Церкви (прежде всего, к опыту Святых Отцов), помогает понять ту весть, что несет миру Православие, воспринять тот взгляд на мир, который присущ христианскому миросозерцанию в целом.

То, что Евангелие передает словами, икона возвещает красками. Отсюда и одно из ее названий—«Евангелие в красках». Икону называют «умозрением в красках», но это умозрение не частное, а соборное. Икона—откровение Божие, высказанное языком линий и красок, которое дано всей Церкви и каждому человеку. Икона—плод творчества всей Церкви, часть ее Предания. Икона не просто картина на религиозный сюжет, призванная пробуждать соответствующие эмоции у зрителя. Это один из путей, каким Бог являет Себя людям. Через икону мы обретаем видение духовного мира. Если картину называют окном в окружающий мир, то икону можно назвать окном в мир невидимый. Она не изображает то, что привычно для человека в его повседневности, а являет нам Царство будущего века. Икона—это образ святости, Божественного присутствия. Она предстает перед нами, как большая открытая книга.

Цель иконы—направить наше внимание к Первообразу через единственный Образ Воплощенного Сына Божьего, к Богу Невидимому. И этот путь лежит через выявление образа Божия в нас самих. Почитание иконы есть поклонение Первообразу. Молитва перед иконой есть предстояние Непостижимому и Живому Богу, и икона—только знак Его присутствия. Эстетика, красота иконы—это лишь малое приближение (словно едва проступающей контур, не совсем ясные тени), к нетленной красоте будущего века. Созерцающий икону похож на постепенно прозревающего человека, который исцеляется Христом (Мк. 28:34).

1 (1)Икона изначально писалась с точки зрения вечности, изображая иной мир, «новое небо и новую землю» (Откр. 21:1), где уже совершена победа Христа—победа добра над злом, жизни над смертью. Икона вне времени. Она—отражение иного бытия в нашем мире. Поэтому для иконы не подходит реалистический, вернее натуралистический, способ передачи. Язык иконы—символы и знаки, в которых прозревается образ грядущего Царства. Изображения изначально и мыслились как символичные. По преданию, первым иконописцем был святой апостол и евангелист Лука, и, согласно тому же преданию, он изображал совсем не то, что видел—изображал явление Пресвятой Девы Марии с Богомладенцем, а не Божью Матерь и тридцатилетнего Христа.

Действительно ли Христос—истинный Бог и истинный Человек в одном лице? В положительном ответе на этот вопрос заключена фундаментальная тайна христианской веры, из которой следует поклонение иконам. Иначе говоря, как Воплощение служит основой для иконы, так и икона свидетельствует о Воплощении. Божественное Слово в таинственном акте Воплощения соединилось с человеческой плотью (Невидимый и Неприступный стал Видимым и Доступным для человека), поэтому отрицание Воплощения означает отрицание иконы, и наоборот. Икона есть зримое свидетельство снисхождения Бога до человека и стремление человека к Богу, зримое и осязательное свидетельство единения тварного начала человечества и Божественного нетленного бытия. Образ напоминает о том, что Бог сделался Ликом, и человек в общении с Воскресшим Христом обретет подлинное лицо.

Созерцание иконы не есть акт эстетического любования, хотя эстетические ценности в христианской культуре играют не последнюю роль. Созерцание иконы—это прежде всего молитвенный акт, в котором постижение смысла красоты переходит в постижение красоты смысла. Отец Павел Флоренский утверждал, что икона всегда либо больше, либо меньше произведения искусства—все решает внутренний духовный опыт предстоящего. Молитвенное созерцание проходит сквозь икону и останавливается лишь на ее живом содержании. Созерцание иконы предполагает концентрацию человека на том, что в нем самое главное, на его центре, на образе Божьем. Икона—произведение более молитвенное, чем художественное. Она создается молитвой и ради молитвы, и ее естественная среда —храм и богослужение. Икона в музее—это нонсенс. Там она не живет, а только существует, как засушенный цветок в гербарии или бабочка на булавке в коробке коллекционера. Вырванная искусственно из своей среды икона становится безгласной.

Икона источает радость и возвещает славу Божию. Условный знак иконы является отражением неполноты наших знаний о Божественной реальности, и в то же время это знак, указывающий на существование красоты абсолютной, которая сокрыта в Боге. «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1Ин. 1:5)—вот образ истинной Божественной, спасительной красоты. Истинная красота не нуждается в доказательствах, и икона ничего не доказывает, она всего лишь показывает. Икона—это неопровержимая очевидность и веский аргумент существования Бога. Икона показывает не пышущий пламенем страстей наш, человеческий мир, а наполненный нетварным духовным светом мир Божий.

В идеале, вся человеческая деятельность—иконологична. Человек пишет икону, прозревая истинный образ Божий, но и икона создает человека, напоминая ему об образе Божьем, сокрытом в нем. Через икону человек пытается вглядеться в Божий лик, но и Бог смотрит на нас через образ. «Теперь мы видим как сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь я знаю отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан» (1Кор. 13:9,12). Французский исследователь иконы Мишель Кено во время путешествия по Святой Горе Афон был поражен глубоким родством между ликами византийских фресок и многими лицами встреченных монахов. И это не удивительно: этих иноков питала одна Вода Жизни, их глаза были обращены к одному Свету, лица их лучились тем же Солнцем—Христом, Женихом Церковным.

 Дмитрий Палинский,
студент 3-го курса МинДС

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.