Святитель земли нашей

1Белорусские земли изначально входили в состав Киевской митрополии. Одним из наиболее деятельных киевских архипастырей в XV веке являлся митрополит Макарий, который занимался решением многих церковных и политических вопросов. В этом году исполняется 500 лет со дня его мученической кончины.

Ни для кого не секрет, что на долю белорусского края за его многовековую историю выпало немало бед и страданий, которые наш народ мужественно вынес на своих могучих плечах. Из-за своего географического положения Беларусь всегда была объектом хищнических взоров более сильных соседей. В средневековой истории нет ни одного десятилетия, чтобы страна не подвергалась вторжениям вражеских армий. Причем враги шли с разных направлений—с северо-запада, северо-востока и юга. Разгромив одних, наши предки сталкивались с другими, более опасными. Сокрушив в 1410 году в великой битве при Грюнвальде Тевтонский орден, белорусы рассчитывали на мир и безоблачное небо, однако на место рыцарей встали татары. Они не стремились к завоеваниям территорий; их интересовал только грабеж. Именно татарские набеги стали «бичом Божьим» для Беларуси XV—первой половины XVI века. Именно для защиты от татар в конце XV века был возведен Мозырский замок.

Мужественная борьба народа всегда рождала героев, память о которых хранилась веками и передавалась из поколения в поколение. Но из-за политических перипетий XIX-XX веков белорусов заставили забыть имена выдающихся личностей, которые, не задумываясь, отдавали жизнь за свою страну. Думается, что сегодня, когда Беларусь вновь обрела государственность, мы обязаны возродить память о великих людях нашего прошлого. Именно о таком герое, истинном духовном отце народа хотелось бы сегодня рассказать.

1 мая 1497 года недалеко от Мозыря произошло событие, отозвавшееся в веках. Дадим слово летописцу-современнику, лично знавшему человека, о котором пойдет речь: «1497 года, мая 1 дня, на шестой неделе после Великаго Дня (Пасхи), в понедельник, безбожные перекопские татары убили Преосвященнаго Макария в селе Скриголов, за пять миль от Мозыря, на реке Бчичь… Он отправился в Киев, желая помочь Софии, церкви Божией, разоренной прежде того теми же нечестивцами… Душа святителя, по разлучении с телом, перенесена ангелами в горний Иерусалим на лоно Авраамово, а обезглавленныя мощи праведника, прославленныя нетлением, взяты были благочестивыми жителями Скриголова и перенесены в Киев, в храм Софии».

Из летописной записи видно, что в 1497 году недалеко от Мозыря (современное Скрыгалово) перекопские татары убили Предстоятеля Православной Церкви Великого Княжества Литовского и Русского—митрополита Киевского и всея Руси Макария. Как такое могло случиться? Кем был этот великий человек, выполнивший с лихвой свой святительский долг? На эти вопросы мы и постараемся ответить.

О жизни и деятельности священномученика Макария известно крайне мало, но и из того, что дошло до нас, можно заключить, что человек этот был в высшей степени достоин славы, которой его сподобила мученическая смерть. Нам не известно, когда он родился, как пришел к служению Богу, когда был пострижен в монахи. Впервые на арену истории этот человек выходит уже в сане архимандрита Виленского Свято-Троицкого монастыря—главного монастыря в государстве. Православная Церковь ВКЛ в этот период переживала очень тяжелые времена. Дело в том, что экспансия Римской Церкви происходила на фоне злоупотреблений со стороны католического духовенства. Еще со времен Витовта постоянно предпринимались попытки заключить церковную унию с Римом, то есть подчинить Православную Церковь Римскому папе. Поэтому православным за свою веру и образ жизни приходилось сражаться на два фронта: бороться с прямой экспансией католичества и попытками правительства принудить православных подчиниться Ватикану.

Макарий был известен своей высокой подвижнической жизнью, примерным благочестием, непоколебимой преданностью Православию и тщательным выполнением возлагавшихся на него обязанностей. Когда он был избран архимандритом Виленского Свято-Троицкого монастыря, то привел обитель в цветущее состояние, построил странноприимный дом, неустанно следил за укреплением дисциплины среди монахов и благочестия среди мирян. Именно поэтому, когда в 1494 году умер митрополит Иона, собором православных епископов ВКЛ архимандрит Макарий был возведен в сан митрополита Киевского и всея Руси.

Служение митрополита Макария выпало на очень тяжелое время. Страна находилась в состоянии постоянной войны с татарами, которые каждый год врывались в пределы ВКЛ, грабя, разоряя и сжигая все на своем пути. Владыка не просто сочувствовал своей пастве. Страдания народа и бессилие правительства он принимал очень близко к сердцу. С момента основания отдельной митрополии для ВКЛ резиденция митрополитов Литовских и Русских находилась в Новогрудке под защитой неприступных стен замка. Но престол должен был находиться в Киеве, и потому митрополит Макарий стремился именно туда, чтобы пастырским словом поддержать отчаявшихся, утешать страдающих, вселить веру в души своей паствы. Киев перестал быть фактической столицей митрополитов Русских и Литовских (здесь и далее подразумеваются Украина и Беларусь) со времени его разрушения монгольским ханом Батыем в 1240 году. В 1482 году крымские татары в очередной раз штурмом взяли и разрушили «мать городов русских», причем, как говорят летописи и документы великокняжеской канцелярии, этот погром превзошел все, которые Киев переживал до этого. Великий князь Литовский и король Польский Казимир-Андрей восстанавливал город заново, а затем заселял его новыми людьми (около 20000 человек), которых переселил из белорусского Поднепровья.

Митрополит Макарий долгое время не мог вырваться в Киев, так как неотложные государственные и церковные дела вынуждали его присутствовать в столице при дворе великого князя Александра. Особенно много внимания и сил требовали от владыки церковные дела. Дело в том, что в те времена государственная власть, магнаты и миряне (имеются в виду мещане «вольных» городов) очень часто, в нарушение всех канонов, вмешивались во внутренние дела Церкви. Также особенным «вниманием» пользовались имущественные и финансовые аспекты церковной жизни. Причиной такого внимания «сильных мира сего» было желание определить на доходы Церкви сыновей или «своего» человека. Естественно, это вело к вопиющим злоупотреблениям и просто к расхищению имущества, а прямые обязанности церковных приходов (забота о нуждающихся, сиротах, вдовах, стариках, устроение школ) просто не исполнялись, так как такие администраторы стремились только к одному—максимальному выжиманию доходов со своих «вотчин», не говоря уже о благочестии. Именно против этих «нестроений» митрополит повел беспощадную борьбу на всех уровнях, не боясь задеть интересы ни великого князя и вельможных панов, ни виленских мещан.

Меры митрополита Макария, предпринятые для устранения злоупотреблений в церковной жизни, послужили при его приемниках основанием для ограничения прав мирян в участии в делах Церкви и вызвали ряд важных определений, принятых на Соборе, прошедшем 25 декабря 1509 года в Вильно и утвержденных Сигизмундом I Старым.

Тем не менее, приводя в порядок церковные дела и вынужденно находясь в Вильно и Новогрудке, святитель Макарий всей душою стремился в Киев, где должен был быть центр его деятельности. Владыка, скорее всего, понимал, что успешное противостояние экспансии католичества может быть организовано только из древнего духовного центра восточных славян, что именно возвращение к истокам должно послужить началом возрождения Церкви. К моменту восшествия святителя на престол, Киев уже не посещался митрополитами более ста лет (!), а город представлял собой жалкое подобие былого величия. Владыка хотел положить конец практике, когда Предстоятели Православной Церкви ВКЛ, нося титул «митрополит Киевский», жили не в своей столице, а в Новогрудке и Вильно, что нарушало каноны.

Уладив самые неотложные дела, митрополит Макарий назначил свое путешествие в Киев на весну 1497 года. Но зимой обострились отношения с великим князем московским Иваном III, союзниками которого были татары. В то время, когда армия ВКЛ двинулась к восточным границам государства, чтобы предотвратить возможное нападение московских войск, неожиданно и вероломно с юга в пределы ВКЛ вторглись несметные полчища татар, которые, как саранча, набросились на незащищенные южные земли государства, грабя и уничтожая все на своем пути. Вскоре, первые татарские отряды появились у стен Мозыря и других городов на юге Беларуси. Паника и ужас охватили всех (от простых крестьян до первых сановников государства), ведь защищать страну в этот момент было просто некому. Великий князь Александр и правительство абсолютно растерялись и укрылись за стенами мощных замков на северо-западе Беларуси. Вся надежда была на южные замки, которые в своей массе были небольшими и деревянными. В первую очередь, это был Мозырский замок, так как недалеко от Мозыря был Овручский брод—одна из главных транспортных артерий, связывавших север и юг ВКЛ. Быстрое падение Мозыря открывало татарам путь в пределы Литвы-Беларуси. Единственным человеком, который не растерялся и подхватил знамя борьбы, выпавшее из рук растерявшегося правительства, был митрополит Макарий. Несмотря на все предостережения и предсказание, что это путешествие будет для него последним, владыка отправляется в путь по охваченному войной югу Беларуси, говоря: «Я хочу исполнить мой святой долг, как архипастырь. Да будет на мне воля Божия». Народ был покинут армией и правительством. И главной целью служения святителя было поднять дух и волю к борьбе и продемонстрировать, что простой народ не покинут—его духовный отец рядом. Этой борьбе митрополит своим присутствием придавал характер священной войны.

Плывя со своими спутниками по Припяти, святитель остановился в селе Скриголов (Скрыгалов) для совершения Божественной литургии. Во время богослужения стало известно, что из-под стен осажденного Мозырского замка на перехват митрополита отправлен отряд татарской конницы. Предложение жителей спасаться владыка отверг, отвечая им и своим спутникам: «Спасайтесь, детки, а мне нельзя. Я отдаю себя воле Божьей», и продолжил совершать литургию. Вскоре татары ворвались в местечко. После непродолжительной, но яростной схватки малочисленные спутники митрополита были убиты. Ворвавшись в храм, татары схватили святителя и, выведя его на берег реки, предложили сделку. Как повествуют народные предания и жития других святых, смысл сделки был в следующем: митрополит приказывает сдаться защитникам Мозырского замка, и татары сохраняют ему жизнь. Другие источники говорят о иных условиях, но смысл их один и тот же—ради спасения собственной жизни святитель Макарий должен был предать людей, которых его присутствие воодушевляло и вселяло веру и надежду, которые видел в нем посланника Божия, духовного защитника в трудную минуту. Не задумываясь ни на секунду, митрополит отверг предложение врагов Отечества и с истинным смирением и надеждой на Вседержителя принял мученическую смерть от рук неверных, не изменив своему пастырскому долгу.

С таким истинно христианским самоотвержением и апостольской ревностью скончался святитель Макарий. Во время своего кратковременного управления митрополией ВКЛ он принес большую пользу преданным служением делу Церкви, униженной при его предшественниках, стремился улучшить положение своей паствы и клира, терпевших большие «обиды и унижения» от воинствующего католицизма. Его мученическая кончина не была напрасной—Мозырский замок отбил все яростные приступы и штурмы «басурман», и татары в тот год так и не смогли прорваться вглубь Беларуси. Но не только этим определяется значение митрополита Макария для нашей Церкви. Память его драгоценна для нас еще и потому, что этот святитель, прославленный вскоре после мученической кончины, является постоянным нашим ходатаем перед Богом. Нетленные мощи его служили и служат великим утешением для всех православных.

Ровно через столетие после кончины митрополита Макария на землях польской Украины и в ВКЛ будет все-таки введена церковная уния, но, тем не менее, даже униатская Церковь с большим благоговением относилась к нетленным мощам святителя Макария, который был непримиримым противником унии с Римом.

Закончить этот короткий рассказ хотелось бы выдержкой из статьи протоиерея Иоанна Королькова, изданной в Киеве в 1897 году к 400-летней годовщине мученической кончины митрополита Макария: «И во все последующее время как местные православные жители, так и многочисленные посетители нашего града и Киевского Софийского собора с верою обращаются к святителю Макарию в надежде получить исцеление от разных недугов и болезней. Все мы благоговейно чтим память этого святого как великого борца Церкви в тяжелое для Православия время и заступника нашего пред Богом, охранителя от всяких бед и избавителя от врагов видимых и невидимых».

 Материал предоставлен Туровским
епархиальным управлением

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.