Человек иной веры

1Человек среди людей—тема, которая была актуальна во все времена. Потребность в общении заложена в нас Господом, но в обществе, где существуют различные вероисповедания, люди зачастую не слышат друг друга. Подлинное общение начинается с желания выслушать и понять позицию своего собеседника.

Способность к разумному общению—одна из отличительных особенностей человеческого общества. Общение—это то, что каждый из нас ищет для ощущения полноценности жизни. Главным общением для христианина призвано являться, конечно, богообщение—именно к этому все мы призваны.

Следующим уровнем общения для православного христианина является общение с единоверцами. Но есть и еще один уровень, который в наше время, пожалуй, не менее значим и распространен—общение с людьми иной веры или даже неверующими. И вот здесь-то и возникает зачастую вопрос: а как мы можем с ними общаться и вправе ли мы вообще это делать, ведь они вряд ли поймут нашу радость от воскресного дня, посещения храма или от простой неслышной молитвы.

Пожалуй, наиболее простым способом решения подобных ситуаций было бы стремление свести контакты с теми людьми, которые нас не понимают, к минимуму. Но разве к этому призвал Своих последователей Спаситель? Ведь слова «идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф.28:19-20) говорят нам про общение не с теми людьми, которые уже приняли Христа и следуют Его пути, а именно с теми, кто еще далек от Истины.

Более того, Сам Господь указывает, что наше общение, открытость и любовь должны быть направлены не только на самих себя, но и на всех наших ближних, на всех, окружающих нас. В этом состоит исполнение слов Христа: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф.5:16). Во многом это относится к отношению между христианами. Тертуллиан в своем послании римскому императору писал: «Задумайтесь—вокруг нас все говорят: „Как эти люди любят друг друга!“—любовью, какой в язычестве никто не находил…». Разумеется, и в язычестве люди любили своих ближних: родители—детей, дети—родителей, друзья—своих близких, мужья и жены—друг друга. Но появилась группа людей, в которых жила любовь совершенно иного рода—любовь жертвенная и бескорыстная.

К сожалению, в жизни мы нередко видим другую ситуацию. Случается, что в ближайшем окружении человека или даже в семье возникает конфликт на почве религиозности—веры одного или нескольких людей. Бывает, что мать или отец (наиболее это, пожалуй, характерно для новоначальных) гораздо больше времени уделяют посещению храма или помощи нуждающимся верующим, в то время как дома остаются члены семьи, которые недополучают любви и внимания. Как люди неверующие, они не могут понять жертвенности такой христианской любви—ведь они не чувствуют ее от своих верующих родственников. В общении с ближними мы всегда обязаны помнить, что христианин должен в каждом человеке видеть образ Божий.

Да, общение с неверующими складывается порой весьма непросто. Нужно находить слова, способные донести до них смысл, уже понятный для нас. И вот в такие моменты первое место занимает обычное человеческое общение. Только живые, теплые отношения смогут согреть сердце любого человека. Если люди почувствуют, что мы, как представители Православной Церкви, обращаемся к ним с искренней любовью; что наша братская благорасположенность к ним согрета теплым и открытым чувством, отмечена дружеской готовностью протянуть руку и не имеет ничего общего со стремлением навязать наши религиозные воззрения другим людям, воздействуя на их свободный выбор и систему ценностей—только тогда они будут нас слушать.

В одной из дипломных работ нашей Семинарии отмечается, что наибольшее число членов Православной Церкви Америки пришли к вере с помощью друзей или близких людей. Это ли не подтверждение того, насколько важным является нормальное человеческое общение. Но такая закономерность и неудивительна, ведь для того, чтобы принять точку зрения того или иного человека или просто прислушаться к его словам, нужно хорошо его знать и доверять ему. Всякое дело всегда легче делать с другом. Так и в церковной жизни. Гораздо проще и увереннее будет чувствовать себя человек, когда вместе с ним в храм входит его хороший знакомый, в общении с которым не нужно подбирать слова, чтобы задать вопрос, попросить объяснения или просто поддержки; который может подсказать, что, когда и как делать. И напротив, сколько людей не заходят в храм, потому что не знают как себя там вести, а по тем или иным причинам не решаются спросить об этом у постороннего человека.

Как же все-таки поступать с представителями иных конфессий? Положение отделившихся от Церкви не поддается однозначному определению. В разделенном христианском мире есть некоторые признаки, его объединяющие—Слово Божие, вера во Христа—Бога и Спасителя, пришедшего во плоти (1 Ин.1:1-2; 4:2,9), а также искреннее благочестие. Но разве с этими группами людей православным следует строить свое общение на каких-то других принципах, кроме любви? Общение подразумевает собой участие как минимум двух сторон, взаимную открытость, готовность к пониманию, не только «отверстые уши», но и «расширенное сердце» (2 Кор.6:11).

2Задача Церкви состоит в том, чтобы учить своих чад, а также свидетельствовать об истине и тем, кто покинул ее, ведь многие из них имеют порой весьма смутное представление о Православии. Бывает даже и так, что Православие понимается ими как некая система йоги. На мой взгляд, уже при первом контакте видно, как настроены твои оппоненты. И далеко не все из них стремятся во что бы то ни стало переманить к себе или убедить в собственной правоте.

Лично я за два года тесного общения с лютеранами ни разу не почувствовал себя в качестве адепта, которого обрабатывают для переманивания в свою секту. Конечно, мы часто обсуждали различные богословские вопросы. Иногда это обсуждение было весьма бурным, но при этом мы всегда оставались друзьями. Я уверен, что подобные беседы или совместный разбор мест Священного Писания помогают лучше понять свою религиозную традицию, свое вероучение. А с каким интересом они слушали истории из Патерика. Эти истории стоит им рассказывать хотя бы для того, чтобы посмотреть на их реакцию. Впрочем, и нам тоже есть чему поучиться в подобных рассказах. Вот случай из жизни преподобного Макария Великого, приведенный в «Отечнике» святителя Игнатия (Брянчанинова): «Однажды авва Макарий, идя на Нитрийскую гору в сопровождении своего ученика, повелел ему идти впереди себя. Ученик, идя на некотором расстоянии, повстречался с идольским жрецом, который куда-то спешил, неся небольшой обрубок дерева. Ученик окрикнул его: ,,Куда бежишь, демон?“. Жрец, рассердившись, жестоко избил его, оставив едва дышащим, и снова поспешно продолжил свой путь. Пройдя немного, он встретился с блаженным Макарием, который поприветствовал его так: ,,Здравствуй, трудолюбец, здравствуй!“. Жрец, удивившись, отвечал: ,,Что нашел ты во мне доброго, чтобы так приветствовать меня?“. Старец сказал: ,,Я тебя поприветствовал так потому, что увидел тебя трудящимся и заботливо спешащим куда-то“. Жрец, в свою очередь, произнес: ,,От твоего приветствия я пришел в умиление и понял, что ты—великий служитель Бога. Напротив того, другой окаянный монах, повстречавшись со мной, обругал меня, за то я и прибил его“. С этими словами он пал к ногам Макария, обнял их и воскликнул: ,,Не оставлю тебя, пока не сделаешь меня монахом“. И они пошли вместе… Жрец принял христианство, а потом и монашество. Наставленные его примером многие идолопоклонники обратились к вере в истинного Бога. По этому случаю авва Макарий сказал: ,,Злое слово и добрых делает злыми, доброе же слово и злых сделает добрыми“».

Вопрос об отношениях с инославными рассматривался на Всеправославной встрече в Салониках, прошедшей в 1998 году. «Делегаты подчеркнули, что православное участие в экуменическом движении всегда основывалось и основывается на православном Предании, на решениях Священных Синодов Поместных Православных Церквей и всеправославных встреч… Участники единодушны в своем понимании необходимости продолжения участия в разных формах межхристианской деятельности. Мы не имеем права отказываться от миссии, возложенной на нас Господом нашим Иисусом Христом,—миссии свидетельства Истины перед неправославным миром. Мы не должны прерывать отношений с христианами других конфессий, готовыми сотрудничать с нами…» («Основные принципы отношения РПЦ к инославию»).

В составе лютеранской группы я посещал православные храмы в Румынии. Тогда мне пришлось отвечать на огромное количество таких глубоких и живых вопросов, каких от православной или, скорее, псевдо-православной молодежи не услышишь. Справедливости ради следует отметить и то, что встречались в моей практике и люди, открыто выступавшие против Православия, но таких было мало. Общаться с ними не получится в полном смысле этого слова, ведь они, чаще всего, настроены лишь на то, что бы высказать свое мнение, не выслушивая позиций других.

В связи с этим можно вспомнить слова святителя Феофана Затворника: «Истинная веротерпимость искренне любит и благоговейно чтит единую веру свою (т.е. веру православную), ревнует о чистоте и о славе ее, радуется возвышению ее, но при этом дает место близ нее и другим верам не потому, что считает их равночестными и спасительными, а по снисхождению к немощам заблуждающихся. Она не теснит, не гонит, не преследует; но вместе не упускает случая с любовью указывать заблуждение и предлагать свободному убеждению и совести выбор лучшего». Пусть же эти замечательные слова будут нам примером того, как нужно относиться к людям иной веры.

 Иван Кононович,
студент 5-го курса МинДС

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии прошли IV Чтения памяти священномученика митрополита Крутицкого Петра (Полянского)

В рамках мероприятия состолись выступления церковных и светских исследователей, обращенные на осмысление трагической истории Русской Православной Церкви в ХХ веке.

В Минской духовной семинарии состоялось заседание Ученого совета

В ходе заседания были подведены итоги первого семестра 2018/2019 учебного года и принята резолюция относительно поддержки позиции священноначалия Русской Православной Церкви в связи с посягательством Константинопольского Патриархата на каноническую территорию Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.