Дарим детям Рождество!

1Рождество Христово—семейный праздник. В этот день все дети с большой радостью ждут праздничной елки и подарков. Но, к сожалению, среди нас живут и те, кто лишен родительской ласки и тепла… С этого номера «Ступеней» мы начинаем рассказ о служении наших студентов, которые стремятся подарить детям-сиротам настоящий семейный праздник.

Здравствуй, дорогой читатель! Наконец—то мы с тобой встретились! Если помнишь… Стоп!—сначала ведь надо представиться! Мы—члены Молодежного Братства в честь преподобной Евфросинии Полоцкой, которое уже около пяти лет живет и работает при Минских Духовных Школах (А тебя мы уже знаем: ты—читатель «Ступеней»). Так вот, если помнишь, еще в далеком 2004-ом году на страницах этого журнала появлялись наши основатели—Сергей Тимошенков и Игорь Чечукович. Ребята рассказывали тогда о своей работе с воспитанниками Клецкого детского дома. С тех времен прошло более 1100 дней, а дело Основателей по-прежнему живо—его продолжает уже восьмое поколение братчиков! И вот недавно мы почувствовали какое-то беспокойство внутри: как будто что-то рвется наружу из самых глубин сердца. Мы очень удивились—ведь до весны еще очень далеко, а кардиограммы у всех вроде бы в норме. И тут мы поняли, что просто хотим говорить: говорить о том, что нас переполняет—о нашем деле. Так мы попали в «Ступени»… Мы еще не совсем точно знаем, что будет в нашей рубрике в следующих номерах журнала… Но мы будем стараться! Мы будем стараться изо всех сил, чтобы и ты, читатель, почувствовал, как это здорово—делать что-то просто из любви. Больше всего мы обрадуемся, если наши материалы кому-то помогут делать его собственное дело.

О том, как была поставлена сценка на Рождество-2003

Рождество Христово—прекрасный повод для того, чтобы радоваться самому и дарить радость другим. Кажется, что в этот день просто невозможно сделать что-то злое и обидное… «или не сделать чего-то доброго и хорошего»,—так думали основатели нашего Братства холодной зимой 2003-го, собираясь в Клецкий детский дом. Но с чем ехать к детям? Подарки, которые почти чудом удалось достать, конечно же, очень важны… Но ведь не они делают праздник праздником! А что? Что тогда надо сделать, чтобы дети приобщились к рождественской радости?! И тут основателей осенило: надо написать и поставить праздничную сценку! Сказано—сделано! Ну, или почти сделано: о том, как Игорь и Сергей писали первую братскую сценку, можно снять целый комедийный фильм: нашла, что называется, коса на камень—настолько противоположными оказались взгляды у молодых драматургов на некоторые вещи. Споров было раз в двадцать семь больше, чем самой работы…

Но, несмотря на все трудности, сценка была написана, и уже через несколько дней по заснеженному полю, которое располагалось на пути к детскому дому, в волшебном свете послерождественской луны, спотыкаясь коленями о твердую ледяную корку, двигались колонной наши братчики. Те, что покрепче, несли на плечах коробки со сладостями, остальные—реквизит для сценки. Дорога была настолько легкой и приятной, что некоторые из ребят, узнав, что до детского дома еще каких-то 4—5 километров, просили оставить их в пути, сопровождая просьбы падением в сугроб и словами: «Мы не дойдем…Бросьте нас…». Но слова их не долетали до наших залепленных снегом ушей—мешал своими едкими колкостями холодный ветер… Поэтому и подарки, и реквизит, и этих ребят мы все-таки принесли в детский дом. Да… То наше самое первое Рождество в детском доме нам не забыть никогда… Как сейчас, помнятся часы, потраченные на то, чтобы научить одного из братчиков (литовца по национальности) говорить белорусское «ч»: его реплики были написаны на белорусском языке… Зато сейчас у Саши прекрасное белорусское произношение! Совершенно неподражаем был в своей роли Игорь (см. предисловие): он, что называется, нашел себя. Его коронный образ—деревенская «баба Глаша», причем настолько обаятельная, что, займись Игорек в таком виде торговлей салом и молоком на рынке, то через месяц смог бы скопить на хороший автомобиль…

То, что сценка удалась, мы поняли еще и по тому, что несколько недель после Рождества дети называли нас именами тех героев, которых мы играли. Конечно же, после того, первого выступления, у Братства появилась и вторая, и пятая, и даже уже одиннадцатая сценка. Но та, самая первая, запомнилась нам лучше всего… Какая была постановка! До детского дома мы добирались двумя группами. У каждой из этих групп было по одному экземпляру сценария, причем первый экземпляр переписывал с черновика один Основатель, а второй принадлежал руке другого. Так и репетировали. И только на сцене, уже во время самого представления выяснилось, что каждый их этих двух ребят подправил оригинал сценария на свой вкус… Так наши братчики освоили метод «игры экспромтом».

2Но самое приятное было потом—каждому из нас, спустя некоторое время, стали приходить письма от детей. Сначала—одно, потом—два… Эх, какое было время—один раз двенадцать писем пришло за неделю на двоих! Скажи нам, дорогой читатель, не радость ли это—когда ты так нужен?!

Такой вид деятельности стал для нашего Братства традиционным—мы шутя называем его «выездными гастролями». Сценки пишем сами, стараясь вписать в сюжетную канву духовные и нравственные элементы. При этом, мы имеем в виду проблемы и потребности конкретной аудитории—ведь наши зрители чаще всего хорошо знакомы нам. Этот способ работы довольно эффективен: человеку, а тем более ребенку, гораздо легче запомнить и осознать то, что он увидел в жизни (или на сцене), чем то, что он прочитал или услышал. Тем более, известно, что внимание ребенка ослабевает уже через 15 минут, и, чем меньше его возраст, тем меньше и время, когда ребенок что-то воспринимает. В сценках же детское внимание постоянно поддерживается какими-то эмоциональными вставками (чаще всего смешными). Однако, очень важно соблюсти «золотую середину» между серьезным и смешным. Само собой разумеется, что и сюжет должен быть новым и занимательным.

Почему мы пишем сценки сами, а не пользуемся уже существующими? Ну, во-первых, это из-за нашей аудитории: чаще всего она не воцерковлена, а известные нам уже написанные сценки предназначены скорее для воскресных школ. А во-вторых, так приятно нести в мир что-то новое, чего еще вчера не было, делиться тем, что ты создал собственными руками (или мозгами)!

Письмо Наташи

Бывает, что кто-нибудь спрашивает братчика—зачем все это? Зачем тратить время и силы на работу с сиротами, зная, что этот труд никак не оплачивается материально? Зачем работать с детьми, у которых будто бы «уже все заложено в генах», и которые якобы «все равно окажутся на дне общества»? А иной раз кто-то из друзей готов пальцем у виска покрутить, недоумевая: как это можно немногие свободные часы своего времени отдавать не отдыху, учебе или общению с любимым человеком, а Братству (читай—детям)?!

Ну что можно на это ответить? Вряд ли кто-нибудь из братчиков сможет объяснить, почему он не может сидеть, сложа руки, и ничего не делать… Но бывают в нашей братской жизни такие моменты, которые дают заряд еще на многие дни работы… Такие моменты, когда ты понимаешь, что все, что ты сделал, было не зря. Ты, наш читатель, быть может, спросишь: что это за моменты такие? Как бы это объяснить?..

Представь, к примеру, работу крестьянина. Он возделывает землю—распахивает ее, очищает от сорняков, удобряет… Вот засевает ее зерном, поливает, ухаживает, волнуется… И, наконец, видит первые зеленые росточки!.. Как же он рад! Точно так же и мы—каждый из Братства—стараемся посеять и взрастить в детских душах семена добра и любви. Точно так же нам иногда приходится вспахивать затвердевшую землю в детских сердцах, очищать ее от сорняков обиды и злости, оберегать посевы от солнца неверия и воронья мелких забот и проблем. И когда мы видим первые росточки, радость наша буквально не знает границ!

Нам хочется поместить здесь несколько строк из письма, которое, конечно же, мы не заслужили… Это письмо написала девушка, закончившая школу-интернат, где около двух лет работали ребята из нашего Братства. И это письмо… В общем, ты, читатель, все поймешь сам.

«…Вы, ребята, приносите радость, надежду, любовь, веру—все это да и другие хорошие чувства и качества вы вливаете в сердца, вы вливаете в душу, своими словами успокаиваете, с вами легко и спокойно. Когда с вами—нет сомнения, что есть на свете Бог…». Такое письмо стоит, на наш взгляд, очень и очень многого…

  Диакон Сергий Тимошенков,
студент II курса МинДА,
руководитель братства
и Ксения Рудченко,
воспитанница 2-го курса
Регентского Отделения МинДС

Рекомендуем

Принимаются статьи в первый номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.