Огонек души

1Многие думают, что возжигание свечей в храме перед иконой—это самое основное, что требуется от верующего христианина. Другая крайность—ироническое и несколько пренебрежительное отношение к этому «анахронизму». Поэтому мы решили узнать о том, как же правильно—по-православному— относиться к возжиганию свечей.

Свечи действительно является обязательным атрибутом православных храмов. Если в древности они использовались именно для освещения, то в наши дни, когда в храмах есть электричество, придавать свечам только эту функцию не совсем правильно. Хотя, тем не менее, можно заметить, что за богослужением, например, во время чтения шестопсалмия, чтец подсвечивает себе не электрическим фонариком, а именно свечой. Да и во время домашней молитвы всегда приятней молиться при свечке, чем при электрической лампе (можете поэкспериментировать).

Первые христиане были гонимы, им постоянно приходилось укрываться от преследователей, прятаться в катакомбах, где они проводили богослужения. Освещения там, как вы сами понимаете, было недостаточно. И свечи были предназначены именно для этой цели. Но, уже в первые века, свечи при богослужении приобрели еще и символическое значение. Так, например, церковный писатель II века Тертуллиан говорил: «Никогда не совершается у нас богослужение без светильников, но мы употребляем их не для того только, чтобы разгонять мрак ночи, литургия совершается у нас при свете дневном; но для того, чтобы изобразить чрез это Христа—Свет несотворенный, без Которого мы и среди полудня блуждали бы во тьме». Но даже после прекращения гонений обычай возжигать светильники и свечи во время богослужений остался.

Если сегодня зайти в православный храм, то можно увидеть, что свечи стоят на специально предназначенных для этого подсвечниках перед иконой, или какой-либо другой святыней, например, перед святыми мощами. Подсвечники имеют круглую форму, и напоминают верующему Неопалимую Купину—терновый куст, который горел, но не сгорал (тем самым он послужил прообразом Божьей Матери). Также подсвечники символизируют божественную колесницу, на которой пророк Илья был восхищен на небо.

Но даже одна одинокая свечечка может вызвать в душе православного человека глубочайшие мысли о грехе и покаянии, о скорби и радости, о жизни и смерти. Как свет горящей свечи рассеивает тьму, так и Свет Христовой веры рассеивает тьму неверия. Как свеча горит на подсвечнике, также должна гореть в нашем сердце молитва. Воск, из которого изготавливают свечи, символизирует собой чистоту и нескверность жертвователей. И таким образом, воск сделанный пчелами, которые собирают нектар с разных цветов, обозначает приношение жертвы Богу от всей природы. Под действием огня воск становится мягким и послушным, так и мы должны стремиться к тому, чтобы быть в послушании у нашего Творца. Но воск не только размягчается, а еще и превращается в огонь, так и мы христиане призваны к обожению, к духовному преображению, под действием огня и теплоты Божественной любви и благодати.

Как было сказано выше, в былые времена свечи в храм приносили простые люди. Изготовлением свечей занимались очень многие, потому что они были необходимы в каждом доме. Сейчас же, если человек захочет поставить свечку в храме, то ее нужно купить. У многих может возникнуть вопрос: где лучше или где дешевле? Очень важно понимать, что свеча—это наша жертва Богу, Церкви, храму. Но если мы купим свечку где-нибудь в супермаркете, то разве это будет жертва? Тут никакого пожертвования даже магазину не будет, потому что за деньги мы получили продукт. В храме же мы даем денежку, а взамен ничего для себя лично мы не получаем.

Наверняка, многие, читая эти строки, вспомнили Евангельское повествование о том, как Христос выгнал из Иерусалимского храма торгующих. С тем, что храм должен быть домом молитвы, а не домом торговли, не поспоришь. Но почти в каждом храме есть так называемый свечной ящик, где можно приобрести свечи. Иногда эти маленькие скромные «ящики» превращаются в настоящие базары, с огромным шумом, гамом, а иногда даже и со скандалами и особенно печально, когда это происходит во время богослужения. Если бы Христос сошел на землю второй раз не для того, чтобы совершить Суд, а так сказать, «в разведку», то зайдя в храм, в Его руках мог бы оказаться бич.

Настоятели многих храмов видят выход из таких ситуаций в том, что свечные ящики делают вне храма: например, на территории ставится киоск или же у самого выхода, и обязательно за дверью, чтобы не мешать молящимся в храме. Еще есть и другой вариант, когда свечи лежат рядом со «скарбонкой»: люди бросают туда денег—сколько могут—и потом берут себе свечей—сколько им надо. Такую картину я видел во всех храмах Кипра, в которые заходил. У нашего же народа подобная практика может вызвать соблазн: «Лежат! Бери, сколько унесешь!» Поэтому в Троице-Сергиевой Лавре у свечей все-таки стоит кто-нибудь из монашествующих и следит за «хапугами».

Ну, а мы, простые прихожане, со своей стороны должны также идти навстречу. Если мы не успели придти в храм до начала богослужения, чтобы поставить свечи, то делать это нужно аккуратнее, не создавая никакого шума. Еще более оптимальный вариант—дождаться окончания богослужения и, никому не мешая, поставить столько свечей, сколько душа пожелает. Также не стоит передавать свечи во время богослужения, потому что своим действием мы будем, опять же, отвлекать других от молитвы.

Итак, мы встали пораньше, приехали или пришли в храм до начала службы, свечи у нас уже в руках, а куда же их ставить? Понятно, что на подсвечники, только их так много, что «глаза разбегаются»… Здесь нужно обязательно упомянуть, что «за упокой» (то есть об умерших) ставят в особом месте. И те, кто слышал об этом, хотя бы краем уха, десять раз переспросят, где ставить свечи о здравии, а где за упокой? В Православной Церкви всегда особо молились за умерших, не переставая молиться и за живых. Пока мы живем здесь, на земле, то еще имеем возможность покаяться, самостоятельно помолиться. Тем же, кто уже ушел в мир иной, только и остается надеяться, что их родные, близкие и друзья будут молиться в Церкви земной. Так как свеча—это наша жертва, то в храмах выделили специальное место, где возжигают свечи именно за умерших. Найти это место очень легко—нужно просто оглядеться и увидеть изображение распятия. Обычно перед ним стоит не круглый, а квадратный подсвечник—«канун». На нем и сгорает жертва за души умерших.

Но может случиться и такое: идет человек мимо храма и думает: «Зайду, поставлю свечку за бабушку, которая умерла недавно». Заходит, а людей… прямо как в консервной банке. Свечку приобрел в киоске на территории храма (настоятель заранее побеспокоился об этом). И вот стоит наш герой со свечой в руках у самого входа. Внутрь никак не пробиться, а ему раньше показывали, где ставить за упокой, и он это запомнил. Но в то же время прямо возле него стоит подсвечник перед иконой Божьей Матери, на котором много пустых ячеек. Можно, конечно, поработать локтями и добраться до «пункта стратегического назначения». Но лучше поступить куда намного разумнее—по-христиански—поставить эту свечку на подсвечник, который стоит рядом. Господь же знает, за кого эта жертва приносится, и для Него важно не место, а наша молитва и вера. Ведь когда мы заходим в храм, нужно только шляпу снимать, а голова может еще пригодиться (шутка).

Куда ставить свечи за умерших—понятно, а где же тогда за живых? Очень просто—на всех других подсвечниках. Но мы ставим свечи не только за людей. У каждого из нас могут быть какие-то просьбы или слова благодарности. Только не надо думать, что в храме, как в одной из сказок моего детства, есть волшебные колодцы, у которых можно загадывать желания. Хотя в наши дни можно наблюдать нечто подобное. Например, студент ставит столько свечей, сколько он хочет получить за экзамен. Иногда у меня на экскурсии спрашивают: «А где поставить свечку, чтобы выйти замуж?» И смех и грех, но это реальные факты из жизни. Нужно просто помнить, что свеча за нас молиться не будет. И сколько бы мы свечей не ставили, и какой бы толщины они не были, Бога мы ими не подкупим, как и Божью Матерь, святых или ангелов. А то некоторые даже рассуждают про себя: «Я сейчас сделаю это дельце, а потом поставлю самую толстую свечку». До чего же абсурдны эти размышления…

В храм нужно приходить для молитвы, а не для того, чтобы ставить свечи. Они служат лишь дополнением к нашей молитве. Мы молимся в Церкви Богу, а также Божьей Матери, святым, ангелам. Поэтому перед их иконами мы и свечи ставим. Когда ставим свечку можно и перекреститься, и приложиться к иконе.

Не надо зацикливаться над тем, что должна быть какая-то «определенная молитва». Молитва—это наш разговор с Богом. Самое главное, чтобы она шла от сердца, из глубины души. Молиться можно на любом языке, а не только на церковно-славянском; главное, чтобы мы сами понимали, что произносим. Совершенно неправильно, когда молитву расценивают как некое заклинание. Количество свечей и их толщина никакой роли не играют, все зависит только от личного желания жертвователя. Богу не нужны толстые или тонкие свечи. Богу нужны любящие сердца.

Если захочется поставить свечку перед определенной иконой, а ее в храме нет, то можно поставить на любой подсвечник и в молитве обратиться к Господу, Божьей Матери или святому. Если же такая икона нашлась, но пустых ячеек нет, то можно просто положить свечку на подсвечник и, когда другая свеча догорит, поставят ту, которая лежит. В Свято-Успенском Жировичском монастыре, например, есть традиция—свечи зажигают только во время богослужений. Может быть, так где-то еще делают, но как учит нас пословица: «В чужой монастырь со своим уставом не лезут», поэтому нужно просто поставить незажженную свечку или положить на подсвечник, зная, что потом она будет гореть.

Молиться же можно не только в храме, а в любом месте и, в частности, дома. Во время домашней молитвы можно также зажечь свечку перед иконами. Сейчас в очень многих церковных магазинах можно увидеть в продаже иерусалимские свечи. Если они кому-то нравятся, то для домашней молитвы можно использовать, например, их или приобретенные в свечном ящике.

Но кроме истинного значения, люди очень часто церковным свечам придают оккультно-магический смысл. И каких только суеверий не напридумывают вокруг церковной свечи!..

Самое распространенное—поставить свечку на «канун» за живого, а если еще ее сломать, то можно уже от радости в ладоши потирать, потому что тот, за кого поставили, если не умрет, то, как минимум, заболеет чем-нибудь тяжелым. До чего же глупо думать, что чья-то жизнь или здоровье зависит от простой восковой свечи, пусть даже церковной!.. О каждом из нас есть Промысл Божий, и Господь не станет посягать ни на кого по причине того, что кто-то поставил свечку не в том месте.

Встречают и такие предрассудки — нельзя, мол, ставить свечку левой рукой. Некоторые считают чуть ли не самым страшным грехом подсмолить свечку снизу. А еще люди начинают пугаться, когда свечка начинает потрескивать. Правой или левой рукой ставить свечку—не имеет абсолютно никакого значения. Если человек «левша», то, естественно, ему удобнее ставить той рукой, которая у него ведущая, то есть левой. Что касается «подсмаливания» свечей снизу, то делается это только для того, чтобы свечка стояло более прочно в ячейке подсвечника. При изготовлении свечей используют воду для охлаждения, и в плохо пропрессованых местах могут быть капельки воды, которые и вызывают потрескивание.

Вспоминается один случай, когда я был еще школьником и, стоя в храме на всенощном бдении, увидел, как женщина подошла к центральному подсвечнику и поставила несколько свечей. Когда они начали догорать, дежурные по храму бабушки естественно решили затушить, чтобы вынуть огарки из ячеек. Если не сделать это вовремя, то потом приходиться их выковыривать. Эта женщина всеми силами старалась укрыть свои свечи от бабушкиных «дуновений», а если какой огарок угасал, то она его тут же зажигала. Бабушки оказались не «железными» и усердствовать не стали. Тогда в дело вмешался дьякон, который с одного раза все затушил. Настоятель подозвал к себе эту женщину и заговорил с ней. Как и предполагалась, какая-то целительница посоветовала ей сжечь в храме свечи целиком, и наивная женщина сразу побежала в храм.

Церковные свечи довольно часто любят употреблять в своих ритуалах разные оккультисты, но все их действия носят кощунственный характер. Даже церковные молитвы читаются вместе с заговорами.

Церковь всегда предостерегала людей от слуг сатаны и всегда предупреждает, что наличие у экстрасенса церковной свечи или какого-нибудь другого церковного предмета абсолютно не говорит о том, что этот человек— православный христианин и действует с Божьего благословения. Хотя, если что-то болит, то почти каждый готов пойти к кому угодно, только бы вылечиться, причем желательно поскорее. Ну что ж… Господь дал каждому свободную волю, и каждый выбирает сам— прибегнуть к помощи сатаны, вылечив свое тело, зато нанести огромный вред душе; или же со смирением и упованием на помощь Божью нести свой крест.

«Огонь горящих… свечей и лампад, как и само кадило с горячими углями и благовонным фимиамом служат для нас образом огня духовного—Духа Святаго, сшедшаго в огненных языках на апостолов, попаляющего греховные наши скверны, просвещающего умы и сердца наши, воспламеняющего души наши пламенем любви к Богу и друг к другу: огонь пред святыми иконами напоминает нам о пламенной любви святых к Богу, из-за которой они возненавидели мир и все его прелести, всякую неправду; напоминает нам и о том, что мы должны служить Богу, молиться Богу пламенным духом, чего у нас большею частью и нет, ибо имеем охладевшие сердца. Так в храме все поучительно и нет ничего праздного, ненужного»— поучает святой праведный Иоанн Кронштадтский.

 Материал подготовил 
Александр Карпук, 
студент 5-го курса МинДС

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.