Архипастыри о Владыке

1Огромную ответственность и тяжесть архиерейского служения, возложенного священноначалием на Владыку Филарета могут до конца понять лишь его соратники-архиереи, члена Синода Белорусской Православной Церкви. Мы приводим слова некоторых наших Владык, полные участия и признательности к своему Первоиерарху.

Архиепископ Витебский и Оршанский Димитрий (Дроздов)

Неизменно впечатляет, с каким теплом Владыка совершает богослужение. Каждый раз ощущаешь благодать, которую Господь даёт ему, и которая касается всех молящихся вместе с ним—и в алтаре, и в храме.

Меня всегда поражает его простота в общении. Конечно, как у апостола Павла написано: «отдавайте… кому честь, честь» (Рим. 13:7). Но всё равно в каждом человеке, который к нему приходит, Владыка видит образ и подобие Божие. Не имеет значения, священнослужитель ты или мирянин. Он каждому уделяет внимание. Каждый человек, приходящий к Митрополиту, ощущает его поистине отеческую заботу.

Все это, конечно, с Божией помощью: Господь как-то особо просвещает таких людей, как Владыка, даёт милость, силы. Ведь наш Экзарх отдаёт народу всего себя: окормляет паству, управляет всей Белорусской Православной Церковью, Духовными училищами, Семинарией, Академией, теологическим факультетом ЕГУ, и при этом всегда успевает везде и всегда зрит главное. Но всё это—лишь малая часть его забот, ведь Владыка ещё и управляющий Минской епархией, а не только Экзарх, и все епархиальные

И какая, казалось бы, власть в его руках! Но, облечённый такой властью, он держит себя как старший среди равных, всегда памятуя о соборности Церкви. И эти его качества—дар Божий и—труд души Владыки.

Особая милость Божия, повторю, что мы имеем такого замечательного и отца, и учителя. Легко и приятно работать с этим человеком. Тем не менее, перед дверями кабинета Митрополита всегда есть некоторый страх, который мы испытываем, как пред отцом. Туда не просто заходишь, а—с уважением, с большим почтением. И при общении с Владыкой всегда получаешь особую благодать, покровительство, духовную поддержку. И потому уходишь от него, обретя радость и мир.

Архиепископ Гомельский и Жлобинский Аристарх (Станкевич)

В 1969 году, окончив Одесскую Семинарию, я приехал поступать в Московскую Духовную Академию. Поднимаюсь в здании Духовных Школ на второй этаж, и вижу—навстречу идёт Ректор—Владыка Филарет. Естественно, я подхожу под благословение: «Владыко, благословите!» Он меня благословляет и при этом спрашивает: «Как там гроб?». Я как-то съёжился. При чём здесь гроб, думаю, когда я приехал в Академию поступать!.. Оказывается, в эти дни в Академии скончался молодой монах, и идут приготовления к его погребению. Владыка, благословив меня, к кому-то обратился, справляясь, готов ли гроб для усопшего… Так впервые я увидел будущего митрополита Филарета.

В Академию я поступил. И из первых времён студенческой жизни ярко запомнился такой случай. Владыка был у нас Ректором. Когда я поступал в братию Троице-Сергиевой Лавры, то пошёл на приём к Владыке Ректору. И когда заикнулся о поступлении в монастырь, Владыка прежде всего спросил: «А у тебя духовник есть?» Для меня это был вопрос новый. Потому что в те времена нам давали определённую сумму знаний, а вот нашей духовной жизнью особенно и не занимался никто. И Владыка Филарет был первым, кто задал мне этот жизненно важный вопрос. И потом: «Так вот, иди к духовнику и всегда поступай, как он благословит». И я запомнил на всю жизнь, что в духовной жизни надо всегда руководствоваться благословением старших.

И тогда по благословению духовника, которым стал мой родной брат игумен Венедикт, и академического начальства я поступил в число братии Троице-Сергиевой Лавры, продолжая учиться в академии. На четвёртом курсе мы стали чаще встречаться с Владыкой Ректором. Он читал у нас лекции по Новому Завету. И вообще часто к нам приходил, следил за тем, как писались наши кандидатские работы. Спрашивал: «Как у тебя дела? Как идёт работа?..»

Потом, когда я уже перешёл в Лавру, тоже приходилось встречаться и часто общаться с Владыкой, особенно в период, когда он исполнял обязанности Наместника Лавры.

Где-то перед моим окончанием Академии Владыку освободили от должности Ректора, дав ему другое послушание. Прошло около 20 лет моей жизни в Троице-Сергиевой Лавре, как вдруг—звонок из Москвы, из Отдела внешних церковных сношений, Председателем которого был тогда Владыка Филарет. Владыка мне говорит: «Ты не возражал бы, если б, скажем, я взял тебя в Полоцк епископом? Там открывается новая кафедра». Я внутренне улыбнулся—ведь думал, что епископом никогда не буду. Говорю: «Подумаю, Владыко. Спрошу духовника, как он скажет».—«Ну, хорошо, подумай»,—отвечает. Оказывается, Владыка запомнил, что я из Белоруссии—он всех студентов знал.

Вот так снова пришлось нам встретиться с Владыкой: он всё-таки забрал меня в Белоруссию. Слава Богу, уже 18 лет живу в Гомеле.

Общаясь с Владыкой Филаретом, замечаешь, прежде всего, его внутреннее благородство, воспитанность, такт, культуру. Этот человек никогда не скажет пустого слова, отнесётся к тебе всегда с искренним уважением. Его обычная лексика: «Пожалуйста, сделай то-то. Извини, что я опоздал». Меня всё это чрезвычайно удивляло. Потому что мы воспитывались в колхозной среде, деревенской. И таких тонкостей не знали, для нас такие слова были вроде и ненужными. А в этом человеке мы видим совершенно другой внутренний настрой, другую культуру. Владыка Митрополит для нас—не просто какой-то «начальник» или старший. Он прежде всего—наш воспитатель, который незаметно, просто, скромно, но очень сильно влияет на нас, воспитывая своим личным примером.

Встречаемся, как правило, на заседаниях Синода. Обычные разговоры, обсуждаются разные вопросы, но всегда во Владыке открываешь что-то новое. Даже когда точно знаешь, что заслужил порицание, Владыка найдёт такой к тебе подход, такое слово, что стыдно становится,—с тобой, виноватым, обошлись очень деликатно. Это особое качество Митрополита Филарета—неизбывная человечность, тонкое понимание духовной сферы того, с кем он беседует. Для нас Владыка пример культуры общения, доброго отношения друг к другу. И весь наш епископат у него учится. Скажу без преувеличений и подхалимства—это наш любимый Митрополит.

Я знаю его отношение к студентам и монашествующим, в основе которого всегда—большая внутренняя культура и великая скромность. В трудный момент Митрополит всегда поможет, но никогда не будет навязчивым. Истоки этого—в семейном воспитании. Владыка вырос в интеллигентной семье. Интеллигентность его—генетическая. Мне, говоря о прекрасных человеческих качествах нашего Владыки Митрополита, хочется, перекрестившись, помянуть души усопших его родителей. Потому что у благословенных родителей и плод благословенный.

Будучи воспитан добрым отцом, Митрополит стал и для всех нас заботливым духовным отцом, примером того, как надо относиться к своим обязанностям, к людям, которые тебя окружают. У него завидная выдержка. Мне Владыка, бывает, говорит: «Ты не горячись. Народ мудро говорит: «Коли перекипит самовар, неинтересно чай пить». Не кипятись, спокойно». И так спокойно это скажет, что поневоле сразу как-то мягче становишься.

Архиепископ Полоцкий и Глубокский Феодосии (Бильченко), магистр богословия

2Нашему знакомству с Владыкой Экзархом уже более 30 лет. В 1970 году я поступил учиться в Московскую Духовную Семинарию. Ректором Московских Духовных Школ был Преосвященный Филарет (в те годы Епископ). Им был заведён порядок, при котором кандидаты в священство допускались к сдаче вступительных экзаменов по результатам личного собеседования с Владыкой Ректором. Каждого он принимал отдельно, с каждым беседовал, проявляя живой интерес к личности, к биографии абитуриента. Таким образом я и познакомился с нашим Ректором в его кабинете.

Владыка поразил меня своим внешним видом: молодой Епископ—хотя ему в то время было уже 35 лет—энергичен, подвижен, с большими живыми и умными глазами. С первых его слов я ощутил простоту, общительность, доступность и какую-то глубокую человечность. Сразу стёрлась дистанция, хотя в то время я был мирским человеком, а Владыка—носителем высшего церковного сана и благодати.

Быстро улеглось волнение, даже некоторый страх, я ощутил расположенность и интерес к себе. Помню, меня удивило, что, когда речь зашла о моей прежней жизни, Владыка спросил: «А каким видом спорта ты занимался?»—и, услышав, что штангой, с неподдельным интересом стал расспрашивать о весовой категории и т. д. Осведомлённость в такой мирской области жизни со стороны носителя высокого сана меня окончательно покорила. И с этой первой встречи я понял, что Владыка—человек особенный.

Успешно сдавшим вступительные экзамены предстояло ещё одно, решающее, собеседование с целым синклитом педагогов. Здесь были и Ректор, и ведущие преподаватели Духовных Школ: профессора, доценты, протоиереи с большим стажем служения. Можно понять огромное волнение, которое мы чувствовали перед этими уважаемыми, убелёнными сединой людьми. Но даже в такой аудитории Владыка мог одним словом как-то разрядить обстановку и дать возможность поступающему прийти в себя, унять волнение.

В Московских Духовных Школах первых моих студенческих лет царила уникальная атмосфера: мы все себя чувствовали огромной христианской семьёй. И преподаватели, и студенты были связаны духовно, и в этом единении не было места ни карьеризму, ни зависти, ни даже каким бы то ни было разделениям, не то что вражде—это слово вообще не из той нашей жизни. Общение друг с другом было тёплым и дружественным. И тон в этой семье задавал, конечно, её глава—наш Владыка Филарет. Все его любили. И хотя в 1972 году ему было поручено другое послушание, ректорство Владыки Филарета навсегда осталось в истории Духовных Школ.

Владыка не изменял своему принципу открытости и как преподаватель. Помню, ему поручили вести новый предмет. Он пришёл на свою первую лекцию и сказал студентам IV курса Академии: «Ну что, братья, для вас предмет новый, для меня он тоже новый. Будем вместе учиться». Так откровенно и сказал. «Decendo discimus,—говорили древние.—Уча, мы учимся».

Какое бы видное и высокое место потом ни занимал Владыка в церковной иерархии, приезжая в Московские Духовные Школы, он остаётся отцом, всем нам—преподавателям и бывшим студентам,—близким человеком. Он всех помнит по имени. Уже спустя много лет идёшь, бывало, по территории Лавры, а он ещё издалека, завидев тебя, кричит: «Иван, как твоё здоровье, как поживаешь?»

Об этом же мне недавно растроганно рассказывал один преподаватель, много лет трудившийся в Духовных Школах. Встретил он как-то Владыку Филарета, а тот спрашивает: «Лёша, как твои дела?». А этому «Лёше» уже за 50 лет, он митрофорный протоиерей. Но для Владыки по-прежнему как сын, как младший брат. И такое «семейное» обращение Владыки—лучший подарок отцу Алексею, который добавил к своему рассказу: «Какой же человек удивительный, он всех нас помнит, всех любит. От его приветствия мне стало так тепло и радостно…».

Сейчас, когда вот уже 11 лет я, воспитанник и ученик Митрополита Филарета, занимаю епископскую кафедру в Полоцке, благодарю Бога за то, что Он дал мне возможность служить Церкви под руководством такой личности. Во Владыке соединены строгость и величайший такт, мягкость, человечность, понимание самого «маленького» и самого высокопоставленного.

Мы, белорусские архиереи, приезжаем в Минск на каждое заседание Синода Белорусской Православной Церкви как на праздник. По окончании официальной части с радостью общаемся с Владыкой, получаем его наставления, советы. После заседания Синода каждый епископ стремится разрешить свои проблемы с Экзархом «тет-а-тет». И Владыка с терпением, несмотря на общую для всех усталость, вникает в наши вопросы—как церковные, так и личные. Духовно утешенные и укреплённые, возвращаемся мы в свои епархии.

Архиепископ Новогрудский и Лидский Гурий (Апалько), наместник Жировичского Свято-Успенского монастыря

Для меня лично Владыка, в первую очередь пример смирения. Он—Постоянный член Священного Синода, Экзарх всея Беларуси, вхож к президентам, министрам… А ведь случись рядом какая-нибудь бабушка со своей копеечной проблемкой (на фоне других мелкой, для неё же самой—проблемищей!) и начинает просить Владыку о чём-нибудь—он никогда не отмахнётся: его христианская любовь не позволяет пройти мимо горюющей бабушки. Хотя, как опытный руководитель, он понимает, что, если с каждой бабушкой стоять, с каждым христианином беседовать, тогда не успеешь исполнить свои обязанности руководителя. Но отмахнуться от горя человеческого он не в силах. Это—яркий пример для всех христиан: и пастырей, и прихожан! Поэтому, у Владыки получается, что днём он терпеливо выслушивает всех, а ночью сидит над бумагами, принимает решения… То есть милосердствует не за счёт своих обязанностей, а за счёт своего личного времени (впрочем, личного-то времени у Владыки нет,—он живёт действительно ради Церкви).

Когда я был временным членом Священного Синода, меня вызвали в Москву. На машине ехать утомительно, и потому я приехал на поезде. Закончилось заседание вечером,—надо мчаться из здания Патриархии в гостиницу. А ведь все устали. Тут догоняет меня наш Митрополит и говорит: «Давайте я Вас отвезу. Я на машине».

Такое внимание к своим подчинённым всегда трогает. Знаю немало примеров, когда владыка Митрополит проявляет всяческую заботу обо всех, с кем сводит жизнь.

Сужу по себе, как трудно быть всегда спокойным, всех терпеливо выслушивать, как иногда раздражаешься от постоянной нехватки времени и неубывающей массы дел, голова распухает от проблем, а тут кто-то придёт со своими, которые, с твоей точки зрения, выеденного яйца не стоят… А у Владыки нет неважных проблем, когда кто-то нуждается в помощи…

Пример Митрополита не позволяет мне жаловаться на трудности. Могу ли я сказать ему: «Владыко, мне тяжело»? Хоть и сознаю, что иногда не успеваю выполнить толком ни одного дела, даже с помощниками. Видя, как трудится Митрополит, возможно ли пожаловаться: «Владыко, я перегружен»? Ведь он гораздо больше перегружен, чем я: он и Экзарх, и управляющий Минской епархией, и Постоянный член Синода, что тоже отнимает массу сил и времени. Сейчас его назначили ещё Председателем Редколлегии журнала «Богословские труды»; Митрополит возглавляет Синодальную Бословскую Комиссию Русской Православной Церкви.

Трудолюбие Владыки беспримерно и почти невероятно для обычного человека. Будучи занят весь день, он вечером приезжает к нам в Жировичи уже как преподаватель Семинарии и Академии и добрую половину ночи готовится к завтрашним лекциям. Просто удивляешься его работоспособности. А он, кажется, втянулся в такой режим напряжённой работы и как будто нормально себя в нём чувствует.

Епископ Гродненский и Волковысский Артемий (Кищенко)

Положение Церкви в Беларуси к моменту начала служения здесь Его Высокопреосвященства было сложным. В образцово-атеистической республике, экспериментальной республике, воинствующий атеизм отрабатывал бескровные методы ликвидации Церкви. Потому и студентов из Беларуси в Духовных Школах Русской Православной Церкви было очень мало. Но как только на Белорусской кафедре появился Митрополит Филарет, положение сразу изменилось: за короткий срок число студентов из Беларуси возросло в несколько раз. Надо полагать, потому, что Владыка безбоязненно выдавал желающим учиться и рекомендации, и направления в Духовные Школы.

Приезжая на каникулы из Семинарии в Минск, я ясно видел, как с приходом Владыки Филарета изменялась обстановка в Церкви.

Началось восстановление церковных зданий, их реконструкция, храмы менялись внешне. Наипаче же менялась внутренняя церковная жизнь: в храмах больше стало молодёжи, благолепия, и—чудо!—в республике начали звонить колокола.

Молодёжи среди прихожан в Минске в «наше» время (1967— 1969 годы) было раз-два и обчёлся. Нынешний митрофорный протоиерей отец Анатолий Ковалёв был самым частым прихожанином Кафедрального собора, да я старался периодически посещать собор, было ещё несколько молодых людей, и весь приход знал их не только в лицо, но и по именам. Когда же я приезжал из Семинарии после 1978 года, было очевидно, что молодёжь в соборе стала численно возрастать, более того, появились молодые чтецы и прислужники.

До начала служения на Белорусской кафедре Митрополита Филарета механизм «отлучения» от храма был примитивно прост: нас прогоняли… церковные работники. Надо полагать, власти ставили в вину правящему архиерею и старшему духовенству наличие в церквах юных прихожан. И архиерей вынужден был давать соответствующие распоряжения служащим храмов.

Служа с 1982 года в Минской епархии, я стал не только свидетелем, но и участником значительных перемен в церковной жизни. Хорошо помню первые собрания духовенства, которые Митрополит проводил в «частном» деревянном доме на улице Червякова, где тогда ютилось Минское Епархиальное Управление. Да и было-то в Минске только 2 действующих храма…

Яркие впечатления остались у меня от бесед Митрополита, которые он регулярно проводил с новыми рукоположенными священнонослужителями, собирая их в Жировичах. Шутя, мы, слушатели Владыки, говорили, что это был как бы «курс молодого бойца»—обзорный курс знаний для начинающего священника. С моей точки зрения, некий прообраз Духовной Семинарии. Постепенно, преодолевая трудности, невзирая на материальную бедность Церкви, наш Владыка Экзарх, с Божией помощью, собрал единомышленников и возобновил жизнь Семинарии. Мало того, он создал—впервые в истории Беларуси—Духовную Академию. На наших глазах, во многом благодаря авторитету Патриаршего Экзарха, открылся в Минске и Европейский гуманитарный университет (ЕГУ). А уж его теологический (богословский) факультет (в настоящее время Институт теологии БГУ), где я преподаю основы православного катехизиса,—вообще родное детище Владыки.

Митрополит для будущих богословов—и декан, и любимый педагог, и отец, и попечитель, а порой и духовник. Вся жизнь богословского факультета связана с деятельностью Владыки. И по сегодняшний день Митрополит Филарет решает все проблемы и с Министерством просвещения, и со светской властью. Для педагогов, сотрудников, студентов,—я это хорошо знаю,—дороги и его доброе отношение, и его юмор, и его бодрость духа; пример молодым—его юношеский задор, отцовская мудрость и особая пастырская сердечность. Потому-то наш факультет до сего времени существует и, надеюсь, и в дальнейшем будет исполнять то послушание, которое на него возложено Церковью.

Есть люди, которые активно не принимают Православия. И они используют любой случай, любое действие Владыки, чтобы найти повод для вражды. С Лукашенко поздоровался—плохо, с кардиналом поздоровался—плохо, с мусульманином поздоровался—плохо. Так что же тогда хорошо—ни с кем не здороваться? Есть хорошая пословица: «На каждый чих не наздравствуешься». И я считаю, что и в таких ситуациях Владыка держит себя с подлинно христианским достоинством.

Епископ Бобруйский и Быховский Серафим (Белоножко), первый проректор Института теологии, преподаватель Минских Духовных Академии и Семинарии

3Помнится, на вопрос одного дипломата: «Какие наиболее трудные проблемы стоят сегодня перед Православной Церковью в Беларуси?»,—Митрополит Филарет ответил: «Проблем много, но две я бы обозначил как важнейшие. Все остальные проистекают из них. Это проблема кадров и финансовая проблема».

Действительно, обеспечение приходов достойными, образованными, энергичными священниками—первоочередная задача нашей Церкви. Владыка всегда заботился об этом. Как только блеснул луч свободы и представилась возможность, он в 1989 году организует открытие Минской Духовной Семинарии. Мы—её первые студенты и выпускники—с благодарностью осознаем, что именно трудами Владыки Экзарха нам посчастливилось получить прекрасное образование, углубить свою веру, утвердиться в Православии. Многим выпускникам Семинарии Владыка помог продолжить обучение в престижных Духовных Академиях и на богословских факультетах России, Греции, Германии, Швейцарии и др. стран.

Навсегда останется в моей памяти, с каким вниманием он отнесся к нам—при всей-то его загруженности! Паспорта, визы, билеты, деньги—помощь оказывалась, действительно, отеческая и всеобъемлющая. Митрополит помахал нам рукой: «Ребята, не теряйте голову и багаж».

За рубежом имя Владыки открывало кабинеты и умягчало сердца строгих профессоров. «Красные» дипломы, привезённые нами оттуда,—это не наша, а его заслуга. Владыка курировал нас и на местах нашей учёбы, всегда пристально наблюдая за нашими успехами (промахами). Он даже навещал нас, посещая зарубежные страны в рамках каких-либо международных конференций. Как же мы радовались, когда он приезжал! Мы гордились им.

В качестве научного руководителя дипломных работ и кандидатских диссертаций Владыка, не жалея времени, вычитывает сотни страниц текстов, помогает с литературой и ведёт шаг за шагом своих диссертантов к успешным защитам сочинений. Соискатель, правда, часто чувствует себя неловко, ведь он отнимает у всегда перегруженного человека время или от ответственной работы, или от краткого отдыха.

С огромной любовью и сыновней благодарностью мы обнимаем нашего дорогого Владыку и профессора, желая ему крепкого здоровья, чтобы созданные и руководимые им Духовные Школы развивались и процветали на благо Святой Матери-Церкви. Многая лета, Владыко!

Епископ Речицкий Леонид (Филь), викарий Гомельской епархии, ректор Минских Духовных Академии и Семинарии (1996–2008)

10-11 апреля 1989 года по рапорту Митрополита Священный Синод Русской Православной Церкви благословил начало учебного процесса в Минской Духовной Семинарии с 1 сентября 1989 года в Свято-Успенском Жировичском монастыре. Таким образом, Семинария второй раз возобновила свою деятельность в стенах древней Жировичской обители. С самого начала Владыке и руководству Семинарии пришлось решать кадровые и хозяйственные задачи. Большинство преподавателей и членов администрации приехали в Жировичи из Московских Духовных Академии и Семинарии благодаря высокому церковному авторитету пригласившего их Владыки, зная его как талантливого и опытного администратора, придающего высокое значение духовному образованию. Владыка уделял большое внимание и организации материальной базы Духовной Школы, подсобному хозяйству Жировичской обители. Значительные силы были направлены на изыскание дополнительных средств.

Владыка был инициатором создания в Семинарии Отделения заочного обучения, которое было призвано давать богословское образование священнослужителям, не имевшим возможности получить его до принятия священного сана, и открылось в 1991 году. Тогда же по инициативе и под руководством Митрополита Филарета была начата подготовка по переводу полного курса обучения в Минской Духовной Семинарии с четырёхлетнего на пятилетний и разработка стандарта степени бакалавра богословия.

Уже в 1994 году состоялся первый выпуск студентов, которые прошли обучение по пятилетней программе и, защитив дипломные работы, получили степень бакалавра богословия и диплом о завершении высшего богословского образования. Этот уникальный опыт долго оставался единственным среди Духовных Семинарий Русской Православной Церкви, а Московская и Санкт-Петербургская Семинарии только в 2002/2003 учебном году осуществили свой первый выпуск по пятилетней программе.

В 1996 году по инициативе и ходатайству Митрополита Филарета постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви начался учебный процесс в Минской Духовной Академии в стенах Свято-Успенского Жировичского монастыря—первой православной Духовной Академии на территории современной Беларуси за всю историю существования Православия на белорусской земле.

Высокий авторитет и влияние Владыки в сфере духовного образования позволили новосозданной Минской Духовной Академии давать своим воспитанникам высококачественное богословское образование, знание древних и новых иностранных языков, прививать навык самостоятельной научно-исследовательской работы в области богословских и церковно-исторических дисциплин. Благодаря авторитету Владыки Экзарха Минская Академия имеет возможность приглашать ведущих белорусских и зарубежных церковных и светских специалистов для чтения лекций по учебным программам, утверждённым Советом Академии. Многие выпускники Академии и Семинарии направляются Его Высокопреосвященством для пpoдолжения образования в ближнее и дальнее зарубежье.

Нельзя не упомянуть, что при создании библиотеки Минских Духовных Академии и Семинарии Владыка пожертвовал в её фонд значительную часть своих личных книг, и в настоящее время постоянно делает значительные вклады ценных и раритетных изданий.

Важно отметить влияние личности Владыки Митрополита как на студентов, так и на преподавателей Духовных Школ, которые личном общении с ним находят для себя источник творческого вдохновения. За решением многих проблем наставники и воспитанники Школ идут к Владыке, и все получают мудрый совет и отеческое утешение. Особенно вдохновляет студентов совершение Его Высокопреосвященством богослужений в соборном храме Жировичского монастыря. Незабываемые впечатления сохранились у тех студентов и выпускников, которые были рукоположены в священный сан Его Высокопреосвященством.

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.