Пожиная плоды…

1Наши беседы с Митрополитом Филаретом стали доброй традицией. Каждый раз мы пытаемся у него спросить что-то новое и важное. В этом году исполняется 30 лет служения Владыки Экзарха на Белорусской кафедре. Это серьезная дата, которая заставляет нас задуматься над всем тем, что сделал Митрополит Филарет для нашей Церкви.

— Владыка, расскажите, пожалуйста, как произошло Ваше назначение на Белорусскую кафедру?

— Это произошло в связи с кончиной Митрополита Никодима (Ротова), о которой я узнал, находясь в пути из Дюссельдорфа в Берлин. Мне позвонил тогда еще Юра Толыпин, а сейчас—Архиепископ Лонгин. Он меня провожал в Берлин, и мы как раз вспоминали Владыку Никодима: он находился в Риме, и состояние его здоровья было не из лучших… И вот Юра мне сообщает, что состоялась аудиенция Владыки у Папы Римского, во время которой Митрополит Никодим скончался. Это известие, естественно, подвигло меня взять благословение у Святейшего Патриарха Пимена и вылететь в Москву (а потом в Петербург) и принять участие в погребении Владыки. За телом Митрополита Никодима вылетел Митрополит Антоний (Мельников). С последним мы всегда были в хороших человеческих отношениях: жизненные пути наши шли параллельно, иногда пересекались…

Так я через некоторое время и оказался в Минске, где до того никогда не был. Но много раз проезжал поездом, летел самолетом над Беларусью, над Минском. И, наконец, я получил назначение на Минскую кафедру. На протяжении этих 30 лет служения я всегда по-доброму вспоминаю это назначение, это послушание. Никогда у меня не было ропота, а если что-то такое и начиналось (потому что были обстоятельства, которые, может быть, оправдывали в некотором смысле ропот…), все равно—слава Богу за все! Господь помог мне спокойно исполнить послушание. Я благодарен Богу, благодарен пастве белорусской, которая приняла меня наилучшим образом.

Один из виднейших архиереев Русской Православной Церкви, постоянный член Священного Синода и председатель Синода Белорусского Экзархата, руководитель Синодальной Богословской Комиссии—Митрополит Филарет совершает свое служение в пределах Беларуси с 10 октября 1978 года.

Два дня спустя после своего назначения на эту кафедру Митрополит Минский и Белорусский (именно таков был титул единственного в те годы архиерея на территории входившей в состав Советского Союза Белорусской Советской Социалистической Республики) Филарет был назначен Патриаршим Экзархом Западной Европы.

Даже на самый первый взгляд эти административные решения Синода и Святейшего Патриарха привлекают внимание: ответственности одного человека были вручены важнейшие направления церковной деятельности Русской Православной Церкви.

С одной стороны, к концу 70-х годов отношения Советского Союза с Западом стали чрезвычайно напряженными вследствие многолетней «холодной войны»; с другой стороны, именно Белоруссия была для советской власти землей, которую идеологи атеизма стремились сделать «территорией, свободной от религии».

Самая западная Республика СССР, бывшая своего рода буфером между страной Советов и Западом; «сборочный цех советской промышленности»; более других разоренная во время Второй Мировой войны и восстановленная воистину героическим трудом местного населения и многих тысяч оставшихся здесь после войны или приехавших из других регионов граждан,—Белоруссия к тому времени была едва ли не образцовой советской зоной в экономическом, социальном и идеологическом плане.

…В возрасте 43-х лет Митрополит Филарет принял под свое архипастырское окормление всего лишь 360 православных приходов и один действующий Свято-Успенский монастырь, что в деревне Жировичи на западе Республики. Минская Духовная Школа была закрыта еще в 1962 году, и власти надеялись, что число православных общин будет сокращаться по мере ухода из жизни старшего поколения священнослужителей.

В главных монастырских корпусах размещались психиатрическая больница и сельскохозяйственный техникум, по соседству была расквартирована воинская часть. В столице Белоруссии епархиальное управление размещалось в скромных деревянных домиках в отдаленном районе города.

Ко времени своего назначения на Минско-Белорусскую кафедру Митрополит Филарет уже обладал незаурядным и весьма успешным опытом церковной деятельности. Воспитанник Московских Духовных Академии и Семинарии, Владыка в течение 7 лет (с 1966 по 1973 годы) был Ректором этих авторитетных в православном мире высших учебных заведений Московского Патриархата. Бесценный опыт, накопленный в течение почти 20 лет обучения и начальствования в Московских Духовных Школах, стал со временем основой возрождения церковного образования на Белорусской земле.

После своей архиерейской хиротонии в 1965 году молодой архипастырь стал Епископом Тихвинским, викарием Ленинградской епархии, которую в те годы возглавлял выдающийся иерарх Русской Православной Церкви Митрополит Никодим (Ротов).

Снова и снова я благодарю наш благочестивый белорусский народ, народ-труженик. Много трогательных картин встает передо мною… Я ведь до назначения на Белорусскую кафедру на приходах не служил, не бывал в провинции, и именно здесь я впервые встретился с народом-тружеником. Люди подходили ко мне под благословение, складывали свои руки, и я понимал, что не им надо было мои руки целовать, а мне—их руки, натруженные, с мозолями, с трещинами; руки тружеников… Поэтому, я благодарен Богу за эту встречу, и молюсь всегда о Белоруссии и о ее народе. И, конечно, теперь уже понимаю, как важно, чтобы во главе нашей страны стояли достойные люди, преданные именно интересам народа, с чем я, слава Богу, сейчас сталкиваюсь. Встреч с руководителями разного плана тоже было много, и я должен опять-таки благодарить Бога, что эти встречи и знакомства, как я думаю, были взаимно полезны.

— А как восприняли власти БССР Ваше назначение? Может, были какие-нибудь провокации с их стороны, время ведь было не простое…

— Да, время было не простое, но я благодарен Богу, что Он как-то провел меня сквозь те интриги, хотя должен признаться, что интриг, как таковых, я и не ощущал. Лично я всегда шел к первым секретарям, партийным работникам с открытым сердцем и всегда ставил откровенно вопросы. Подумав, благословившись в святом углу, идешь смело на встречу, на собеседование… Было много непростых, ответственных встреч, но, по-видимому, искренность и добрые намерения тоже встречались.

— Какие первостепенные задачи Вы поставили, вступив на Белорусскую кафедру, и все ли из намеченного Вам удалось воплотить в жизнь?

— Сначала необходимо было как-то сохранить то состояние, в котором пребывала Церковь (структура, система управления Церковью) на то время. У меня до этого был маленький опыт правящего архиерея Калининской епархии. Тамошний уполномоченный—такой крепкий орешек—предъявил претензии Куроедову Владимиру Алексеевичу: «Слушайте, а чего это Вы нам прислали такого молодого, энергичного?.. У нас же был Иннокентий, нам вполне было достаточно! А теперь вот прислали какого-то…». Ну, не сказал «комсомольца» (к этому я не имел отношения), но, видимо, это подразумевалось. И там, в Калинине, и здесь, в Минске, я пошел на прием к уполномоченному по религии в нашей церковной одежде: в рясе, в скуфье, с панагией… А секретарь епархии, отец Михаил Буглаков (очень хороший был человек), мне и говорит: «Владыка, а… а…». Я говорю: «Что—“а”!? Вот так и пойдем, я не снимал рясу ни при каких обстоятельствах: и в поездах, и в самолетах, и во все инстанции (кроме больниц) я надевал рясу. Не бойтесь, батюшка, все будет хорошо, поехали!». И мы с ним поехали. Там, конечно, была определенная реакция, но все прошло действительно нормально. Очень важно быть принципиальным человеком. Первое, что было достигнуто, это появление в среде светской, гражданской в церковной одежде. Здесь неплохо были на то время организованы округи благочиний. И мы встречались, обсуждали накопившиеся проблемы. Эти встречи были регулярными, нужно было думать об образовании наших кадров. И тут Жировицкая обитель, естественно, стала тем местом, где это проходило.

Незадолго до своей епископской хиротонии архимандрит Филарет 10 октября 1963 года был назначен Секретарем Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства. Спустя 30 лет эта Комиссия была преобразована в Синодальную Богословскую Комиссию, и 28 декабря 1993 года Патриарший Экзарх всея Беларуси стал ее Председателем. Но тогда Владыке Филарету предстояли многие труды, неизменно направленные на поиск и утверждение мира и единомыслия в христианском мире.

В условиях нагнетания вооруженного соперничества представители христианских конфессий острее ощущали потребность в диалоге и необходимость умиротворения опасного военно-политического противостояния в Европе и в мире. Именно поэтому Русская Православная Церковь стала прилагать активные усилия по налаживанию межцерковных и межхристианских связей.

Опыт богословской и международной деятельности Владыки, его возрастающий в христианском мире авторитет подвигли Священный Синод Русской Православной Церкви принять важное решение: Его Высокопреосвященству надлежало быть Архиепископом Берлинским и Среднеевропейским, Патриаршим Экзархом Средней Европы. Владыка Филарет пребывал на этой кафедре с 18 апреля 1973 года по 10 октября 1978 года более 5 лет—вплоть до своего назначения на Минскую кафедру—с одновременным окормлением Западноевропейского Экзархата.

Особый период церковной деятельности Владыки связан с пребыванием на посту Председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата (ОВЦС МП) с 14 апреля 1981 года по 13 ноября 1989 года.

Год 1981-й был весьма насыщен важнейшими событиями в жизни Церкви и в летописи служения Высокопреосвященного Владыки Филарета. 14 апреля 1981 года он стал Постоянным членом Священного Синода.

В том же 1981 году началась подготовка к более близкому событию: 1 —2 октября Митрополит Филарет был избран Председателем Международного Подготовительного Комитета Всемирной конференции «Религиозные деятели за спасение священного дара жизни от ядерной катастрофы». Подобный форум не имел прецедентов ни в Новейшей истории человеческого рода, ни когда-либо прежде.

По мнению Митрополита Филарета, в 80-е годы у Церкви и государства была, наверное, единственная «точка совпадения интересов»—миротворческое движение. Карибский кризис в хрущевский период руководства страной не только поставил мир на грань, за которой начинается ядерная война, но наклонил человечество за предел этой грани.

Так и в отношениях с Церковью к концу 70-х—началу 80-х годов был накоплен немалый потенциал взаимного отчуждения. Времена так называемой «оттепели» 60-х стали для Православной Церкви лютыми заморозками: в это время было закрыто и уничтожено больше храмов и монастырей, чем за всю предыдущую историю советской власти.

С 10 по 14 мая 1982 года Митрополит Филарет председательствовал на проходившей в Москве Всемирной конференции «Религиозные деятели за спасение священного дара жизни от ядерной катастрофы». Этот грандиозный форум не только показал реальные возможности влияния религиозных организаций всей Земли на формирование общественного мнения в вопросах войны и мира, но также стал свидетельством высокого авторитета Русской Православной Церкви в Советском Союзе и за рубежом.

По мнению Владыки, именно с тех пор советское государство уже с большей осторожностью стало относиться к Церкви, а «перестройка» социально-политической жизни страны фактически началась именно с этих эпохальных событий, а не с партконференций, которые прошли шумно и забылись скоро.

80-е годы были для Владыки Филарета чрезвычайно насыщенными внешнецерковной, межхристианской, научно-богословской и социальной деятельностью. Только лишь в год своего 50-летия Его Высокопреосвященство пережил такое количество поздравлений и награждений, принял участие в организации и проведении столь значительного числа конференций и мероприятий, что одно их перечисление заняло бы немалую часть настоящей публикации.

— Владыка, я читал много, что власти не раз пытались закрыть Жировицкий монастырь. А что Вы делали в свое время для того, чтобы это закрытие не произошло?

— Да просто жить надо активно—вот и все! Ныне покойный Владыка Никодим говорил: «Вот обидно, только 3 месяца побыл митрополитом на Минской кафедре, так ни разу и не побывал в Жировицах…». Была даже такая шутка, что это какой-то Промысл Божий, что некоторые митрополиты никак не могут доехать до Жировиц: то машина сломается, то еще что-то… Среди них были и такие «активные», которые могли бы пойти на предложения и просьбы властей закрыть обитель, как монастырь, и оставить только в качестве прихода. Поэтому, когда я сюда приехал, покойный отец Леонид Божко, наш протодиакон, так пошутил: «Ну,—говорит,—Господь допустил, наконец, архиерея до Жировиц!..». Когда мы приехали в Жировицы, то, конечно, все здесь было достаточно убого; прискорбно было все это видеть… Но жизнь началась, начались лектории для духовенства, те самые встречи, о которых мы уже говорили—именно в Жировицах, в зале на втором этаже, где сейчас трапезная,—туда я приглашал наших опытных, маститых благочинных, серьезных людей, которые очень поддерживали меня в моих скромных начинаниях. Я питался их опытом и информацией, которой у них собиралось очень много: такой интересной, как, например, отношения с властями на местах и прочее. А они тоже, так сказать, ободрились: увидели, что нужны для Церкви. Царство Небесное схиархимандриту Иоанну (Маслову), который сразу был привлечен к работе по вопросам исповеди, духовного руководства, а также по литургике. И отца Георгия Латушко, настоятеля нашего Петро-Павловского собора, я тоже пригласил, и отца Михаила Буглакова (покойного) тоже…

Возрождение и развитие монастырской жизни в Беларуси было и остаётся важнейшим попечением Патриаршего Экзарха. К 30-й годовщине служения Его Высокопреосвященства на Минской кафедре количество монастырей в Белорусской Православной Церкви достигло 29-ти (из них 2 ставропигиальных и 7—на территории Минской епархии). Своеобразным символом этого явления стали события 6 июня 2007 года—дня празднования памяти преподобной Евфросинии, игумении Полоцкой. В колыбели белорусского монашества—Спасо-Евфросиниевской обители града Полоцка—в присутствии Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко была освящена воссозданная серебряная рака святой покровительницы Белой Руси.

— Владыка, в то время Епархиальное управление находилось на улице Червякова. Ваша жизнь повседневная проходила, наверное, в более спокойной обстановке, чем сейчас?

— Я бы так не сказал. Сам характер архиерейского служения не предполагает спокойствия. Перед моим приездом отец Михаил—он был тогда только привлечен к епархиальной жизни Владыкой Антонием—занимался приготовлением архиерейских покоев. «Покои»—громко, конечно, сказано; наше обиталище было действительно очень скромным. В целом, обстановка была очень уютная, спокойная. Двери епархиальные были всегда открыты—и народ, и духовенство знали об этом. Жалко, приходится теперь оттуда выбираться…

— Когда Вы заметили изменения в отношении к Церкви со стороны государства и общества, и в чем это проявлялось?

— Прежде всего, необходимо отметить 1988 год—Юбилей Крещения Руси. В верхах думали, что этот праздник пройдет—и всё, но уже невозможно было канализировать это событие с их партийной точки зрения. Это торжество всколыхнуло общество. Тогда же состоялась встреча с генеральным секретарем, были подняты многие вопросы ( меня до сих пор хранится записная книжка, где записаны, если не ошибаюсь, 36 вопросов). Мы, конечно, на уровне Синода готовились к этому. И, действительно, многие вопросы были рассмотрены; тогда же было принято решение об открытии Киево-Печерской Лавры. И по многим другим вопросам, важным на то время, было дано «добро», загорелся «зеленый свет». Это, конечно, благодаря Юбилею Крещения Руси. Само же это празднование дало широкий резонанс во всех регионах Русской Православной Церкви. Тогда же была открыта наша Семинария, печатные органы, Духовное училище.

222 июля 1981 года Митрополит Филарет был назначен заместителем Председателя постоянного Рабочего президиума по подготовке и проведению Юбилея 1000-летия Крещения Руси, главой Рабочей группы по участию в праздновании других Церквей и по общественным проблемам. По мере приближения этого события, 23 декабря 1986 года Владыка стал заместителем Председателя оргкомитета по подготовке и проведению празднования 1000-летия Крещения Руси. Одни лишь формулировки этих назначений свидетельствуют о крайней важности того события, к которому Русская Православная Церковь начала собираться с силами.

Размышляя сегодня о значении тех исторических лет, Митрополит Филарет считает, что краеугольным камнем последовавшего затем поворота в отношениях Церкви и государства стало именно празднование 1000-летия Крещения Руси в 1988 году, которому предшествовал непростой период подготовки к этому великому торжеству отечественной истории.

С течением времени всё отчетливее становится понимание того, что 10 лет накануне учреждения Белорусской Православной Церкви были промыслительным временем накопления внутрицерковного и общественного потенциала, достаточного для начала стремительного возрождения православной церковной жизни в Белой Руси под омофором Владыки Митрополита. Этим началом стало образование Белорусской Православной Церкви.

Священный Синод Русской Православной Церкви на заседании 6 июля 1989 года принял решение восстановить Могилевскую, Пинскую и Полоцкую епархии с последующим утверждением на предстоящем Архиерейском Соборе.

Архиерейский Собор РПЦ, посвященный празднованию 400-летия учреждения Московского Патриаршества и проходивший 9–11 октября 1989 года в Свято-Даниловом монастыре, принял определение об образовании Белорусского Экзархата Московского Патриархата, утвердив решение Священного Синода об образовании Могилевской, Пинской и Полоцкой епархий.

16 октября 1989 года на очередном заседании члены Синода Русской Православной Церкви, во исполнение определений Архиерейского Собора, постановили: Экзарху Белоруссии впредь иметь титул «Митрополит Минский и Гродненский, Патриарший Экзарх всея Белоруссии»; Высокопреосвященного Филарета, Митрополита Минского и Белорусского назначить Экзархом Белоруссии.

Синод также поручил Высокопреосвященному Кириллу, Архиепископу Смоленскому и Калининградскому, Председателю ОВЦС МП, сделать доклад об Экзархатах Московского Патриархата на предстоящем 30–31 января 1990 года Архиерейском Соборе РПЦ и представить проект «Положения об Экзархатах Московского Патриархата».

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви на своих заседаниях 30–31 января 1990 года заслушал доклад Высокопреосвященного Архиепископа Кирилла и определил принять «Положение об Экзархатах», внести его в действующий Устав об управлении РПЦ в виде VII раздела, сделав соответствующие поправки в разделах I, V и XII с последующим утверждением на Поместном Соборе.

Решения этого Архиерейского Собора были утверждены Поместным Собором Русской Православной Церкви, проходившем в Свято-Троице-Сергиевой Лавре 7–8 июня 1990 года.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, приветствуя 24 октября 2003 года Митрополита Филарета с 25-летием его архипастырского служения на земле Белой Руси, подчеркнул в своем Послании:

«Вы, Владыка, мудро рассудив и глубоко вникнув в обстановку и исторические реалии белорусского народа, пришли к заключению о необходимости создания Патриаршего Экзархата, получившего право именоваться Белорусской Православной Церковью.

Сегодня, благодаря Вашему апостольскому и жертвенному служению Святой Церкви и людям, Вы являетесь одним из видных православных иерархов. Ваша проницательность и прекрасные человеческие качества делают Вас любимым не только в среде белорусской паствы и всего белорусского народа. Вас знают и любят во всей Русской Православной Церкви».

Учреждение Белоруской Православной Церкви в каноническом составе Московского Патриархата, наделение Синода Белорусского Экзархата возможностью полного административного самоуправления, сохранение незыблемого церковного и канонического единства с Матерью-Церковью оказалось именно той твердыней, о которую разбились все центробежные силы, ураганом сотрясшие постсоветское пространство после распада СССР. Во многом благодаря этому обстоятельству, православные жители независимой Республики Беларусь в полной мере почувствовали сохраненное историческое единство Белой и Великой Руси, рожденное (как не раз напоминал Митрополит Филарет) «в общей купели Крещения в 988 году».

Влияние торжеств 1000-летия Крещения Руси и неустанная деятельность Патриаршего Экзарха были таковы, что с начала 90-х годов и по сей день Белорусская Православная Церковь стала источником и причиной важнейших событий в церковной и национальной истории Беларуси.

Празднование 1000-летия Полоцкой епархии и Православной Церкви на Беларуси стало в сентябре 1992 года выдающимся событием не только церковной, но и государственной жизни белорусского народа. Так, в Академии наук Республики Беларусь была проведена международная научная конференция, посвященная достопамятной годовщине. Впервые была официально подтверждена позиция государства, признающая определяющее значение Православной Церкви в формировании основ белорусской национально-этнической культуры и государственности.

— Владыка, за время Вашего служения число храмов в Беларуси возросло в 4 раза. Открытие какого храма Вам особенно запомнилось?

— В первую очередь, это храм Марии Магдалины и Петро-Павловский собор в Минске.

За «многолетний личный вклад в духовное возрождение белорусского народа, укрепление дружбы и братских связей между народами, развитие межконфессионального диалога» 1 марта 2006 года Указом Президента Республики Беларуси А. Г. Лукашенко Митрополиту Минскому и Слуцкому Филарету, Патриаршему Экзарху всея Беларуси было присвоено звание «Герой Беларуси».

В 2008 году отмечается 30-летие служения митрополита Филарета на Минской кафедре. Ко времени назначения Владыки Филарета в Белоруссию в 1978 году на территории Республики было 369 храмов, 1 монастырь и 364 священнослужителя единственной на всю страну Минской епархии. Сегодня в Белоруссии 11 епархий. В состав Минской епархии входят 356 приходов, 7 обителей, в которых совершают свое служение 407 священнослужителей. К началу 2008 года в Белорусском Экзархате насчитывалось 1446 приходов, 10 мужских и 19 женских монастырей и 1564 священнослужителя.

— И последний вопрос: какое основание положить в своем служении молодому священнику?

— Нужно быть верным всем церковным установлениям. Начиная с тех, которые касаются совершения богослужения, правил подготовки к богослужению. Конечно, разные есть положения: если ты монах, то это одно, если в миру, то другое… И необходимо постоянно следить за собой, постоянно приносить покаяние, не засорять свою душу забытыми (иногда и умышленно покрываемыми) недостатками. Для священнослужителя очень важным является чтение «Учительного известия». Это духовный опыт, накопленный веками, и если его не получается выполнять, то, по крайней мере, необходимо знать, что мы должны исполнять и не исполняем.

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.