Детоводитель ко Христу

1В христианстве вопрос о том, какое значение в жизни Христа имел Ветхий Завет, всегда являлся актуальным. Что означал Закон Моисеев для Христа и апостолов? Об этом читателям предлагает поразмышлять преподаватель Минских Духовных Школ отец Алексий Васин—постоянный ведущий «Библейского урока».

Неправильное понимание этой проблемы заставляет некоторых христиан аргументировать своё небрежение в чтении Святых Книг Библии именно таким не православным отношением и пониманием. Это происходит, в особенности, тогда, когда верующий сталкивается с массивным достоянием Ветхого Завета, читая Священное Писание и сравнивая содержание учения Христова, представленного Новым Заветом, с происходящими событиями в истории Ветхозаветной Церкви. Многие, искушаясь, начинают видеть в Ветхом Завете отживший себя атавизм, необходимый Новому Завету лишь «для массы» или для большей исторической и литературной существенности. Когда речь заходит о 10 Синайских Заповедях, по которым многие выстраивают свою практику исповеди и теорию христианской нравственности, начинает возникать сомнение, и появляется очередная вероучительная туманность и чёрные дыры в сознании. Возникает вопрос: каким образом 10 Заповедей, олицетворяющие Закон Моисеев, становятся одновременно олицетворением качества внутренней жизни христианина?

В прошлом номере журнала «Ступени» в «Библейском уроке» мы заметили, что даже под грубой и жестокой (как может показаться на первый взгляд) формулировкой Моисеева Законодательства в тексте Лев. 24 скрываются для христианского сознания в Таинстве Плоти и Крови преподанные истины искупления грешной человеческой природы от смерти. Поэтому, Священное Писание Ветхого Завета нам даровано не для того, чтобы вести спекулятивные беседы на тему: стоит ли христианину есть свинину или крольчатину, нужно соблюдать или не соблюдать субботу; а для того, чтобы увидеть в Новом Завете эсхатологическую кульминацию истории спасения человеческого рода и выбрать себе в руководство на пути спасения не букву Закона, а Божественную Любовь. Именно смысл и содержание Закона (а не его буква) являются, по словам святого апостола Павла, детоводителем-педагогом ко Христу.

Своё отношение к Закону Христос очень чётко выражает в Нагорной Проповеди, которая начинается так называемыми Заповедями Блаженств. Важно отметить, что эти начальные слова, которые во всех древних традициях называются не Заповедями, а просто Блаженствами, суть вводные слова для собственно Заповедей, исполнение которых необходимо для унаследования Царства Божия. Это примерно так же, как и Декалог открывает остальные Заповеди Закона Моисеева, являясь их инициализацией. Т. е. Заповеди Блаженств являются символом и олицетворением всего того, что Христос хотел донести до слушателей. На литургии Блаженны становятся вводной частью в новозаветные чтения литургии оглашенных, т. е. за ними в обязательном порядке следуют чтение Апостола и Святого Евангелия. Ключевыми словами являются слова Христа: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить» (Мф. 5:17). Что значит—«исполнить»? В русском языке мы привыкли видеть в этом слове только одно значение: «сделать, выполнить, совершить». В Священном Писании это слово, выраженное греческим plhrw/sai, которое больше всего употребляется в значении «наполнить». Христос использует это слово в высказывании, когда обличает фарисеев и книжников: «…дополняйте же меру отцов ваших» (Мф. 23:32). Здесь имеется в виду дополнение чего-либо. Об Иоанне Крестителе евангелист Лука говорит: «…и Духа Святаго исполнится еще от чрева матери своей» (Лк. 1:15).

Можно привести очень много мест, которые свидетельствуют о том, что слово «исполнить» означает не упразднение и не завершение чего-либо, а выполнение заповеди, указания и т. д., наполнение чем-либо (радостью, вином, новым смыслом и др.), а также—очень важное значение по отношению к Ветхому Закону!—означает и «дополнение». Следовательно, слова Христа мы должны понимать таким образом, что Он пришёл на Землю, чтобы наполнить Ветхий Закон новым содержанием, дополнить его новым смыслом и исполнить его, при этом, как верный и послушный Сын Высшего Законодателя.

И совсем не нарушить пришёл… В Евангелии слово «нарушить» выражено греческим katalu/sai. Этот же глагол мы встречаем в Деян. 5:38–39, где он выражает разрушение и упразднение дела проповеди Евангелия: «Ибо если это предприятие и это дело—от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его; [берегитесь], чтобы вам не оказаться и богопротивниками». А в Мф. 26:61 этот же глагол используется для обозначения разрушения Храма Своего Тела: «Могу разрушить храм Божий и в три дня создать его». Таким образом, Господь под выражением «нарушить закон» понимает прекращение, разрушение, устранение Закона Моисеева, а в противовес этому действию высказывает желание наполнить этот Закон смыслом, т. е. сделать его смысл и содержание (а не только буквальное оформление) актуальным. «Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (Мф. 5:18), а значит, действие Закона понимается и эсхатологически, как все богословие и вообще все, происходящее в мире.

Читая изложенные Христом в Мф. 5 избранные Заповеди Моисеева Закона и новое их христианское дополнение из уст Господа, мы видим конкретно, что Заповеди Закона Моисеева не просто не отменяются, но значительно ужесточаются. Что легче человеку соблюдать: то, что «сказано древним», или то, что предписывает Христос словами: «а Я говорю вам»? То, что «сказано древним»—буквальное понимание Моисеева Закона,—соблюдается фарисеями и книжниками, но Христос говорит Своим ученикам, что такое соблюдение свойственно для царства земного, а для Царства Небесного необходима праведность «более праведная», чем праведность книжников и фарисеев.

Законодательная часть Нагорной Проповеди, начиная с Мф. 5:21, делает Закон более «изощрённым». Если древние понимали под заповедью, например, «не убий» действительное убийство, то для Христа нарушением этой заповеди является уже дурная мысль или дурное слово в адрес ближнего. Христос указывает на то, что формальное соблюдение заповедей закона о жертвоприношениях является бессмысленным, если принесший жертву не обретет внутренний мир (т. е. путём примирения с ближним нужно примириться с Богом и самим собой). Если для древних заповедь, например, «не прелюбодействуй» понималась буквально, и для наказания прелюбодеицы требовались очевидцы, свидетели и улики акта преступления, то для Христа уже мысли о женщине с вожделением являются нарушением этой заповеди.

Вопрос «что легче укротить—тело или мысли?» имеет недвусмысленный ответ: борьба с помыслами намного сложнее, чем укрощение плоти и жизнь по Закону. Запрет клятвы в Нагорной Проповеди делает благоговение пред Богом более щепетильным. Древние понимали под заповедью «око за око, зуб за зуб» справедливое возмездие, а для Христа человек со своей греховной природой, чтобы возыметь оправдание пред Богом, не должен искать отмщения, принадлежащее только Самому Богу, Который говорит: «Мне отмщение—Аз воздам». Поэтому, Христова справедливость предписывает подставить вторую щеку за первую, а идейно—и второе око за первое око, а второй зуб за первый зуб». В христианском понимании, человек должен уметь отказаться от ока, которое соблазняет.

Христос подчёркивает основную мысль Закона: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48), а это является основной богословской мыслью Книги Левит, где сказано Самим Богом Отцом: «Будьте святы, как (ибо) Я свят, Господь Бог ваш» (Лев. 19:2). Ветхозаветная святость в устах Христа Бога есть ни что иное, как совершенство христианина, идентичное совершенству Бога Отца. Далее, в 6-й главе Евангелия от Матфея, разъясняется то, как правильно (согласно Закону) соблюдать заповеди о милостыне и молитве. Они должны соблюдаться как таинство служения Богу: «Помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6:6). Господь выносит Своих последователей за сферу действия Закона, делая их свободными от Закона и жала смерти, но не от соблюдения Закона. Словами: «Не судите, да не судимы будете; ибо каким судом судите, [таким] будете судимы; и какою мерою мерите, [такою] и вам будут мерить» (Мф. 7:1–2) Господь ставит любовь и милость к ближнему превыше всякой справедливости. Здесь видим мы, что если в двух заповедях «возлюби Бога» и «возлюби ближнего»—весь Закон и Пророки, то две эти заповеди соединены в предписании: «не судите, да не судимы будете».

Таким образом, в Нагорной Проповеди мы видим, что Закон становится для последователей Христа внутренним (в отличие от его внешнего проявления), поэтому все его соблюдения должны остаться втайне пред Богом, а не явно пред глазами человеческими для стяжания славы и похвалы, как к этому стремились книжники и фарисеи, неправильно истолковывающие Закон Святости человеческого рода. Именно этот Закон попытался преподать Моисей настолько, насколько человечество могло принять его, а Христос преподнёс его нам как детоводитель к Себе и Богу Отцу. Приняв Закон от Моисея, Церковь приняла форму благодати, а приняв этот же Закон от Христа, она приняла наполнение этой формы и содержание.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.