Интерактивная проповедь

1И 10-ти лет не прошло с того момента, когда блоги стали массовым явлением, а их уже вовсю обсуждают и исследуют как новейший феномен. Самому известному и востребованному в России блоговому сервису—«Живому Журналу»—уже 8 лет, но количество зарегистрированных на нем пользователей растет со все большей скоростью.

Но эта проблема не была бы нам так интересна, если бы среди русских блогеров не было заметным количество православных христиан. И, главное, популярностью стали пользоваться журналы священнослужителей. Об этом—наш материал, первый среди публикаций «Татьянина дня» о православной блогосфере.

Чтобы убедиться в том, что священник, ведущий, например, ЖЖ, совсем не редкое или маргинальное явление, достаточно зайти на главную страницу достаточно популярного блога «Te Deum laudamus!» В списке, опубликованном его автором,—больше 80 священнослужителей (диаконов, священников и даже архиереев) из Русской, Румынской, Американской, Финляндской Православных Церквей, не считая представителей многочисленных расколов и инославных клириков. Это при том, что список неуклонно пополняется, а многие священнослужители не попали в него из-за того, что пользуются псевдонимами.

Кто же они, православные клирики, открыто вышедшие в Интернет и начавшие (как сейчас модно говорить) интерактивный диалог с аудиторией? В первую очередь, это люди очень и очень разные. Среди них—жители Дальнего Востока, Средней России, ближнего и дальнего зарубежья; монахи и белое духовенство; простые сельские батюшки, клирики столичных приходов и сотрудники Синодальных отделов. Друг с другом соседствуют дневники маститых священнослужителей и их молодых собратьев, и как минимум 2 блога существуют в открытом доступе уже после смерти их авторов.

Можно ли говорить об общем портрете блогера-православного священнослужителя? Казалось бы, нет: ведь мы только что сказали, что эти авторы так отличаются друг от друга! Однако почти всех их объединяет одно весьма значительное качество. Практически каждый священник, ведущий свой дневник в сети,—искренний христианин, человек с пусть, возможно, и спорной, но активной жизненной позицией, во многих случаях—ревностный пастырь. Это не преувеличение и не выдача желаемого за действительное: в российской блогосфере среди активно пишущих пользователей в священном сане очень мало людей заурядных или тем более недостойных.

Причина этого вполне проста: блоги, как мы упомянули в самом начале, появились не так давно. Кто первым из числа духовенства решился освоить эту форму общения? Конечно же, люди, которым было что сказать. Не было решения Синода, предписывавшего каждому клирику создать «Живой Журнал», поэтому создали его те, кому это было действительно необходимо, и это благотворно сказалось на общем качестве православной блогосферы. Наверно, уже в ближайшем будущем ситуация изменится в сторону «усреднения» содержания таких дневников, но пока еще этого, к счастью, нет.

По тем же причинам блог православного священнослужителя не имеет какой-либо стандартной формы. Мы можем встретить и чисто «дневниковые» журналы, посвященные жизни священника и прихода, и литературные проекты (многие из них, что интересно, обозначены псевдонимами), и фотоподборки. Самый же яркий, требующий отдельного обсуждения жанр—это, наверно, блоговая публицистика духовенства, которая оказалась способной влиять на политику не только онлайновых, но даже традиционных СМИ! Примером тому стала история трагической гибели отца Андрея Николаева, священника из тверской глубинки, о которой мы узнали благодаря другому тверскому батюшке, призвавшему своих читателей помешать замалчиванию произошедшего преступления. На призыв откликнулось столько блогеров, что уже спустя несколько дней все крупные российские СМИ обсуждали случившуюся беду, хотя, будь все немного по-другому, о ней мог бы никто и не узнать.

По сути, мы становимся очевидцами появления нового типа, не побоимся сказать, православной журналистики. Каждый блог абсолютно индивидуален, является слепком с конкретного человека; и в то же самое время блоги многих православных священнослужителей по своему духу удивительно созвучны друг другу. Наиболее яркие и глубокие из них можно смело назвать средством живой проповеди Православия, хотя сама по себе проповедь, как жанр постинга, встречается нечасто. И, в конце концов, взаимодействуя с читателями и друг с другом, православные священнослужители (простите за громкие слова, но это так!) в совершенно новой форме выполняют миссионерскую задачу.

Чтобы не ограничиться голословными рассуждениями, мы обратились к популярным в сети блогерам-священнослужителям с просьбой ответить на самые актуальные для сегодняшней блогосферы вопросы. Что заставило их прибегнуть к такой новой и необычной форме выражения мысли? В чем они видят преимущества и недостатки блога? О чем нужно помнить православному ЖЖ-исту? Способны ли блогеры влиять на жизнь Церкви? Надеемся, что к обсуждению этих вопросов «Татьянин день» еще не раз вернется. А пока разрешите познакомить вас с первыми ответами на них.

10 вопросов блогеру-священнослужителю

(Православные клирики о себе и своей миссии в Интернете)

1. В какой момент жизни вы решили завести свой блог? Что стало причиной этого, а что—конкретным поводом?

2. Для чего вы используете свой блог в наибольшей степени (для дневниковых записей, литературных публикаций, публицистики и т. д.)?

3. Является ли для вас блог средством проповеди Православия, и если да, то в чем его главные достоинства?

4. Что наиболее интересно в блоге вам как священнослужителю, как проповеднику, как публицисту? Существуют ли темы, которых вы изначально не хотели касаться, но впоследствии пришлось это сделать?

5. Есть ли блоговые публикации, которые вы считаете своими наибольшими удачами?

6. Согласны ли вы с тем, что ведение блога необратимо «затягивает» человека? Можно ли назвать это страстью и в какой мере?

7. Как вы оцениваете состояние православной части российской блогосферы? Стали ли блогеры оказывать влияние на жизнь Церкви (если да, то в чем это выражается, если нет, возможно ли это в будущем)?

8. Последний Поместный Собор Русской Православной Старообрядческой Церкви запретил староверам критиковать священноначалие в СМИ и Интернете, а также пользоваться никами при обсуждении церковных вопросов. Как вы относитесь к таким мерам и возможны ли подобные решения в Московском Патриархате?

9. Блоги каких своих собратьев по священному сану вы считаете наиболее интересными и достойными?

10. Ваши советы православному блогеру.

Протоиерей Максим Козлов,
настоятель домового храма святой мученицы Татианы при МГУ им. Ломоносова

1. Возникла необходимость общаться подобным образом с некоторыми друзьями: или по причине невозможности проговаривать какие-то вещи устно, или потому, что написанный текст виделся более выверенным и менее эмоционально окрашенным. Довольно скоро блог утратил характер странички для небольшой группы людей, и с подачи одного популярного в православном Интернете автора список пользователей увеличился. Тогда жанр личного общения переместился в подзамочные записи, а другие публикации распределились по уровням доступности.

2. Дневниковые записи предназначаются только для личного чтения—на то это и дневник. В наибольшей мере мой блог является литературным проектом, в какой-то степени—отражением части жизни, интересной определенной группе людей, с которыми я общаюсь лично или виртуально.

3. Проповеди—только в том смысле, что в нем нет непосредственной миссионерской или катехизаторской задачи, но тексты написаны человеком, стремящимся (как хочется верить) иметь православное мировоззрение в целом. Подобный жанр написания текстов претендует на ту степень искренности интонации, которая недоступна никаким другим публикациям.

4. Характер сегодняшней жизни—и общественной, и церковной—таков, что нынче все несколько бронзовеет и приобретает вид устойчиво позитивной информации, которую нельзя подавать как единственную принятую информацию. Не то что бы то, что говорится, неправда, но до конца (в том числе и в весьма симпатичных средствах массовой информации) правда как-то не проговаривается. Мне кажется, на сегодня «Живой Журнал»—один из последних островков, где можно попытаться быть искренним каждому автору. Я не очень хотел писать о тех или иных проблемных или отрицательных феноменах нашей околоцерковной действительности. Но, откликаясь на публикации уважаемых мною людей или понимая, что читатели ждут от меня выражения собственной позиции по тем или иным непростым для честной оценки вопросам, в каких-то случаях я принимал решение писать о них.

5. Мне кажется, жанр воспоминаний о тех или иных уголках нашего недавнего церковного прошлого сейчас очень актуален. И какие-то эпизоды, которые пришлось видеть—будь то общение со священнослужителями, иерархами, те или иные ситуации в нашей Духовной Школе—были отражены достаточно свежо и адекватно. Я думаю, что, как маленький кусочек мозаики, в которую могут войти и воспоминания других людей, это может оказаться небесполезно для будущих бытописателей церковной жизни, начиная с конца 70-х годов.

6. Необратимо—конечно нет. Но всякое новое и яркое дело человека увлекает: опять же, это зависит от его натуры. Мы знаем, что интернет-зависимость может проявляться в самых разных сферах—от примитивного зависания на играх до не менее примитивного зависания на политической информации. Чтобы такого не стало, нужно жестко лимитировать время, которое ты отводишь Интернету, и поставить эту деятельность на какое-то четкое место в своей иерархии жизненных приоритетов. Условно говоря, ради виртуального не следует забывать реального, и тогда процесс не выйдет из-под контроля.

7. Мне хотелось бы верить, что к этому дело идет. На сегодня—не думаю, что это так. Скорее, оказывая определенное влияние друг на друга—в том числе и на людей, имеющих возможность что-то решать,—тем самым блогеры косвенно влияют на Церковь. Но пока это, конечно, минимальное влияние.

8. Я, безусловно, оставляю право за любой религиозной конфессией применять по отношению к своим членам те меры дисциплины, которые вытекают из ее понимания канонического строя. Нужно иметь в виду, что старообрядцев очень и очень мало, круг людей, которые от лица старообрядчества присутствуют в Интернете, бесконечно узок, и они раздроблены на несколько толков и согласий. Если эти люди между собой переругаются, то старообрядчеству это принесет очевидный вред. А мы, так или иначе, представляем собой единственную социологически значимую христианскую общность в России, несопоставимую по количеству как реальных, так и виртуальных членов ни с какой другой Церковью. В этом смысле ситуация у нас сильным образом отличается от старообрядчества: легко контролировать группу из 15 человек, но группу из 15–30 тысяч контролировать очень и очень трудно. Я не предполагаю со стороны нашего священноначалия никакого давления на блогеров, как таковых. Могут быть лишь персональные решения в тех или иных скандальных случаях. Думаю, в каких-то случаях они оправданы.

9. Как сказано в Книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова: «Прежде смерти не называй никого блаженным». Но, конечно, интересно то, что можно прочесть у fr_nosorog, весьма интересно пишет целый ряд преподавателей и учащихся нашей Духовной Семинарии—например, ink_white или petru44o.

10. Для того, чтобы писать сколько-нибудь публично, нужно сначала понять, есть ли тебе что писать,—только в таком случае ты можешь создавать публичный журнал. Если ты понимаешь, что твои записи имеют характер предельно частный, нужно ограничить круг читателей теми людьми, которым интересны события твоей частной жизни. Затем нужно помнить об ответственности, которую мы несем за свои публикации. При всей необходимой искренности нам не нужно забывать и о соблазнах, которые возникают из-за неадекватного восприятия информации, которая может быть опубликована: здесь я говорю не о том, чтобы не писать, а о том, чтобы ограничивать уровни доступа, исходя из оценки своих читателей.

Священник Георгий Белодуров,
клирик храма Воскресения Господня (Трех исповедников), г. Тверь
(http://fater-go.livejournal.com)

1. Я был священником в забытом Богом маленьком поселке. Мне не хватало общения с православными верующими и обмена информацией.

2. Для общения. Для дневниковых записей.

3. В некоторой степени—да. Я живой священник. Молитва и помощь людям—вот моя проповедь.

4. Темы? Я не хотел писать о своей бедности. Но пару раз проговорился. Вопрос денег мешает простоте общения священника и мирянина.

5. Я как-то быстро забываю прошлое. Но из написанного мне дорога серия «Имеющим уши» 1–5 (http://fater-go.livejournal.com/147512.html). Это итог многих лет моего ученичества.

6. Я согласен. Потому что Бог ставит передо мной такие задачи… Ох! Многие и многие люди просят молитв… А я—убогий и многогрешный. Но именно за это мое чувство никчемности Бог, видимо, и посылает мне помощь… Пробовал закрыть журнал. Стон поднялся. Видимо, не сейчас.

7. В блогах много хороших, высоких духом людей. Но они не блогеры-профессионалы, они просто попали туда и иногда решают там какие-то проблемы, а иногда просто приветствуют своих интернет-друзей.

8. Пользы от таких запретов нет. Кого снедает бес осуждения, того запретами не удержать.

9. Протоиерея Александра Авдюгина, протоиерея Александра Стрижака, иеромонаха Паисия, архидиакона Стефана, иеромонаха Дионисия (Поздняева), монаха Клеопы и многих других.

10. Помните, что ваш блог читает Сам Господь Бог.

Священник Димитрий Карпенко,
клирик кафедрального собора Преображения Господня (г. Белгород),
заместитель главного редактора православно-публицистического журнала «Новый Ковчег»
(http://оtez-dimitriy.livejournal.com)

1. Это произошло достаточно неожиданно для меня самого. Никаких особых причин для этого не было. Однажды мы готовили небольшой справочный материал для «Нового Ковчега» о сетевых дневниках, после чего я решил «на всякий случай» завести себе аккаунт. Но затем неожиданно нахлынуло большое количество читателей и стало ясно, что все это не просто. )))

2. Использую для того, чтобы отражать интересующие на данный момент меня вещи. Писать свои размышления на ту или иную тему, перепубликовывать заинтересовавший меня материал. И, конечно же, блог—это всегда возможность общения, обмена мнениями.

3. Все, чем занимается православный христианин (тем более священнослужитель), должно быть в той или иной мере проповедью Православия. А насчет главных достоинств судить не мне.

4. Блог—это всегда пространство диалога и возможность общения с людьми, с которыми ты в реальной жизни мог бы никогда не встретиться. Это меня привлекает в первую очередь. А что касается тем, то я пишу только о том, что интересует или волнует меня одного.

5. Если таковые и есть, то решать об этом не мне, а моим уважаемым читателям.

6. В какой-то мере, конечно, да. Особенно опасно, если человек начинает совсем забывать и не замечать окружающий его реальный мир. Конечно, нужно всегда следить за собой и всячески прилагать усилия, чтобы виртуальный мир не вытеснил реальность.

7. Я не эксперт по этим вопросам и специальных исследований не проводил. Но то, что блогосфера сегодня активно формирует информационное поле, не замечает только ленивый.

8. Дело в том, что многие пользователи Интернета при обсуждении церковно-полемических вопросов остаются анонимными, тем самым, конечно, снимая с себя ответственность за свои слова. В этом плане решение Старообрядческого Собора верно: если ты выступаешь в Интернете, то ты должен представлять, как минимум, себя самого и, конечно же, отвечать за свои слова. В использовании ников мне не видится чего-то предосудительного, если при этом разъяснено, какой конкретно человек скрывается за этим юзернеймом.

9. Мне сложно выделить кого-то одного, при этом забыв другого. Все, кто мне интересен в «Живом Журнале», представлены в моей френдленте.

10. Не забывайте о своих близких.

 Даниил Сидоров, 
Интернет-журнал «Татьянин день». 
Печатается в сокращении

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.