Миром Господу помолимся…

1Божественная литургия и другие виды богослужений Православной Церкви начинаются с Мирной ектении — набора коротких молитвенных прошений о самом необходимом—о том, что нужно нам в первую очередь. Обратим наше пристальное внимание на смысл и содержание этих прошений.

«Миром Господу помолимся».

Мир—очень важное качество человека, верного Божьему замыслу о нем. «Мир!»—это древнее библейское приветствие органично вошло в жизнь Христианской Церкви с первых дней ее существования. Спаситель сказал ученикам: «Мир мой оставляю вам, мир Мой даю вам» (Ин. 14:27)—именно этот мир Христов преподает епископ или священник во время церковного богослужения, возглашая «Мир всем!». В латинской богослужебной традиции возглас «Мир всем» был передан как «Господь с вами», что подчеркивает библейское понимание слова «мир»—одного из качеств Бога.

Мир, мирное настроение и устроение духа есть одно из главных оснований всей христианской жизни, и, конечно же, первейшее условие молитвы. «В мире помолимся Господу!»,—призывает диакон.

Если попытаться описать это понятие от противного, то «немир»—это гнев, злость, обида, раздражительность, осуждение, страстное желание чего-либо, нездоровое возбуждение и другие разрушительные состояния души. Все это—препятствие для общения с Богом, для молитвы. Не потому, что так нельзя, а потому что так невозможно. Душа в таком случае уже занята чем-то другим и значит—для Бога, для общения с Ним сейчас она не готова: она просто занята другим. Если у нас есть серьезный разговор к человеку, мы стараемся поговорить с ним наедине. Если таких вопросов несколько, то мы решаем их по очереди—вместе серьезный вопрос не решишь. Разговор с Богом—дело, которое требует исключительного внимания. Поэтому, главный результат подготовки к молитве—умиротворение, освобождение от всего, внимание и мир.

«О свышнем мире и спасении душ наших Господу помолимся».

«Без Меня не можете сделать ничего»—это вечный ответ на все наше отчаяние от собственной беспомощности. Действительно, трудно в наш век придти не просто в храм для молитвы, но придти в мирное состояние души, готовой для общения с Богом. Пусть Господь пошлет нам свыше Свой мир и спасет наши души—таково содержание этого прошения.

«О мире всего мира, о благостоянии святых Божиих церквей и о соединении всех Господу помолимся».

Только когда мы сами пришли в мирное состояние, мы можем молиться о мире всего мира—космоса, всей Вселенной,—о том, чтобы все люди исполнились миром Христовым. Молитва о мире приносит гораздо больше результатов, чем «борьба за мир».

Что такое «благостояние»? Это, выражаясь современным языком, когда «все в порядке». Молясь о «благостоянии святых Божиих церквей», мы просим у Господа, чтобы жизнь Церкви была избавлена от нестроений, расколов, разномыслий. Как мы убедились совсем недавно, все это—не удел прошлого, истории Церкви, а реальность, с которой приходится сталкиваться каждый день. В Церкви люди разные. Не для всех мир и созидательная атмосфера являются целью. Личные амбиции, заблуждения и, нередко, греховная, а не святая простота приводят к тому, что люди, именующие себя «верующими», нарушают «благостояние» Церкви, смущают умы других и этим совершают большой грех. Мы желаем, чтобы в Церкви «все было в порядке», чтобы Церковь могла осуществлять свою цель: свидетельствовать всему миру о Боге.

С момента грехопадения и до сегодняшнего дня наше человеческое общество—это общество разделения. Все разделяются и по разным причинам. Разделяются государства, прежде бывшие одним целым; разделяются семьи, разделяются друзья, коллеги, родственники, соседи… Главная цель диавола—сеять разделение среди людей. Разделение—грех, смерть, безбожие. Господь заповедует Своим ученикам единство, молится перед крестными страданиями об их единстве. Апостолы призывают первые христианские общины хранить единство, как большую ценность. Наконец, своим единством Церковь свидетельствует миру о том, что Господь дает исцеление от греха разделения, и только во Христе можно принять исцеление от греха и научится жить соединением, а не разделением, научиться строить, а не разрушать свою жизнь и жизнь ближних. Мы молимся, во-первых, о преодолении разделений в самой Церкви, среди нашей общины, и, конечно (подобно прошению о «мире всего мира») так мы просим и соединения всех людей в мире, кто страдает от разделения и вражды.

«О святем храме сем и с верою, благоговением и страхом Божиим входящих в онь, Господу помолимся».

Молитва о храме еще более естественна, чем молитва о жилом доме, производственном или ином здании, которые освящаются Церковью посредством специального чина. Содержание молитвы о храме лучшего всего смогут изложить те, кто потратили несколько лет или десятилетий своей жизни на то, чтобы создать его. Как усердно молятся те из нас, кто еще не имеет храма—в спальном районе современного мегаполиса или на руинах поруганного в безбожное время древнего храма. А какой радостью наполнена наша молитва в долгожданный день освящения храма! Вспоминается ветхозаветный царь Соломон, который произнес вдохновенную молитву по окончании строительства Иерусалимского храма: «Да будут очи Твои отверсты на храм сей день и ночь…Услышь молитву, которою будет молиться раб Твой на месте сем» (3 Цар. 8:29). В Новом Завете христианский храм—это место совершения таинства Евхаристии. Если есть храм—есть Евхаристия. Наша молитва «о святем храме сем»—это просьба Господу не лишить нас и в будущем живительно таинства Евхаристии и возможности общения с нашим Небесным Отцом.

Храм—это место собрания общины христиан, т. е. людей, чья жизнь подчинена Богу, Его заповедям, наполнена общением с Ним. В храм нельзя зайти просто так, как в любое здание. Храм—это особое место общения с Богом. И заходить сюда надо с особым настроением. Вера в Бога—условие и содержание христианской жизни. Благоговение—осторожность и внимательность к себе, своим поступкам, к их соответствию Божиим заповедям, искание воли Божией о своей жизни, действиях, поступках. «Начало мудрости—страх Господень» (Притч. 9:10). Совершенство духовной жизни—горячая совершенная любовь к Богу, которая, как пишет апостол Иоанн Богослов, «изгоняет страх» (1 Ин. 4:18). Но входить в храм, надо, конечно, со страхом Божиим.

Только те, кто с такими чувствованиями души входит в храм, в действительности являются членами христианского собрания—общины. Тот, кто, войдя в храм, разговаривает (в том числе, по мобильному телефону), неуважительно ведет себя по отношению к другим и к идущему в храме богослужению. О таких Церковь не молится; они, в переносном смысле, в храм и не пришли—присутствуют здесь лишь телом, и, конечно, согрешают таким поведением.

«О Великом Господине и отце нашем Святейшем Патриархе Алексии, честнем пресвитерстве, во Христе диаконстве, о всем причте и людех Господу помолимся».

Епископ—предстоятель христианской общины, архипастырь, наследник апостолов. Молитва за епископа—свидетельство о принадлежности Церкви всей общины в целом и каждого из нас в отдельности. В первохристианской Церкви епископ был в каждой общине. Именно епископ был совершителем таинства Евхаристии. С умножением Церкви епископ становится управителем обширных епархий. Тогда он рукополагает и назначает священников на приход и преподает им право совершать Евхаристию. Без епископа нет Церкви и нет Евхаристии. Вознося имя епископа за богослужением, мы свидетельствуем, что наша община живет по благословению епископа, и что Евхаристия в нашем храме совершается тоже по его благословению.

Помощники епископа—пресвитеры (священники), диаконы и весь причт, которые в Древней Церкви имели много ступеней и наименований; наконец—все люди, все члены общины. Таким образом, в этом прошении мы молимся о всех нас—членах Христианской Церкви—и свидетельствуем о Ее составе.

«О богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея Господу помолимся».

В том, что мы родились и живем в нашей стране, для каждого из нас, несомненно,—воля Божия. «Вы—соль земли»,—говорит Спаситель нам, христианам. Можно сказать, что христиане—«соль страны». Задача каждой Поместной Церкви, каждой общины христианской—быть солью для окружающих. Свидетельствовать об истине словом и жизнью, и, конечно, молиться за свою страну—важное призвание христианина.

Еще апостол Павел призывал христиан молиться «за царей (т. е. языческих императоров Римской империи) и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную» (1 Тим. 2:2).

Молитва «о властех» в чине богослужения Русской Православной Церкви появилась в 20-х гг. ХХ в., когда новые реалии жизни породили и изменения в литургическом поминовении власти. До февраля 1917 года диакон призывал молиться «о благочестивейшем…». Молиться о тех, кто обладает гражданской властью над нами, не значит признавать, что эти люди—христиане, которые заботятся о благе Церкви. Какими бы они не были, мы все равно молимся и будем молиться о том, чтобы их деятельность принесла пользу Церкви, даже в том случае, если сейчас они приносят Церкви лишь вред.

О воинстве молились всегда—и сейчас мы не хотим, чтобы нами управляли иностранцы. В годы Великой Отечественной войны митрополит, а затем—Святейший Патриарх Сергий (Страгородский), благословляя воинов Красной Армии на брань с фашистской Германией, знал, что они защищали не только советскую власть, но и Церковь, храмы, которые в долгосрочной идеологической программе нацистов предполагалось уничтожить к 1960 году.

«О граде сем (веси сей), всяком граде, стране и верою живущих в них Господу помолимся».

Город, деревня—это не просто населенный пункт, но совокупность живущих в нем людей, праведных и грешных. Вспоминая события библейской истории, мы видим, что судьбы городов зависят целиком от людей. Ради 10 праведников Господь мог сохранить Содом (Быт. 18:32). Господь осуждает иудейские города: «Горе тебе, Хоразин, горе тебе, Вифсаида… И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься, ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня…» (Мф. 11:21–23). Люди, которые живут в городе, делают его судьбу. Казалось бы, случайно объединенные в одну общность—«москвичи», «киевляне», «минчане»—зависят друг от друга посредством нравственных поступков. И благо для города—праведник. Поэтому, молясь о городе, не увеличения квадратных метров жилья и развития инфраструктуры мы просим у Бога, но чтобы Он Своей милостью умножил праведников в нашем городе, чтобы он еще постоял на лице земли, чтобы продолжалась Божия служба в городских храмах. Те же самые размышления относятся и к стране. Мы молимся о всех городах, странах и верующих, живущих в них.

«О благорастворении воздухов, о изобилии плодов земных и временех мирных Господу помолимся».

Сегодня, в эпоху экологического кризиса, это прошение все больше становится понятным нам. Именно «благорастворение (т. е. когда все хорошо перемешивается) воздухов» нарушается бурной деятельностью человека и приводит к тайфунам, ураганам, цунами, землетрясениям и прочим «недовольствам» природы. Молитва «о изобилии плодов земных»—это молитва на благо всех тружеников аграрно-промышленного комплекса, всех производителей сельскохозяйственной продукции. Все, что дает земля—наша пища. Хлеб—это еще и хлеб для таинства Евхаристии. Без этого не может жить человек. «Мирные времена»—это противоположность «военному времени». Вот здесь мы уже молимся о том, чтобы не было войны.

«О плавающих, путешествующих, недугующих, страждущих, плененных и о спасении их Господу помолимся».

В древности плавание (еще больше, чем сегодня) было весьма рискованным предприятием, в которое пускались исключительно из-за отсутствия альтернативного способа передвижения. Опасность морской стихии, опасность морских разбойников, болезни и т. д.—все это ставило путешествующих морем в отдельный чин для беспокойства и для молитвы о них. «Путешествующие»—это путешествующие по суше, где опасностей было меньше, но они были—разбой на дорогах являлся обычным делом. Кроме того, путешествия занимали значительное время: бедные люди путешествовали пешком, побогаче—на лошадях. Сегодня мы бы добавили отдельное упоминание о тех, кто путешествует по воздуху—этот основной современный способ передвижения на большие расстояния тоже является предметом беспокойства и для самих путешественников, и для тех, кто ждет их дома.

«Недугующие»—больные, одержимые каким-либо недугом. «Страждущие»—греческий оригинал этого слова обозначает: 1) «уставших от жизни»; 2) смертельно больных. Находившиеся во вражеском плену в эпоху постоянных войн древности были почти в каждой семье. К сожалению, в наше время, некоторые российские семьи вновь испытали, что это такое.

«О избавитися нам от всякия скорби, гнева и нужды Господу помолимся».

Что мешает нам совершать дело нашего спасения? Скорбь—внешнее обстоятельство, неприятное для нас. Несмотря на то, что нередко скорби помогают человеку обратить свое лицо к Богу (после того, как он забывал это делать), для нормального течения жизни мы просим Бога избавить нас от скорбей. Гнев—всякое зло, исходящее от нас в силу нашей слабой человеческой натуры, пораженной грехом. Мы только стараемся научиться управлять собой, но, зачастую душа выходит из-под управления, и мы извергаем свой гнев на окружающих. Нужда—нехватка материальных средств для существования. Нужда заставляет идти на преступление, обман, разрушает семьи, предприятия. Господи, избави нас от нужды!

«Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию».

«Заступи»—защити в трудных обстоятельствах жизни и духовного возрастания. «Спаси»—избавь от греха, проклятия и смерти. «Помилуй»—уврачуй наши греховные раны. Сохрани в Церкви и в молитве к Тебе Твоей благодатью. Даже сейчас мы видим людей, усердно ходивших в храм и без всяких внешних гонений покинувших Церковь. Господи, сохрани нас в Церкви Твоей!

«Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную, Славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию со всеми святыми помянувше, сами себе, и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим».

 Протодиакон 
Павел Бубнов, 
кандидат богословия

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

В Минской духовной семинарии состоялось заседание Ученого совета

В ходе заседания были подведены итоги первого семестра 2018/2019 учебного года и принята резолюция относительно поддержки позиции священноначалия Русской Православной Церкви в связи с посягательством Константинопольского Патриархата на каноническую территорию Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

Представители Минской духовной семинарии приняли участие в Общем собрании Минской епархии

В работе собрания приняли участие ректор Минской духовной семинарии архиепископ Новогрудский и Слонимский Гурий, секретарь Ученого совета протодиакон Георгий Пшенко, заведующий кафедрой церковной истории протоиерей Александр Романчук и проректор по научной работе доцент А.В. Слесарев.