Православное просвещение Беларуси

1Сложный исторический путь, который прошла наша страна, никого не оставляет равнодушными. Особый интерес представляет история белорусского образования. Как и когда возникла школа на территории Беларуси? Где учились наши предки? Что читали люди в то далекое время?

Корни православного образования уходят в конец X в., когда Русь обратилась к христианству. Как отмечает летопись, Равноапостольный великий князь Киевский Владимир велел брать «у нарочитой чади» детей и отдавать «на учение книжное». Цель была одна—приготовить своих собственных священнослужителей. По видимому, эта задача успешно выполнялась. Известно, что митрополит Киевский Илларион был не только грамотным, но и культурнейшим человеком своего времени. Однако Киев был далеко не исключительным и единственным очагом восточнославянской образованности.

С основанием епископских кафедр в Полоцке (992 г.) Турове (1005 г.) и Смоленске (1137 г.) первые ростки православного просвещения обнаруживаются и на территории Беларуси. Особую роль в становлении духовно-нравственного образования в тот период играли монастыри. Почти при каждом из них размещались школы и библиотеки, велось летописание, составлялись жития святых. Именно отсюда по всей земле русской расходилось слово Божие. С монастырями древней Туровской епархии были связаны и первое на Руси «Туровское Евангелие» и «Поучения» Св. Кирилла Туровского. Неподалеку от Полоцка, в Спасском монастыре, где совершала свой молитвенный и просветительский подвиг преподобная Евфросиния, переписывались книги, в монастырской школе обучались дети .

Просвещение, книга, школа на протяжении многих столетий (вплоть до XVIII в.) оставались на Руси, в том числе и Белой, исключительно церковными. С XV в. православная традиция духовного образования в Беларуси была связана с деятельностью братских православных школ, а также Острожской Академией. Благодаря деятельности таких лиц, как Франциск Скорина, князья Острожские, князь Андрей Курбский и др., к 80-м гг. XVI в. Западная Русь располагала уже достаточным запасом книг для самообразования. Благодаря школе появились первые учебники и учебные пособия. Некоторые из них выходили за пределы узких школьных требований и имели общеобразовательное значение. Среди них следует назвать: «Грамматику словеньска языка», напечатанную в Вильно в 1586 г., «Грамматику словенска…» Лаврентия Зизания, вышедшую с приложениями в Вильно (1596 г.); «Грамматику … мниха Мелетия Смотрицкого» (1619 г.) .

Под влиянием активной проповеднической деятельности представителей Католической церкви при православных храмах учреждается особая должность «казнодея» (проповедника)—специалиста по составлению и произнесению проповедей. Не случайно в конце XVI — в XVII вв. в Беларуси появляется множество незаурядных проповедников; некоторые из них получили известность как составители учебников или авторы полемико-богословских произведений. Среди последних особо следует выделить Леонтия Карповича, архимандрита Виленского Свято-Духова монастыря, пострадавшего за напечатание «Фриноса».

Учебная литература, предназначенная для православных школ Беларуси, выполняла просветительскую миссию и в православной Москве, а опыт работы белорусских православных учебных заведений оказал влияние на развитие просвещения в России. Не случайно М.В. Ломоносов даже в середине XVIII в., создавая свою «Грамматику», называл «Грамматику славянскую» Мелетия Смотрицкого «вратами учености».

Первым высшим духовным учебным заведением, неразрывно связанным с Беларусью, была Киево-Могилянская коллегия. Созданная по образцу иезуитских школ и изначально носившая отпечаток западного влияния, она восприняла рационалистическую систему абстрактной богословской схоластики, а, следовательно, и отвлеченность самого богословствования. Это объясняется тем, что задачи богословского образования того времени ограничивались количественным приобретением студентами фундаментальных богословских знаний. Однако созданная в Киево-Могилянской коллегии система богословского образования, несмотря на неоднозначность его содержания, становится господствующей и в России. Благодаря серьезности постановки духовного образования и продолжительности курса Киево-Могилянская коллегия успешно выполняла свою задачу. Из стен ее вышел ряд выдающихся православных церковных деятелей, среди которых следует назвать и святителя Георгия Конисского.

Тем не менее православное образование в Беларуси переживало тяжелый кризис, который объясняется общим состоянием православия в Речи Посполитой. К концу XVIII в. на территории Беларуси оставалось 130 православных приходов; братские школы прекратили свое существование. Получить низшее и среднее православное духовное образование было негде. На печальное положение Православной Церкви в государстве архиепископ Могилевский Георгий Конисский обратил внимание короля Станислава Августа Понятовского. В своих доношениях Св. Синоду епископ Георгий неоднократно указывал на крайнее невежество духовенства как одну из причин «всеобщей разрухи в епархии». Выход из создавшейся обстановки Преосвященный видел в учреждении духовной семинарии.

После открытия Могилевской (1757 г.), а затем Слуцкой (1785 г.) и Минской (1793 г.), духовных семинарий, на которые после разделов Речи Посполитой распространились российские правила и порядки, началось возрождение православного образования в Беларуси. По реформе духовного образования 1808-1814 гг. в Беларуси возникает система духовных школ, которая предполагала преемственность в получении образования: низшее (училища уездные и приходские) и среднее (семинарии).

Выпускники семинарий Беларуси могли продолжить образование в любой из духовных академий России. Все категории духовных учебных заведений были соединены в одну общую иерархическую структуру по признаку подчиненности низших высшим и с новым составом наук: наполовину богословских, наполовину общеобразовательных. В семинариях в течение шести лет, кроме среднего курса наук богословских, преподавались общеобразовательные науки в объеме, соответствовавшем курсу старших четырех классов гимназий, а также логика, психология, естественная история, основы сельского хозяйства и медицины (шла также речь и о введении в семинариях преподавания краткого курса законоведения).

В 1828 г. по инициативе члена униатского департамента Петербургской римско-католической коллегии Иосифа Семашко в Жировичском Свято-Успенском мужском монастыре на базе униатского поветового училища была открыта Литовская духовная семинария. Одной из ее задач становится подготовка новых священников, готовых поддержать сближение, а потом и объединение с Православной Церковью. После Полоцкого церковного собора (1839 г.) семинария стала православной и в 1845 г. была переведена в Вильно. Учебные планы Виленской семинарии были приближены к Петербургской. Лучшие выпускники семинарии для продолжения учебы направлялись в Петербургскую и Московскую духовные академии.

В духовных академиях обязательными для всех студентов были признаны лишь некоторые науки, остальные же разделены на три группы, из которых лишь одну, по выбору, должны были изучать студенты. Преобразования затронули и семинарии. Они из трехклассных были преобразованы в шестиклассные (по одному году в каждом классе). Медицина и сельское хозяйство исключались из числа учебных предметов семинарий, а вместо них вводилось изучение педагогики, для практического применения которой при каждой семинарии открывались воскресные школы.

Программа курса духовных семинарий вместе с духовными училищами включала полный курс классических гимназий с добавлением к нему психологии и краткой истории философии. В некоторых семинариях дополнительно преподавались курсы медицины и сельского хозяйства. Замечу, что духовные учебные заведения православного исповедания были всесословными: в них могли обучаться на одинаковых условиях с детьми духовенства и представители других сословий.

Постепенно на протяжении XIX в. духовные школы Беларуси (прежде всего семинарии Могилевская, Минская, Витебская и Виленская) превращаются в настоящие центры православного духовного возрождения и просвещения, оказывая заметное влияние на состояние культуры и общественно-политической жизни края. Школа, культура, широкая благотворительная деятельность—вот далеко не все сферы применения знаний и опыта преподавателей и воспитанников духовных школ Беларуси. Именно представителями духовных школ Беларуси был создан уникальный феномен—церковно-историческая школа, родоначальником которой следует считать протоиерея Иоанна Григоровича и М.О. Кояловича. Издать труды ее представителей, т.е. вернуть Беларуси ее историческую память—задача, стоящая перед нынешним поколением преподавателей и студентов духовных школ.

Начало XX в. предъявило новые требования к системе духовного образования, обусловленные необходимостью его реформирования. Оживленная полемика, разгоревшаяся по проблемам организации и устройства духовной школы в целом и по пересмотру академического устава в частности, не оставила равнодушными и белорусских приверженцев духовного образования еще и потому, что на рубеже XIX и XX вв. влияние Православной Церкви и ее школ в Беларуси было чрезвычайно высоким. Так, в 1904 г. из 7902 школ пяти белорусских губерний свыше 70% составляли церковно-приходские школы. Основная масса их преподавателей склонялось к тому, чтобы духовная школа и ее система образования были более гибкими, шире бы привлекали в учебном процессе достижения современной науки и культуры.

Почти единодушным было мнение о необходимости реформы духовных семинарий. Цель этой реформы виделась в том, чтобы повысить уровень проповеднической подготовки выпускников. Большое значение преподаватели духовных школ Беларуси придавали активизации деятельности западно-русских православных братств. В 1907 г. с участием преподавателей духовных семинарий был проведен первый съезд представителей всех западно-русских православных братств, в 1909 г.—второй.

На этих съездах был выдвинут лозунг о необходимости превращения православных приходов Северо-Западного края в братства, ставилась задача включения в их жизнь представителей всех слоев населения. Братства стремились подкрепить свое духовное влияние экономическим: организовывались братские кредиты, ссудные товарищества и т. п. Разрабатывался и устав братств. Центр их деятельности фокусировался на культурной программе. В этой связи активизировалась издательская деятельность: было принято решение издавать общебратский периодический печатный орган, календари, молитвенники, популярные книги по истории Церкви в Беларуси.

Преподаватели духовных школ Беларуси были инициаторами и организаторами богословских чтений, предназначенных «для интеллигентной и образованной публики». Сначала эти чтения были организованы при Минском Епархиальном Братстве во имя святителя Николая. Затем подобные же чтения стали проводиться и в других городах Беларуси: Полоцке, Могилеве, Гродно, Витебске.

Развернувшееся в начале XX в. движение за реформирование духовной школы было прервано потрясениями 1917 г.

 В.А. Теплова, 
профессор Минской Духовной Академии, 
кандидат исторических наук

 Статья печатается в сокращении

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.