Мечтать об Афоне не вредно!

1О посещении такой Святыни Православия как Гора Афон в Греции можно было только мечтать. Но, как известно, все и начинается с мечты! Или, как сегодня любят говорить, «с мечт!». Именно так началось путешествие двоих друзей: священника из Литвы и семинариста из Беларуси.

Рассказ начинает священник Олег Приставко.

На самом деле о посещении Афона лично я никогда даже и не мечтал, все казалось слишком трудным и не реальным, ну там…время, дорога, деньги… Поэтому задумка была простой «поехать на Балканы», а именно в Румынию и Болгарию, страны, которые давно поразили меня своей многовековой историей. Побывать на Афоне я просто сподобился – это подарок свыше. Я часто думаю о том, что мы всегда откладываем свои мечты в долгий ящик, или, может быть, мы вообще живем без мечты. Думаю, у человека всегда должна быть мечта. Как говорится «мечтать не вредно! Вредно не мечтать»! Ведь мы живем и заполняем время тем, что пережили, чем-то хорошим: хорошими делами, хорошими воспоминаниями, впечатлениями, которые греют и питают наши души…

Как сейчас помню, смотрю я на карту Восточной Европы, а до Афона-то от Болгарии «рукой подать», и тут осенила меня мысль, «побывать на Балканах и не посетить Афон – это ж просто преступление». Решено – на Афон! Конечно, к такому путешествию нужно было готовиться, впрочем, как и ко всему в этой жизни! А так как колесить одному по белу свету стало скучновато, нужно было найти подходящего попутчика, вдвоем все же веселей. На самом деле, это очень важный момент. Хорошо если знаешь человека, а если только так, «со стороны», то поездка может оказаться не очень хорошей, мягко говоря.

Слава Богу, нашелся и попутчик! Человек, с которым мы отправились на Балканы, оказался надежным и опытным в этом деле! Конечно, без притирки не обошлось, но и это естественно – все люди такие разные!

Стартуем 1 сентября из Жирович, куда я прибыл из Литвы в последний день лета. По плану, 7 сентября мы должны были быть в Греции, в самом преддверии полуострова Афон – портовом городке «Уранополис» (с греч. – Небесный город). Там все паломники получают заранее заказанные пропуска – Диамонитирионы. Ведь на Святую Гору круглый год тысячами едут паломники со всего мира и монастыри просто не в силах принять большое количество людей, поэтому и существует такая система пропусков.

Вообще на Святой Горе можно находиться 4 дня, при желании можно продлить время пребывания в одном из 20 монастырей, 17 из которых греческие, а три остальных – славянские: сербский, болгарский и русский.

Ну а то, что женщинам попасть на Афон нельзя – это общеизвестный факт. Это единственное место на земном шаре, куда не пускают женщин. ЮНЕСКО, правда, разрешило женщинам приближаться к Святой Горе не ближе ста метров, для этого даже специальный катер ходит вдоль берега всего полуострова. Но думаю, что даже с бинокля вряд ли кого-то можно увидеть, монахи днем на послушаниях, а ночью в храмах молятся. Конечно, Святая Гора поражает еще издалека своей красотой и размерами. Правда, когда мы плыли вдоль полуострова, самой Горы не видели, т.к. огромное облако закрыло ее вершину. Полуостров и сама Гора усеяны монастырями, скитами и кельями монахов отшельников. Весь этот вид впечатывается в сердце, как буквы на бумаге и передает душе тишину и покой…

Проплыв пол-пути мы заметили, что на пароме нет женщин: «А! точно, мы же на Афон плывем!» – сказал я. Вот так непривычно все начиналось и с самого начала все казалось каким-то таинственным. Мы, конечно, тоже – «герои» – мало чего знали о самой Горе, о монастырях и тропинках, по пути то и дело, что «поскору» читали брошюру известного православного богослова Александра Дворкина «Афонские рассказы». Кроме того, откуда-то постоянно появлялись люди, которые нам все по дороге объясняли. Здесь про чудеса можно даже не говорить, потому что для верующего человека чудеса – это обычное явление. Пока мы добирались до Афона, с нами столько всего случалось, что просто совпадением это назвать очень трудно. Мы думаем и планируем так, как хотим, а невидимая десница Божия ведет нас иначе. Как говорит народная мудрость: «Человек предполагает, а Господь располагает».

Студент 4-го курса МинДС Михаил (Эмиль) Синкевич.

Что можно рассказать об этой поездке… Действительно, миллион раз прав тот человек, который сказал, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Ведь как можно передать словами те впечатления, тот рой мыслей, который проносился во мне в то время, когда мы, например, плыли на полуостров на пароме «Агион Пантелеимон» и впереди нас восставала из тумана величественная и огромная гора Афон… Такая же мощная и прочная, как и все Православие, зиждимое на твердом основании. А затем мы по этой Горе поднимались наверх, все ближе к небесам. Каждый шаг доставался огромным напряжением сил, но это стоило того. И этот подъем напоминал, поистине, жизнь… Когда ты, еще подплывая к этой горе, видишь ее из далека и думаешь: «Фи! Да что тут на нее лезть! Ерунда какая! Немножко напряжемся – и мы уже наверху!» Но хорошо об этом рассуждать, когда ты еще стоишь на борту, полон сил и еще не вступил на этот тяжкий подъем… Но вот, когда путь начался и позади остались первые 100-150 метров над уровнем моря, а твою майку уже можно выжимать – ты понимаешь, что ошибался и при дальнейшем подъеме тебе уже не будет так весело, как было сначала… А дальше – еще интереснее. Когда ты входишь в ритм, заполняешь свою голову всякими разными философскими рассуждениями о смысле жизни, то уже как-то не замечаешь усталости, но тут приходит искушение. Ты начинаешь думать сам про себя: «О! Какой же ты молодец! А как ты ровненько идешь! А как у тебя все хорошо получается! Да и вообще! Раз ты оказался в таком великом месте, значит — ты чего-то достоин!». Мысль эта периодически мелькала в моем уме очень быстро, во мгновение ока и… Я со временем вывел такую закономерность… Как только ты так подумаешь – моментально силы тебя оставляли… И при этом все становилось ясно, как день – Господь тебя смиряет и показывает, что сам ты – ничто! И только Один Бог крепит тебя, дает тебе силы и не попускает рухнуть наземь в изнеможении… И тогда ты обращаешься к Богу со словами: «Боже, прости меня и дай силы идти дальше!» И вот, снова и снова появляется темп, усталость начинает приглушаться, и ты можешь дальше двигаться наверх к заветной вершине.

По мере того, как ты поднимаешься все выше, то все с большей усмешкой вспоминаешь свою самонадеянность в начале подъема. Да… Жизненная дорожка… И не так она легка, как казалась сначала. Размытые сбегающей вниз талой водою камни режут ноги даже через подошву кроссовок. Ботиночки, надо сказать, мы подобрали немножко неудачно. Они-то хоть и крепкие были, но уж больно тонка и гладка подошва. Не для афонских дорожек. Помню, как мечтал я тогда о берцах. Так что, если кто-нибудь соберется на Афон – имейте ввиду! Еще очень выручали нас посохи, которые мы приобрели за 7 евро в порту Дафни, куда перед этим заходил наш паром. Отец Олег сравнивает его с Господом, на Которого ты опираешься и Который тебя поддерживает. Это правда. У меня же он вызвал ассоциацию с верными друзьями и людьми, которые идут с тобой по жизни. То ты их где-то несешь с собой (ну или на себе), а где-то они тянут тебя. Причем еще как…

Несколько слов о рюкзаке и его содержимым. Мы с собой привезли довольно много вещей, хотя лишнего ничего не было. Так сказать, максимально минимальный набор для примитивного поддержания в себе жизнедеятельности. Но для путешествия пешком по Афону и этого было много! Господь не оставил нас и здесь. Когда мы приехали в Уранополис, знакомых у нас там вообще никого не было и мы уже подыскивали подходящее местечко, чтобы раскинуть палатку. Но тут откуда-то послышался родной говор на украинской мове! Дяденька с бородкой с кем-то активно разговаривал по телефону. Мы к нему быстренько подбегаем и спрашиваем, можно ли тут где-нибудь переночевать одну ночь? Человек оказался очень душевным. Немного рассказал нам про жизнь на Афоне, а потом позвонил своему другу Ярославу. Ярослав – не менее хороший дядька – сам родом тоже из Украины. Постоянно работает на Афоне в русском Пантелеимоновом монастыре, где подвизается в монашеском подвиге его сын, ну и попутно он отвечает за строительство дома паломников в Уранополисе. Он-то нас и приютил.

Этот самый дом паломника еще находится в стадии строительства. Но нам, как ребятам особо неприхотливым, было все равно, где спать – на кровати ли мягкой с чистыми постелями, которых там еще не было, либо на полу в спальном мешке да на пенопластовом коврике (просто незаменимые вещи для паломника-дикаря!), что, собственно говоря, нам выпало на эту ночь! Но это, на самом деле, очень здорово, поверьте! Тем более под боком были все удобства: душ с туалетом и кухня с газовой плитой, на которой мы жарили яйца на семинарском сальце, целую банку которого нам пожертвовала еще в Жировичах наша глав.повар Светлана Геннадиевна, дай Бог ей здоровья! Не раз мы вспоминали ее добрым словом, когда это сало частенько выручало нас и во время проволочек в дороге, где не было возможности пообедать, и на подъеме на Гору Афон, когда пронизывающий ветер и облака из измороси пробирали до костей. Пару кусочков семинарского сальца, запитых крепкой афонской водкой Узу сорока пяти градусов по Менделееву вновь возвращали нас к жизни и давали большой заряд энергии лучше всякого сникерса.

Так вот, у Ярослава в этом доме паломника мы оставили большую часть вещей. Взяли с собой самый-самый минимум, который мог поместиться в один рюкзак. Тут мне представилось вот такое сравнение: для того, чтобы попасть на вершину Афона, путь к которой предстоит очень долгий и нелегкий, надо с собой взять лишь самое малое и самое важное, без которого дальше – ну вообще никак. Например, семинарское сало, на случай, если будешь где-то помирать с голоду, карту – чтобы не заплутать по бесчисленным афонским дорожкам, да теплую одежду, чтобы не продрогнуть. Так же и в жизни… Для дороги в Царствие Небесное – этой заветной вершине – нужен самый минимум, который должен уместиться в рюкзачке твоего сердца, но без которого — никак…

Следует рассказать еще об одном Божием подарке, которого мы, грешные, сподобились… Дело в том, что на самой верхушке горы Афон, куда мы все-таки добрались за четыре с половиной часа пути, находится маленькая церквушка в честь праздника Преображения Господня. По преданию, перед концом света в этом храмике 12 старцами будет совершена последняя афонская литургия, после чего Афон уйдет под воду… Литургия в нем служится всего несколько раз в году. Прежде всего – на престольный праздник Преображения, а в другие разы — когда кто-либо из приезжих священников хочет совершить там литургию и с разрешения совершает нелегкий подъем на вершину со всем необходимым для литургисания инвентарем. И вот на один из таких редких случаев в этот незабываемый день попали и мы… Священник из Москвы и с ним еще два афонских инока с полным инвентарем вышли где-то на час раньше нас из Карулей – самого начала подъема, откуда начали движение и мы.

В отличие от нас – они туда восходили далеко не в первый раз и поэтому знали, что необходимо с собой брать, как одеваться и всякие другие тонкости. Когда мы с отцом Олегом наконец-то взошли на верхушку, усталые, голодные, продрогшие, но оооочень счастливые – они нас приняли по-отечески: напоили горячим чаем из термоса, дали покушать скромненькой но, как нам тогда показалось, необычайно вкусной еды. Однако всему этому предшествовала наша с о. Олегом благодарственная молитва перед железным крестом на самой наивысшей точке горы. Просто не верилось, что мы туда попали… Тем более, что этому предшествовал тяжелейший подъем, особенно на последнем отрезке пути — от маленькой церквушки в честь Божией Матери «Панагия», на высоте 1500 метров над уровнем моря и до конца… Растительность закончилась, а кругом были только одни голые камни… Сами мы шли в густом облаке влаги, а дикие порывы ветра то и дело стремились сдуть нас куда-нибудь в пропасть… И только Имя Божие на устах придавало силы и помогало хоть по шажку – но двигаться вперед и вверх…

Отец Олег ушел чуть вперед, но из-за густого тумана его не было видно. Мы с ним постоянно перекликались, но когда я его позвал в очередной раз – ответа не услышал. Еще раз – а в ответ только вой ветра… Еще несколько шагов и… Вижу сквозь туман очертания креста, а у подножия этой возвышенности, стоит батюшка и улыбается во все 32 зуба. Я ему: «Батя! Мы дошли!!!» А он только: «Тссссс!»

Несколько секунд торжественной тишины…

«Христос Воскресе, Мишка!» А я, наверное, с дурацкой улыбкой на лице: «Воистину Воскресе, батя!»

Что же касается литургии в этой церковке – так тут вообще я теряюсь, потому что простыми человеческими словами и понятиями мои ощущения выразить нельзя, это нужно только испытать самому. После небольшого перекуса мы легли спать прямо в храме на полу. Слава Богу, предыдущие паломники оставляли там пенопластовые коврики. Мы постелили их в два слоя. А священник из Москвы начал совершать проскомидию… Поднялись мы около трех часов ночи и стали готовиться к совершению Божественной литургии. Прочитали последование ко Святому Причащению, часы а затем началось само Таинство! Богослужение в этом храме – это одна из тех страничек моей жизни, которые никогда не изгладятся из памяти. Это размеренное пение афонским распевом… Тусклый свет и потрескивание от свечей и лампад… И снова Господь посылает нам великую благодать: быть сопричастниками Его Святого Тела и Крови… А за окном все также воет ветер и даже страшно высунуть нос за дверь… Завершив литургию и причастившись на высоте 2033 метра, мы присели отдохнуть в стасидиях перед не менее трудным спуском. Тем более, что было еще темно.

С рассветом мы вышли из храма, и один за одним стали спускаться вниз. Идти было несколько проще, чем накануне, но все равно: довольно трудно. Ветер и туман еще больше усилились. Пришлось поднапрячься, так как мы хотели успеть на десяти часовой паром, который уходил из порта Карули. На паром мы успели, но, как говорится, тютелька в тютельку. А все потому, что пришлось немножко заблудиться в многочисленных афонских дорожках, которые то и дело расходятся по направлению в разные скиты.

После такого сложного подъема и довольно трудного спуска надо было реабилитироваться, восстановить силы, а также и помыться и постираться. В этот день мы направились в греческий монастырь Дохиар и решили там остаться на ночь. Вечером сходили на богослужение, насладились непривычной для нас обстановкой греческого монастыря, убранством храмов, традицией протяжного византийского пения. Что интересно, так это то, что в монастырях Афона по минимуму используется электричество. В келлиях, куда нас поселили, не было ни света, ни розеток, а освещалось все керосиновыми лампами. Конечно, это все очень здорово и необычайно-таинственно, но все же нам пришлось немножко погоревать, что аккумуляторы для фотоаппарата и мой почти севший телефон останутся незаряженными.

На следующее утро после литургии и предшествующих ей служб, которые начинаются ни много – ни мало в четыре часа утра, мы позавтракали в монастырской трапезной и направились дальше. Посетили монастырь Ксенофонт, а в завершение пришили в наш русский, Свято-Пантелеимонов монастырь. Там мы примкнули к экскурсии. Нам рассказали о монастыре, а также открыли небольшой храмик, где находится, в частности, такие святыни, как Частица Животворящего Креста Господня, а также множество частиц мощей русских и греческих святых. В завершение нашего пребывания в Пантелеимоновской обители, нас покормили в огроменной и необычайно красиво расписанной, в прочем, как и все афонские монастыри, трапезной. Далее последовал очередной отрезок пути до уже знакомого нам порта Дафни, где мы закупили разных памятных сувениров, и… На этом наше первое, но дай Бог не последнее паломничество на Святую Гору закончилось.

Грустно, конечно, было покидать это Богом благословенное место, но… Ничего не поделаешь. Впереди нас еще ожидала поездка домой, со всеми сюрпризами и неожиданностями дороги. Да и плюс к тому, что уже начинала одолевать тоска по дому (особенно отца Олега. Я-то ведь пока что человек свободный, а батюшку дома ждала с нетерпением его матушка и маленький сынок). Сказать по правде, становится немного грустно, когда ты понимаешь, что находишься за несколько тысяч километров от родного дома…

Денек нашего отъезда с Афона выдался на удивление красивым, солнечным и теплым. Туч практически не было, а верхушка горы Афон, на которую мы залазили, далеко еще была видна за кормой уплывающего парома…

Что можно еще напоследок сказать о поездке? Какой можно сделать вывод из всего? А скажу я так: Путешествуйте! Дальние странствия встряхивают нашу повседневность, вырывают из того бульона, в котором мы варимся день ото дня, а потом начинаем в нем медленно но уверенно закисать. Путешествия дают возможность укрепить себя и духовно и физически, увидеть, что есть где-то ЖИЗНЬ – в полном смысле этого слова – еще и за пределами того узкого и ограниченного мирка, в котором мы закрываем себя. Общение с самыми разными людьми в дороге помогает, хоть и немножко, но все же, прикоснуться к их внутреннему миру, а через это понять и себя.

 Выпускник МинДС священник Олег Приставко. 
Студент 4-го курса МинДС Синкевич Михаил (Эмиль).

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.