Чем измерить итог?

1Предлагаем вашему вниманию, дорогие читатели, новую статью диакона Сергия Тимошенкова, преподавателя Минских Духовных Школ, а также бессменного лидера Братства в честь преподобной Евфросинии Полоцкой. Слова отца Сергия, как всегда, горячи и пронзительны…

Личное неличное

Перед защитой моей семинарской дипломной работы один мудрый человек сказал мне приблизительно такую фразу: «Дипломку никогда не надо писать на тему, которой живешь – не так болезненно будет восприниматься критика». Я его, конечно же, не послушался (правда, никогда и не жалел об этом). Но вот что интересно – позже я всей площадью кожного покрова своего тела осознал смысл сказанного. И через это осознание столкнулся с одним жизненным парадоксом.

Вот, к примеру: заниматься делом, которое любишь – ведь это счастье? Счастье. Или, скажем, видеть, как растет и правильно развивается то, во что ты когда-то вложил огромный кусок души – может ли что быть лучше? Вряд ли. А вот как ответить на вопрос: хорошо это или плохо – воспринимать твое общественное дело, как личное? Кто-то скажет, что, мол, «о личном каждый заботится лучше, чем об общественном, и поэтому – чем ближе к сердцу дело, тем оно лучше идет»…

Но с другой стороны – ведь любая деятельность связана с людьми. А люди всегда допускают ошибки. Относясь же к своему делу очень трепетно, ты начинаешь промахи других воспринимать как лично свои обиды! Как здесь провести границу? Да и надо ли?

Что касается лично меня, то из ошибок наших братчиков больнее и ближе всего я воспринимаю уход кого-то из них. Я честно старался относится к этому явлению мягче и проще. Но понял, что, как бы ни старался, – никогда не смогу понять причин и мотивов такого поступка. Смирюсь – да. Заживлю со временем рану – да. Но понять – нет, нет и еще раз нет!

Как можно уйти из Братства? Неужели это слово – пустой звук? Ведь братство – это не только название некоего объединения, сообщества, но и наименование отношений между людьми! Забыв о братстве, можно идти и дальше: забыть о дружбе, о сыновстве, о родительстве!

И вообще – уход человека из какого-то общего дела – это всегда маленькое предательство. Терять интерес – это не серьезно, бросать начатое – нечестно. Так распадаются лучшие проекты, остаются неосуществимыми лучшие идеи, размывается некий каркас, держащий общество в единстве.

Когда-то у меня был помощник, с которым я успел почти подружиться (без дружбы как делать общее дело-то?). Вместе мы, как говорится, съели не один пуд соли. И вот как-то, в самый «сезон» братской деятельности – после светлого праздника Пасхи, когда мы искали подарки для двух детских домов, собирались писать новую сценку и планировали серию поездок по детским домам и школам, лента моей жизни сделала два головокружительных витка: у меня родилась дочь (впервые в жизни!!!) и меня рукоположили в сан диакона.

Я попросил напарника поддержать и, по-возможности, заменить меня в руководстве братской работой. Но он, согласившись было, через короткое время все бросил и …ушел. Ушел вообще из Братства. Без причины, если не считать таковой странную просьбу одного нашего общего знакомого, возревновавшего своего друга к братской работе.

Честно говоря, я думал, что не выдержу: двухнедельный сорокоуст (утром и вечером – довольно продолжительные монастырские богослужения), днем пытаюсь хоть как-то поддержать жену в уходе за грудным ребенком, ночью – вычитываю необходимое молитвенное правило и пытаюсь писать сценарий. А еще поиск подарков, планирование и организация миссионерских поездок, еще занятия в Академии… И жгучая обида, нестерпимой болью горящая в сердце.

Только благодаря Богу, жене и дочке я не сломался. Шрам же на сердце не заживает уже несколько лет. И до сих пор я не знаю – правильно ли это – жить тем, что делаешь, воспринимая дело, как что-то очень близкое и личное?

Быть лидером

Общаясь с молодыми людьми и беседуя с ними об их планах на будущее, мне часто приходится слышать от них о желании со временем занять ключевые должности, стать руководителями организаций, приобрести авторитет в среде друзей и коллег. Это, бесспорно, весьма похвалные желания. Но вот в чем проблема: каждый ли из желающих идти вверх по карьерной лестнице (или уже уверенно идущих по ней) хорошо представляет себе, что это такое – быть лидером или руководить другими людьми? Ведь быть старшим – это значит не просто быть самым уважаемым или иметь самую большую зарплату. Всякое настоящее старшинство заключает в себе не совсем приятную тайну, которая заключается в обязанности нести тяжелое ярмо несвободы!

Вы хотите пояснений? Настоящий лидер не имеет права оступиться: поколеблется его авторитет. В какие бы переделки он не попадал, лидер не может даже сломаться – на него смотрят младшие товарищи. И если именно ты задаешь тон в работе, если именно ты являешься душой организации, то стоит тебе раз споткнуться, – и детали слаженно работающего механизма твоего дела претерпят просто огромную нагрузку. Многие же могут и выйти из строя навсегда.

Идем дальше. Если ты заинтересован в действительно эффективной работе твоих подчиненных, то ты не можешь даже сказать им всего того, что думаешь об их ошибках. Тем более – в тех самых словах, в каких думаешь. Скажешь резко – убьешь инициативу. Поступишь неосторожно – потушишь огонек вдохновения. И вот, ты вынужден прилагать огромные усилия только для того, чтобы подобрать правильные слова, сохранив смысл твоего, к примеру, замечания. Ты вынужден из кожи вон лезть, чтобы превратить идею, которую бы сам никогда не принял, во что-то более или менее стоящее – чтобы только сотруднику понравилось творчество в работе!

Кроме того, больших усилий стоит всегда на шаг опережать коллектив, которым руководишь. Не успеешь, дашь себя обогнать или хотя бы просто догнать в профессионализме или знаниях – станешь неинтересным. В таком случае потеря авторитета – лишь вопрос времени.

Поэтому лгут те, кто утверждает, будто руководить – это всегда привлекательно, а быть лидером – здорово и легко.

Закон мистера Алинского

Новости, сведения, данные, фото- и видеоматериалы, Интернет, СМИ, книги… Информационное море постепенно вливается в наш мир, заполняя все своими волнами метр за метром, квадрат за квадратом, куб за кубом… И, хочет человек того, или не хочет, но грузная дама – мисс Информация – проникает в каждый дом, забирая своим бесконечным щебетанием все больше и больше нашего внимания и подменяя своим присутствием живое ощущение жизни. Но, если приспособиться, то можно извлекать большую пользу из такой ситуации, занимаясь своеобразной «рыбалкой» – ища нужные идеи и родственные мысли…

В одну из таких «рыбалок» мне посчастливилось выловить краткое жизнеописание Сола Дэвида Алинского (1909-1972 гг.) – европейского общественного деятеля, который в XX веке значительную часть своей жизни провел на передовой в битве с социальными и экономическими проблемами. Но более всего меня поразил один его афоризм: «Самые высокие принципы морали проповедует тот, кого проблема затрагивает меньше всех». Как же верно сказано, и как же часто мне приходилось в жизни уверяться в истинности этих слов!

В N-ском Детском доме был случай: хорошая, симпатичная девушка почти сразу же после выпускного уехала в Германию «на заработки» – торговать собой. Какими только словами не говорили о ней педагоги и воспитатели! Мол, и такая, и сякая, и бесстыдница, и развратница… Но, наверное, никто не утрудил себя подумать – почему она это сделала? Что заставило белорусскую девочку «устроиться на работу» в немецкий публичный дом? Все, кто узнавал, были единодушны в оценке ее поступка: «ВСЕ ПОТОМУ, ЧТО ОНА ИМЕННО ТАКАЯ И ЕСТЬ – РАЗВРАТНАЯ, НЕБЛАГОДАРНАЯ, ЛИЦЕМЕРНАЯ! »!

Но прошло два года, и Ира вернулась в Беларусь. Она купила на заработанные деньги квартиру-«двушку» и забрала из детского дома своих маленьких брата и сестру. Теперь они живут одной семьей – счастливо…

Я, конечно же, не говорю, что то, чем Ира занималась в Германии – нормально, но – как, как иначе могла она поступить?? Это для нас, людей, живущих более или менее спокойно, в некотором достатке (по крайней мере, на хлеб хватает!), все в мире понятно – где зло, а где добро, что можно, а что нельзя, что нравственно, а что – нет. А если вынуть нас из скорлупки привычной жизни, лишить материальной опоры, общественных связей, да еще и пару-тройку душевных травм нанести – не сместятся ли для нас критерии оценки всего сущего? Останется ли у нас воля вообще что-нибудь делать, бороться за право жить достойно? На что вообще пошел бы каждый из нас ради счастья своих близких?.. Дай Бог, чтобы мы никогда не узнали ответов на эти вопросы!

Но как принять поступок Ирины? С какой точки зрения посмотреть на него? Одно скажу – хорошо говорить о нравственности, работая лишь голосовыми связками – это не трудно. Но помочь вчерашнему ребенку найти свой единственный шанс стать полноправным членом общества – это было бы подлинным учительством, настоящим поступком. И, пока не будет сделано это, красивые и правильные речи о христианстве будут только лишь высокими словами. Что же касается Иры, то к своему прежнему «заработку» она никогда уже не возвращалась…

Одно из самых приятных чувств в этом мире – это, наверное, ощущение выполненной сполна работы. Только представьте: сидишь вот так на скамеечке около наконец-то построенного и обустроенного семейного гнезда и неспешно перебираешь в уме все-все этапы и ступени его возведения. А на веранде – супруга чай по чашечкам разливает. И яркое закатное солнце играет на гранях хрустальной вазы с пышным букетом выращенных тобою садовых цветов…

Или, к примеру, держишь в руках долгожданный диплом о законченном высшем образовании, смотришь, как вспотевшие от волнения пальцы оставляют легкие отпечатки на дерматине его обложки, и не веришь, что больше не надо пить вперемешку успокоительные и стимуляторы перед экзаменом и сотворять гениальные в своей простоте шпаргалки…

Или, вот, ты спускаешь в погреб последний в этом году мешок золотистой крупной картошки с твоих десяти соток, ощущаешь на губах мелкую земляную пыль и вспоминаешь отполированную твоими ладонями ручку верной подруги-лопаты… Да, успешный венец дела, которым долго и напряженно занимался – это подтверждение твоего существования на этой земле, свидетельство о качественности и вкусности твоей жизни. Ощущение законченности, подведение итога – это, мне кажется, одна из сильнейших психологических потребностей всякого человека.

Но как быть миссионеру? Можно ли вообще подвести итог определенному периоду в миссионерской работе? И чем измерить итог?

Ошибочка вышла, но ведь радостная-то!

Один из основополагающих принципов нашей братской деятельности звучит так: «чтобы учить, надо любить и быть любимым». Когда-то я очень гордился тем, что именно в горне работы нашего Братства родилась эта изумительная идея, и что именно я ее сформулировал.

«Но ничто не ново под луной»! Однажды я узнал, что больше века тому назад святитель Иннокентий Аляскинский сказал молодому святителю Николаю Японскому: «Сначала полюби тех, кому хочешь рассказать о Христе, затем сделай так, чтобы они тебя полюбили, а потом говори им о Христе!» Признаться, я нисколько не огорчился тем, что моя любимая мысль оказалась не моей. Наоборот – большая радость охватила мою душу: ведь если совпадают некоторые мысли людей, значит, есть шанс, что совпадут и их пути! Дай Бог, чтобы и путь нашего Братства хотя бы в некоторой степени повторил путь одного из этих столпов миссионерского служения!

 Диакон Сергий Тимошенков, 
руководитель Братства 
Преподобной Евфросинии 
Полоцкой при Минской 
Духовной Семинарии

Просмотрено: 0 раз.

Рекомендуем

Программа секции «550-летие явления Жировичской иконы Божией Матери, 500-летие Жировичского монастыря»

Работа секции пройдет 27 ноября 2020 г. в рамках Шестых Белорусских Рождественских чтений «Историческая память народа: 550-летие явления Жировичской иконы Божией Матери, 500-летие Жировичского монастыря, 800-летие святого благоверного князя Александра Невского».

Преподаватели семинарии приняли участие в ежегодной научной конференции Минской духовной академии

Доклады преподавателей семинарии прозвучали на пленарном заседании и в рамках работы секций "Актуальные проблемы истории Русской Православной Церкви в XVІ–ХІХ веках", "Актуальные проблемы истории Русской Православной Церкви в ХХ веке", "Актуальные вопросы церковно-практических дисциплин", "Актуальные проблемы современного религиоведения".