Учиться трезво жить

1Продолжаем знакомить читателей с материалом об алкоголизме и путях его преодоления. Каковы возможности современной медицины, в помощи человеку, впавшему в пагубный недуг пьянства? Напомним, что своим многолетним опытом делиться доктор-нарколог Анатолий Михайлович Финский.

— В чем заключается помощь больному в преодолении алкоголизма?

— Во-первых, существует отделение наркологии, где действительно человеку спасают жизнь. Сейчас появилась целая система реабилитационных центров. Единственное, что еще над человеком довлеет, это – диагноз «алкоголик». И поэтому боятся учета, боятся гласности. Для этого и существует анонимная помощь.

Но другой момент, который, на мой взгляд, пока никак не могут решить, это производство и реализация спиртных напитков – это однозначно должно быть монополией государства, должен быть четкий и жесткий контроль. Доступность к алкоголю должна быть ограничена. И, я думаю, что те, кто беспокоится о подпольном самогоноварении, не правы.

С одной стороны, надо создавать систему помощи лечению больного, а с другой – снижать и контролировать неудержимое производство спиртных напитков. Это огромные деньги. Почему так трудно бороться с наркоманией, с алкоголизмом, с казино и др.? Да потому, что это баснословные деньги. Это мафиозные структуры, которые, в общем-то, лоббируют все алкогольные проекты. Кто откажется от курицы, которая несет золотые яйца? Но мы понимаем, что если не остановить этот процесс спаивания народа, то в конечном итоге все проиграют.

Потихонечку такая система помощи все-таки стала складываться, и я могу сказать убежденно, что человек, который действительно захотел бросить пить, в наших условиях – и в Лиде, и в Минске – везде в Беларуси, – эту помощь может получить. Проблема в другом: об этом нет никакой информации.

Вот возьмите телевидение: где об этом говориться? Нигде. А что пропагандируется? Сплошные развлечения, удовольствия… Реклама –радостная и безоблачная – ухвати счастье, купи лотерейный билет… Ловушки везде расставлены, а об их последствиях – ни слова. Получается, опять определенная политика: а именно лицемерие, двуличие.

С одной стороны говорится, что надо для людей что-то делать, а с другой – все равно: опять деньги, нажива на чужом горе и т.д. О своем здоровье, о том, что делает с ним алкоголь, человек не получает информацию. Зато его кормят ложными ценностями. Человек дезориентирован в современном мире. Он не знает правды, и поэтому очень сложно его привести в себя. Он говорит мне: «Как же? Везде продают и все пьют – и нормально! О чем вы говорите, доктор? Я вычитал, что это полезно в малых дозах…», а все остальное его не интересует. Также и о табаке всю правду не говорят.

— Что заключает в себе метод кодирования от алкоголизма? Кодирование – это жаргонное слово, но оно прижилось. По-научному это называется эмоционально-стрессовая психотерапия, т.е. один из методов вну-ше-ни-я.

— Был такой Роман Александрович Довженко, это 1980-е годы. Тогда на фоне репрессивных методов условно-рефлекторной рвотной терапии, медикаментов, которые вызывали ужасные последствия, это был, может быть, один из самых гуманных методов. Т.е. изначально идея была неплоха.

Потом Довженко понял, что человек внушаем, и стал внушать страх и ужас перед рюмкой, которая может привести к тяжелым последствиям. Он не был далек от истины – если человек продолжает пить, то рано или поздно… Есть хорошая пословица: каждый алкоголик когда-нибудь бросит пить. Самым счастливым это удается при жизни.

Так вот, Довженко взял эту идею: если вызвать сильное эмоциональное переживание, напряжение, и в этот момент, когда человек аж трясется в ужасе, ему нужно вложить код, который будет контролировать твое поведение, твои поступки – по отношению к спиртным напиткам. И те люди, которые внушаемы, входили в хорошее состояние, т.е. у них где-то на подсознательном уровне срабатывало, и они отказывались от алкоголя.

Таким образом, человеку сформировали отрицательное отношение к алкоголю – хорошо, но как же дальше жить с этим? И вот когда у человека заканчивается срок кодирования, он как бы выходит на свободу.

Один пациент образно это так выразил. В сталинские времена, как известно, были «тройки», которые судили человека. Три человека собираются и выносят приговор: расстрел. Вот и с алкоголиком так же: собирается «тройка»: жена (обвинитель), врач (судья), к которому его приводят, ну и…теща или сестра, например. Приводят его к врачу, а тот спрашивает: «Ну, насколько закодируем?». «На год», – жена говорит. «На пять лет», – сестра. Теща говорит: «На всю жизнь». А сам алкоголик сидит, смотрит так подозрительно: «Ну, может, хотя бы на два года…». Одним словом, торг идет. Ладно, врач подытоживает: «Решили, три года! Кодируем на три года – договор». Суд состоялся.

Человека садят, помимо его воли, в «трезвую колонию» – так назовем это его состояние. Начинается трезвая жизнь, которая для него сплошная мука. Он смотрит, как другие мужики пьют, и у самого слюна течет. Но что делать… Терпит. Терпит добросовестно… И считает дни: до свободы остался год, месяц. До свободы осталась неделя. Заканчивается срок, и человек идет в таокй «разгон», что мало не покажется…

Да, есть какие-то медицинские вмешательства, которые могут быть и полезны… Другое дело, что многие методы просто используются непрофессионально. Сейчас уже только ленивый не кодирует. Поэтому я всегда рекомендую своим пациентам: если уж будете кодироваться, то, во-первых, узнайте – что за специалист, есть ли у него государственная лицензия, сертификат и т.д. Если врач обещает стопроцентное исцеление, значит, все – уходите, потому что это неправда. Стопроцентной гарантии даже Бог не дает.

Т.е. по существу стратегия та, что человеку дается возможность не пить и не употреблять алкоголь, но главное – для чего? Чтобы научиться жить трезво. Чтобы научиться жить со своей болезнью. Медицина, к сожалению, на современном этапе тебе не может дать пить умеренно и безопасно. Нет. Забудь эту иллюзию. Возможны срывы. Т.е. с человеком нужно обсудить, чтобы он ясно понимал свою болезнь.

Люди спрашивают: «Вы гарантируете, что человек не будет пить?», а я отвечаю: «А Вы гарантируете, что у вас всегда будут деньги, вы не заболеете, ногу не сломаете»… «Нет, это же глупо». А тут чего Вы от меня невозможного требуете? Т.е. человек может пройти определенный этап, и не надо драматизировать, если он вдруг сорвался. Человек извлечет опыт, обсудит с врачом – это очень важно: контакт с врачом. Но если врач начинает мистифицировать, делать из себя какого-то волшебника, спасителя, гуру, который все знает и все лечит, – вот это действительно опасно. В руках этих людей какие-то лекарства (гипноз, психотехника) становятся вредоносными, уродуют личность, уводят в сторону. Моя задача как врача не навязывать больному свою идеологию, не вводить из одного заблуждения в другие заблуждения.

Но тут есть еще один аспект. Многим людям на самом деле нравится, когда им дурят голову, хоть ты убейся, ну… любят эти заблуждения, хочется им все быстро, мгновенно и без усилий получить. Но так не бывает! Приведу одну фразу из фольклора Анонимных Алкоголиков: «Под лежачий камень даже водка не течет, а ты хочешь, чтобы трезвость пришла». Необходимо за трезвость побороться. Нужно учиться трезво жить.

— Чем отличается женский алкоголизм от мужского?

— Знаете, раньше было убеждение, что женский алкоголизм неизлечим, что он протекает злокачественно. На самом деле, есть некоторые особенности, но не более того. Я бы сказал, что женский алкоголизм даже лечится лучше. Мужчина и женщина биологически совершенно отличаются по той простой причине, что женщина – потенциальная мать. Она беременеет, вынашивает жизнь, рожает, вскармливает детей. И все ее тело Господом создано так, чтобы она была матерью. А мужчина – это добытчик. Он рискует, разведывает пути, охраняет территорию…

У мужчин и женщин даже биологически и психологически, и, наверное, духовно свои цели. Они должны вместе дополнять друг друга, для этого и существует семья. Наверное, сама природа поставила барьер: если женщина начинает употреблять алкоголь, у нее возникают последствия очень серьезные. Потому что это как бы противно устройству ее тела.

Употребляя алкоголь, она при этом должна вырастить здоровое поколение, а это вещи уже несовместимые. Для мужчины это тоже важно, но не в такой степени. Ну и психологически уже выработалось в народе, что пьяный мужчина… ну… привыкли уже. Но у всех – и мужчин, и женщин, и самих алкоголиков – пьяная женщина однозначно вызывает отвращение. Да и биологически ее организм не настроен на питьё: она быстрее пьянеет, у нее быстрее развивается алкогольная зависимость. Но если в ней включить и пробудить вот этот материнский инстинкт, увидеть в ней женщину (и еще на детей указать), тогда она гораздо лучше цепляется за жизнь и выздоравливает лучше.

Дело в том, что женщина скрытна, она социально отвергаема и поэтому она боится признаться. Она маскирует свое пьянство. Мужчины могут пить в открытую, а женщины чаще всего прячутся и могут доходить до деградации скрытно.

Так что это миф – что женский алкоголизм не излечим. Но существует разница в том, как проходит болезнь. Во многом она обусловлена тем, что мужчина и женщина – разные. Никакого равенства между мужчиной и женщиной быть не может. Они не могут быть равны по задачам, поставленным перед ними самой природой. От непонимания этого люди доходят до всяких извращений: однополых браков, изменения своего пола…

Поэтому главная задача в этом плане для женщины – ощутить себя женщиной, а мужчине – мужчиной. Сейчас, к сожалению, роли перемешались. Иногда очень трудно различить кто есть кто: и в психологии, и в поведении… Смотришь, приятная, симпатичная девушка, но как загнет вдруг «матом» – хоть стой хоть падай!.. Или видишь иногда женщину с сигаретой в зубах, бутылкой пива в руках…

— Употребление пива – вредная привычка, способ расслабиться или хроническая зависимость?

— Пивной алкоголизм – это серьезная проблема. Во-первых, пиво – алкогольный напиток – и точка. Пусть там 5-7%, но это алкоголь. Чем пиво коварно? Оно не дает такого опьянения как водка. Опять же – реклама. Вот водки нельзя, вина, а пиво как бы позволительно – даже и подросткам. Многие до сих пор считают, что это не алкогольный напиток. Говорят, в кефире, в квасе – везде алкоголь… Но это совсем разные вещи. В пиве есть хмель, он хмелит, и к нему вырабатывается серьезная зависимость, даже страшнее, чем от водки. Потому что оно начинается в раннем возрасте – безобидное, казалось бы, баловство, и так человек попадает в эту ловушку. Подросток уверен, что вроде никакого алкоголизма быть не может и потихонечку втягивается… Как и легкие наркотики: марихуана безобидна, почему не покурить? А потом почему-то хочется еще больших ощущений. Потихонечку от пива он переходит к более серьезным вещам…

А пивной алкоголизм тоже не останавливается. И если бы он ограничивался только фужерчиком пива… Но те, кто уже привык, пьют литрами. А это почки, это сердце и серьезные осложнения. Вот все эти слабоалкогольные напитки, все эти тоники, «отвертки» – это ужасная вещь, химия в чистом виде, от которой тоже развивается зависимость и серьезные последствия на головной мозг и т.д. Или то «вино», которое называется вином… Я специально по магазинам походил и посмотрел – хорошего вина нет, хорошее вино – дорогое… В общем, пиво со слабоалкогольными напитками создает почву для буйного алкоголизма в перспективе.

— А в чем специфика молодежного пьянства?

— Молодежь – это люди, вступающие в жизнь и еще многого не знающие о реальной жизни. Но есть порыв – быть взрослым и т.д. Если мы говорим о праве выбора, тогда необходимо его предоставить. Но в 90% в СМИ навязываются сомнительные ценности, а о другой возможности, альтернативе, не говорят – о какой свободе выбора, простите, можно говорить в таком случае?

Молодой человек формирует взгляд на жизнь из глянцевого журнала или телеэкрана. Он формирует образ жизни, который совершенно не соответствует той реальной жизни, в которую он вступает. «Если я пью пиво, я – настоящий мужик». А то, что курение и пиво – это импотенция и прочие неприятные вещи – об этом, конечно, не говорят. А это факт. У больного алкоголизмом – и у мужчин, и у женщин – ни о какой нормальной сексуальности речь уже не идет.

— А что делать, если человек с респектабельным положением в обществе чувствует, что его начинает «затягивать»?

— Ни профессия, ни социальный статус не являются гарантией, что человек не станет алкоголиком. Кто-то спивается дешевым вином и спит под забором, а кто-то – коньяком и в койку его охрана кладет. Кто-то привел такой образ: за стол сели генерал, министр и сантехник, но к концу застолья было уже не разобрать, кто есть кто.

Часто спрашивают: куда, к какому врачу лучше пойти? К простому врачу, который лечит. Умерить свою гордыню. Жена американского президента Форда в воспоминаниях писала о том, как она страдала алкоголизмом. Президент не знал, что делать. Потом решил положить ее в обыкновенный реабилитационный центр, где лежат простые люди. Ее положили в обычную палату. Она решила пожаловаться врачу на то, что там много людей. Врач сказал, чтобы она попросила их перейти в другие палаты, так как он не может поместить ее в другое место. Это помогло ей лечиться. Потом эти люди стали ее лучшими друзьями и ушел ее снобизм. Как только уходит гордыня и приходит осознание болезни, возможно лечение. Многим, конечно, так и не удается переступить этот барьер.

Еще один момент. Алкоголику надо говорить «правду-матку». Жалеть нельзя. Жалость здесь может навредить. Алкоголику нельзя помогать пить. Ему нужно указывать на последствия его алкоголизма: разбитые окна и т. п. Одного пациента вылечили видеосъемкой. Все этапы его пьянства сняли на видео. Когда он трезвым увидел это, то пришел в ужас. Он не пьет уже многие годы.

Анонимность – это тоже уловка алкоголиков. Можно подумать, что соседи не знают, что их сосед является алкоголиком. Единственный человек, который не знает, что он алкоголик – это сам алкоголик. Только разрушив этот заслон можно на него повлиять.

В состоянии алкогольного опьянения человек теряет самоконтроль. Поэтому садиться пьяным за руль – это преступление. У человека меняется ощущение расстояния и скорости. Также появляется излишняя самоуверенность. Самоуверенный и наглый водитель, да еще и дезориентированный – что может быть хуже?

— Скажите, каково Ваше видение будущего борьбы с алкоголизмом, и насколько развились методы лечения в постсоветское время?

— Во-первых, я – оптимист. Мне пришлось пройти через долгое время пессимизма, и запомнилось выражение Альберта Швейцера (был такой нобелевский лауреат): «Наш опыт пессимистичен, но наша вера оптимистична». К тому же, теперь у меня взгляд на христианство, на Православие совершенно изменился. Это – совершенно оптимистичная, радостная религия. Смысл Воскресения – это же фундаментальная вещь! Есть надежда. А в этом контексте все преодолимо. И пьянство тоже.

Когда Вы задали этот вопрос, я перед глазами увидел людей, которые не пьют. Я теперь всегда себе говорю, что если я хоть десяти людям помог, то ТАМ мне зачтется. Методы лечения развиваются, наука открывает многое, только нужно этим умело пользоваться. Мнение общества к этому меняется. Действительно, мы поворачиваемся к человеку, к личности, мы начинаем ценить каждую человеческую жизнь. Больше профессионалов появляется, меняется поколение. Я сторонник почвы и традиции. Если мы отрываемся от нашего духовного богатства, это глубочайшее заблуждение.

Сейчас появляеются новое возможности. Те же Анонимные Алкоголики, которые это прошли, влияют на своих детей по-другому. Раньше, когда кроме рвотной терапии ничего не было, человек боялся прийти к наркологу. Сейчас в Лиде, например, шесть дней неделю работают три группы Анонимных Алкоголиков. Есть выбор – идти в бар или идти в группу. Есть храмы. Но не так все просто – выбор делает человек. Готов ли он к выбору? Готов ли он к внутренней свободе? Это другой вопрос. Знаете, в чем смысл пессимизма?

— Все умрут…

— Да, поэтому и пьют. Один алкоголик мне сказал, я его зауважал после этого – за честность: «Доктор, не утруждай себя. Я пил и пить буду. Мне это нравится, другого смысла в моей жизни нет. Отберите у меня бутылку. И что я буду делать? Поэтому я знаю, что я иду в пекло».

Есть такие люди, которые осознанно идут в ад. И самое страшное – они могут тянуть туда и других. Возможно, такой человек когда-либо встретит что-то такое, что изменит его путь. Тогда с такими же усилиями он будет и трезветь. Есть анекдот: «Чем лучше первое впечатление от алкоголика, тем хуже прогноз». Он все осознает, со всем соглашается и тут же делает совсем другое. Между тем, что он говорит, и что делает – огромное расстояние.

А есть тот, кто не соглашается, сопротивляется. Он честен хотя бы перед самим собой. Потом эта энергия идет в трезвость, и человек начинает трезво жить. Одно дело, если человек проигрывает деньги в казино, но другое – если он пускает их на благотворительность. В обоих случаях он их теряет. Но во втором случае он богатеет в Бога. И тогда деньги действительно становятся благосостоянием человека, а не аутоагрессией.

Еще есть философский, экзистенциальный подход: пьянство – это уход от жизни. Человек не может принять данность реальной жизни. Будущее для человека страшно, а в настоящем он не знает, что делать. Алкоголь не дает человеку жить в настоящем. Либо в прошлом, либо в будущем. Напиться до отключки – это выключить себя из жизни. Это кратковременная смерть. Для алкоголика смерть не страшна. Он жизни боится.

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.