Всегда в поиске

1Евгений Сморигин еще в школе получил прозвище «Черный плащ» — ЧП. Так появилось название команды КВН ЧП, лидером которой стал Евгений. Сегодня он известен своими работами на телевидении, но мало кто знает о том, что Евгений и его семья — православные верующие люди.

— Евгений, расскажи, как ты пришёл к вере?

— К самой вере я пришел недавно. На прошлое Рождество я перестал пить и курить. В моей артистической жизни всего этого было вдоволь. Из шалостей все это перерастало в постоянное употребление.

С прошлого Рождества у меня начали появляться воцерковленные знакомые, и я этому очень рад. Сейчас я осознаю, что у каждого есть свой путь, к каждому Господь стремится, но не каждый открывается Ему. Когда ты это осознаешь, задумываешься: «Как же я раньше жил, что же делал?». И если у человека нет Господа в сердце, то у него нет цели в жизни. Есть только пустота и мишура. Все это временное, а вера – вечна. Когда в сердце появляется Господь, то цель становится очевидной – это спасение.

— На прошлое Рождество произошло что-то, что повлияло на твое решение оставить прежний образ жизни?

— Нет, я просто попросил Бога, сказал, что не могу больше. Я пытался раньше бросить пить, но у меня не получалось. Постоянно мое окружение не давало мне это сделать. Человек, у которого я был ведущим на Дне рождения, не мог понять, как это я с ним не выпью. А потом я как-то переключился.

Сейчас все изменилось, люди почему-то сразу меня понимают. Я продолжаю вести корпоративные вечеринки, Дни рождения. И если я раньше говорил, что не пью, то все удивлялись этому. А теперь все вопросы как-то отпадают. Когда меня спрашивают, почему я не пью, то я задаю ответный вопрос о том, почему собеседник пьет. Обычно человек не знает, что ответить, а потом говорит, что это давняя традиция русских. Я тогда говорю, что это не давняя традиция: в 18-м веке никто не пил. Еще один аргумент: я наполняю рюмку сока и говорю человеку: «Я выпью с тобой сок. Скажи мне, друг мой, назови хотя бы один аргумент, зачем мне сейчас пить водку, и я выпью с тобой». Люди теряются…

— А чем ты сейчас занимаешься?

— Сейчас я живу в Киеве. Здесь же живёт вся наша команда. Мы вместе пишем сценарии для концертов, «подводки» (тексты выступлений) для артистов. Например, «Новая волна», конкурс молодых исполнителей. Еще ведем с Димой на ОНТ передачу «Великолепная пятерка», снимались в новогоднем мюзикле на ОНТ…

— Как ребята в команде восприняли твой приход в Церковь?

— Я стараюсь потихоньку их воцерковлять. Так же я воцерковил свою маму. Она в этом году, в 60 лет, впервые исповедовалась. Она находилась уже на грани срыва. Мама всегда знала, что Бог есть, но я помог ей направить ее энергию в нужное русло. Я ей все объяснил, и она сделала первый шаг. После исповеди, как мама говорила, она вышла и будто полетела.

— Евгений, расскажи, пожалуйста, о своей семье?

— Мою жену зовут Лида. Сына зовут Алексей, ему четыре… месяца (смеется). Лида раньше была экономистом. Мы познакомились с ней в Киеве. Сейчас она занимается только семьей, домашним очагом. Я считаю, что женщина должна заниматься исключительно семьей. Мужчина должен по возможности зарабатывать, тогда у него появляется ответственность за семью. В таком случае все обязанности гармонично распределяются.

Этим летом, перед рождением сына, мы с Лидой ездили в Почаев. Недавно, после того как Алексей родился, мы повенчались. Это как-то захватывает, если имеешь определенную цель. Евангелие, молитвы – все этому способствует.

— После прихода в Церковь что-то в твоем творчестве поменялось?

— Нет, у нашей команды юмор всегда был непошлый. Мы этим отличались. У нас это само собой получалось. Пошлость – это слишком дешевый юмор. Мы переделывали классические произведения. Если мысли настроены на позитив, то у человека всегда хорошая погода. Но если бы не было «плохой» погоды, мы бы не так радовались солнцу.

— Тебя не смущает игра на сцене? Не мешает ли это тебе быть самим собой?

— Это даже помогает. Я советовался со священником, он мне сказал, чтобы я относился к этому, как к послушанию. Это такая работа – давать людям улыбки, радость и смех. Поэтому, играя какую-то роль, я знаю, что сейчас люди в зале будут улыбаться. А если подойдут поговорить, то я поговорю с ними и о Православии. Очень многие люди боятся говорить о вере, потому что теперь сектанты очень многое навязывают. Это людей отпугивает. Но когда они узнают о Православии, где главное – это свобода, отношение меняется.

— У тебя после школы был какой-то выбор или ты сразу решил, что пойдешь в Белорусскую Академию Искусств?

— Команда КВН «ЧП» – это команда школы №130 г. Минска. В этой школе я окончил 10 и 11 классы, а до этого учился в музыкальном лицее по специальности хоровик-дирижер. Там я познакомился с Вадимом Волчеком. После 9-го класса лицея я поступил в школу №130 с юридическим уклоном, хотя можно было поступать в консерваторию. После 10-го класса пришла классный руководитель и сказала, что по поручению директора нужно собрать команду КВН. У меня был черный плащ, и меня ребята стали называть «ЧП». Затем организовалась команда КВН, и название решили оставить. Получилось оригинально. После школы мы продолжили играть. Сначала сыграли в белорусском КВНе, потом стали играть в России, на Украине, в Латвии.

— Твоё участие в КВН не мешало твоей учёбе в Академии искусств?

— После третьего курса мне сказали: «Или КВН, или театр». Я выбрал КВН. Я просто не мог бросить команду. Как раз нужно было ехать в Сочи на фестиваль команд КВН, чтобы нас взяли в Москву. И тут мне ставят ультиматум. Я ни о чем не жалею.

— А другие участники команды? Они ведь тоже учились.

— Им КВН даже помогал., потому что они участвовали в вузовских командах. Мы подыгрывали этим командам. Команды занимали первые места. Это было даже выгодно деканату.

— В Академии искусств не было команды КВН?

— Нет. Там относятся к КВН, как к самодеятельности, и считают, что школа КВН только портит актеров.

Всей командой мы переехали в Киев. Также у меня была дилемма: ехать в Киев или в Москву в «Камеди-Клаб». Я остался с командой в Киеве. Мы все достаточно часто бываем в Минске. Вместе отмечаем дни рождения и т. п.

— А церковные праздники вы вместе отмечаете?

— Пасху отмечаем, Рождество… К сожалению, все отмечают только Новый год, а Рождество – заодно с Новым годом. Теперь для меня есть Рождественский пост, и на Новый год я не устраиваю особых торжеств, а от алкоголя я давно отказался. Позволяю себе только немного разбавленного вина, когда пою на клиросе.

— В каком хоре ты поешь?

— В Ионинском монастыре, в Киеве. Пою недавно, с сентября.

— А в какой храм ты в Киеве начал ходить?

— Сначала, по совету друзей, мы поехали с женой в Почаев (Почаевская Свято-Успенская лавра). Там мы познакомились с людьми, которые посоветовали нам в Киеве поехать к матушке Алипии в Голосеевскую пустынь. Она почила в 1988 году, сейчас готовятся материалы к ее прославлению. Там происходит много чудес. Одно из них случилось с нами.

Перед родами наш сынок расположился головкой вверх, а должен был вниз. Накануне делали УЗИ, и врач сказал, что у жены тазовое прилежание, срок слишком маленький и недостаточно места. Придется делать кесарево сечение, потому что ребёнок не успеет перевернуться. Проконсультировались ещё у двух других врачей, ответ был такой же. Нам посоветовали съездить к матушке Алипии и попросить помощи у неё на могилке. Мощи уже перенесли в храм. Помолились. Утром делаем УЗИ и нам врач говорит: «Кто вам сказал, что у вас тазовое прилежание – голова ребёнка находится внизу». Мы говорим, что вчера несколько врачей нам сказали, что ребёнок расположился головкой вверх. Он отвечает: «Не может быть. Как так он смог за ночь перевернуться?» (смеётся). Родился, слава Богу, всё в порядке.

— Как выбирали имя своему малышу?

— Мы думали насчёт имени, и что-то мне понравилось имя Алексей. За две недели до родов посмотрел по церковному календарю, тоже подошло. Приезжаю в роддом забирать жену с ребёнком – правда, полдня он был Максимом – и говорю, что будет он у нас Алексеем. Жене это имя тоже понравилось.

Решил поехать к матушке Алипии, сказать «спасибо». Приезжаю в Голосеевскую пустынь, сходил к матушке Алипии, поблагодарил её. Зашёл по дороге в иконную лавку, спросил иконки – Евгения, Лидии и какого-нибудь святого Алексея, так как не знал какого именно Алексея спрашивать. Женщина говорит: «Так вам, наверное, нашего Алексея?». Я говорю: «Какого вашего?». А она: «Ну как же, духовного наставника нашего Голосеевского монастыря – Алексея Голосеевского. Ещё матушка Алипия говорила: Сначала к Алексею сходите поклонитесь, потом ко мне». У меня прямо челюсть отпала. Теперь мой сын, без никаких сомнения, назван в честь преподобного Алексея Голосеевского. Мы же там и венчались, и Лёшку крестили. Вот именно с тем храмом, у нас связана такая семейная история.

— Кто был крёстным твоего сына?

— Мой друг Игорь. Тоже православный воцерковленный человек. С ним мы встречаемся и часами напролет говорим о вере, о Господе, о Евангелии, как кто понимает одни и те же слова. Он мне посоветовал читать Евангелие. Сам он бизнесмен.

— Каким образом ты начал петь в хоре?

— В Почаеве мы познакомились с одной женщиной. Её зовут Татьяна. Она сама из Москвы. Полгода живёт в Почаеве, полгода – в Москве. Так уже лет семь! Она приезжала в Киев, мы её возили туда, по святым местам. Благодаря ей я узнал, сколько там монастырей, скитов и т.д. Мы ездили из одного монастыря в другой и так оказались на службе в Ионинском монастыре, а он находится в центре Киевского ботанического сада. Огромный ботанический сад и прямо в центре – монастырь. Такая красота! И я услышал хор. А я же в детстве пел в таком хоре…

— В церковном?

— Да.

— Где? В каком храме?

— Когда учился в лицее, пел в хоре мальчиков. Он и сейчас есть. Мы учили церковную музыку и пели в Кафедральном Соборе. Помню, как приезжал Патриарх Алексий и мы встречали его. Вот, был маленький и пел в хоре…

— И ваш хор периодически пел в храме?

— Да. Наш хор хорошо знал митрополит Филарет. Недавно я ехал в поезде, а он тоже в Киев ехал. Я увидел, что он присел в соседнем купе, попросил у него благословения поговорить с ним пару минут. Я ему напомнил про хор, он вспомнил. Вспомнил Таисию Александровну Миронову – руководителя. И мне нравилось петь в хоре. Особенно молитвы: («Отче Наш»), Чайковского, Чеснокова. Много хорошей музыки…

И я когда услышал хор в Ионинском монастыре (потом узнал, что это лучший хор на Украине), понял, что буду там петь. Я ещё заикаюсь, и мне это сильно мешает в моей профессии актёра. Прошу Господа об избавлении. А для этого нужно как раз петь в хоре.

— Когда поёшь, ты не заикаешься?

— Нет, абсолютно. После службы я подошёл к регенту (священнику Дмитрию Болгарскому) и попросил приходить просто так.

— А ребята из команды поют в хоре?

— Нет, у них нет музыкального образования. В субботу и в воскресение я стараюсь всегда быть на службе. В субботу – вечерняя, длинная, 4 часа. А в воскресенье – литургия.

— А монахи тоже с вами поют?

— Да. Служащие, дьяконы, некоторые монахини, ребята из консерватории, училища, университета культуры. Ребята все – профессионалы. Недавно ко мне подошел один монах и попросил прийти на «молодежку» – в храм по четвергам приходят молодые люди и задают всяческие вопросы, а молодые монахи показывают ребятам и девушкам, что они тоже люди, могут шутить, веселиться и рассказывать анекдоты. Таким образом, они стирают стереотип о страшном слове «монах». Так вот, меня пригласили тоже пообщаться с молодежью. Меня многие знают, и мне будет приятно, если хоть одна душа отзовется и придет ко Господу. Я еще там не был. Пойду в конце января. Они пока рекламу сделают. Молю Бога, чтобы дал мне нужные слова.

Я уже SMS-ки пишу своим друзьям из хора: ребята, держитесь (смеется). Они пишут в ответ: «Ой, как же мы без тебя… Плохо звучим. Давай скорее возвращайся». (смеётся). А я просто радуюсь при этом.

— SMS-ки ты уже чаще в хор пишешь, чем ребятам из команды?

— Уже да (смеётся). Мне уже не интересно пить. Праздники – так обязательно выпить. Клубы, дискотеки, неинтересное общение – в этом просто нет смысла. Надо каждому это осознать и прийти к этому.

— Душа, наверное, чего-то искала? Ведь творческая душа всегда в каком-то поиске…

— Естественно. Я с детства думал. «Как же? А что дальше? Ведь жизнь заканчивается… А что потом? Переселение душ или ещё что-то…»

— Что-то читал, наверное?

— Да. Естественно. Господь отвечает на вопросы. Просто ты задаёшь их, а Он тебе отвечает. Для этого и есть у нас свобода. Если ты ничего не спрашиваешь, то тебе ничего не ответят. Значит, тебе это не нужно. А если ты спрашиваешь, пытаешься узнавать, то – на тебе — ответ.

— Но это идёт и в творческом процессе? Ты пишешь, играешь, и всё равно происходит поиск?

— Да, всегда поиск идёт.

— А когда человек приходит к Богу, у него поиск идёт уже в другом направлении?

— Основная цель у тебя уже есть. Отбрасывается много лишних мыслей. Когда у тебя нет веры, когда в сердце нет Господа, ты много суетишься и распыляешься на ненужные вещи. А вдруг вот это правильно? А вдруг я вот сейчас правильно поступаю? И уделяешь много времени пустому, абсолютно ненужному. А так у тебя есть цель: спасение души! И зная это, ты не распыляешься, а направляешь энергию и разум в нужное русло. Если мне надо придумать шутки на определённую тему, то я это делаю и отношусь к этому, как к работе. Если, например, надо провести корпоратив, кого-то поздравить с днём рождения, то нужно это сделать — и всё. И дальше читать, познавать; если у тебя есть где-то возможность, читать Иисусову молитву по чёткам. Я вот купил такие, кожаные (показывает), в Киеве. Ты не отвлекаешься на лишнее что-то, не будешь болтать пустое, как раньше… Лучше промолчать.

— Чтоб ты хотел молодёжи пожелать?

— Чтобы поменьше смотрели телевизор. Сейчас очень много абсолютно ненужных программ, которые искажают истинные ценности. Секс, насилие, наркотики… Включаешь телевизор, и где-то обязательно это будет. В сериале, в любом фильме. Вот, пожалуйста, всё у нас открыто. Этот – пьяный, этот – наркоман, и все нормально. Все шутят на эту тему, прикалываются, весело всем.

— А на самом деле?

— А на самом деле это страшно. Не весело точно. Если так открыто об этом говорят, о той же травке, наркотиках, то, естественно, молодеж подумает: а почему бы и нет? Это же везде: даже в Ералаше об этом говорят, в мультиках. Вот, пожалуйста, «Камеди клаб», включите и посмотрите. Все смеются, все понимают. Этот травки покурил, этот выпил. Сейчас нет ни одного отечественного фильма, где бы не было сцен с алкоголем. Вообще нет таких фильмов. Везде пьют, везде курят. Просто активная пропаганда. Если обратить на это внимание и открыть глаза, то каждый это увидит. И вот я хочу пожелать молодым людям, чтобы они очень внимательно относились к этому и не тратили свои бесценные годы на водку, курение и употребление всяческих наркотических средств. Самым главным аргументом отказаться от этого всего будет, я считаю, то, что все эти средства блокируют связь с Божественной энергией! Употребляя их, вы сами не пускаете Бога к себе и отталкиваете Его. На личном опыте я убедился, что 10 лет у меня просто вырваны из жизни. Когда я перестал пить, я пожалел лишь об одном – что раньше это делал. У меня спрашивают сейчас: «Ну и как ты? Ну и как сейчас? Слушай, ты вот не пьёшь, и как?». Так спрашивают, как какие-то неандертальцы. «Скорее всего, сложно, да? Мучаешься?». А я смотрю и думаю: «Господи, Боже мой, жалко мне вас. И вот я таким же был». «А-а-а-а, он не бухает, не мужик». Вот такие глупости.

Хочется, чтобы у молодых людей не было таких глупостей в голове. Ну и, конечно же, познавайте всю жизнь, науку любви Господа нашего! А у этого чувства нет границ. Самое парадоксальное: насколько шире ты открываешь свое сердце для любви Господней, ровно настолько ты понимаешь, насколько безгранична Его любовь…

 Материал подготовил 
Родион Альховик, 
студент II курса Академии

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.