Самый счастливый человек на земле

1Вспоминая о 100-летии перенесения мощей прп. Евфросинии Полоцкой, нельзя обойти вниманием и Полоцкий Спасо-Евфросиниевский монастырь, который основала сама святая угодница. Рассказать о современном состоянии монастыря мы попросили настоятельницу обители игумению Евдокию.

— Матушка Евдокия, Вы приехали в Полоцк в 1991-м году и увидели Спасо-Евфросиниевский монастырь тогда, когда его только передали Православной Церкви. Какая здесь была в то время обстановка? Были ли уже восстановлены храмы обители? В каком состоянии находились сестринские корпуса?

— Наверное, вначале нужно немного рассказать о том, что происходило на территории Полоцкого монастыря в 60-80-е годы прошлого века.

После закрытия обители в 1960 году сестринские корпуса быди приспособлены под жилье. Древняя Спасо-Преображенская церковь (XII в.) стала приходской, долгое время она являлась единственной действующей в Полоцкой епархии. Монастырский Кресто-Воздвиженский собор, сильно пострадавший в период Великой Отечественной войны, представлял в 50-80-е годы печальное зрелище. В 1985 году была предпринята попытка создать на территории Полоцкого монастыря туристический комплекс, а в здании полуразрушенного Кресто-Воздвиженского собора открыть планетарий.

По милости Божией, эти проекты не осуществились. Уже в июле 1989 года был издан Указ Священного Синода РПЦ о возрождении Спасо-Евфросиниевского женского монастыря в Полоцке. Огромная заслуга в этом, безусловно, принадлежит Патриаршему Экзарху Белорусской Церкви, митрополиту Филарету. В июле 1990 года из Жировицкой обители в возрождающийся монастырь для несения послушания прибыли первые четырнадцать насельниц во главе с монахиней Марфой (Ковалевич). Спустя год в Полоцк приехала игумения Евфросиния (Максимчук; + 2004) и с ней еще восемнадцать сестер, в числе которых была и я.

Ко времени нашего приезда теплый Свято-Евфросиниевский храм уже был почти восстановлен. Трудами епископа Димитрия (Дроздова) и приходской общины были возведены стены и купол Кресто-Воздвиженского собора. В сестринских же корпусах и после того, как монастырь открылся, по-прежнему жили люди. Необходимо было хлопотать о предоставлении жильцам новой жилплощади, а затем приводить здания корпусов в надлежащий вид.

— А мощи преподобной Евфросинии в советское время где находились?

— Еще осенью 1915 года, в связи с событиями Первой мировой войны, мощи преподобной Евфросинии были эвакуированы в Ростовский Авраамиев монастырь, куда переехала и значительная часть насельниц Полоцкой обители (в 1918-1919 годах в Богоявленском Авраамиевом монастыре находилось 87 полоцких сестер). Предположительно в 1921 году, святые мощи удалось вновь перевезти в Полоцк, но уже через год, в период проведения советской властью кампании по вскрытию мощей, святыня была отправлена в Витебский губернский историко-археологический музей.

В 1924 году Полоцкий Спасо-Евфросиниевский монастырь закрыли. В начале Великой Отечественной войны верующие смогли перенести мощи преподобной из музея в Витебскую Свято-Покровскую церковь. А во время немецкой оккупации, в 1943 году, когда в Полоцке начала возрождаться церковная жизнь, сестрам вновь открывшегося Спасского монастыря удалось получить разрешение немецкого командования на возвращение мощей преподобной Евфросинии в Полоцк. С тех пор и поныне преподобная почивает нетленными мощами в основанной ею обители.

— Расскажите о первой настоятельнице возрожденного монастыря.

— Ею стала игумения Евфросиния (Максимчук), которая имела к тому времени уже очень большой опыт монашеской жизни. Матушке Евфросинии было тогда около восьмидесяти лет, и из них шестьдесят шесть лет она провела в монастырских стенах. Имя Евфросиния — в честь преподобной Евфросинии Полоцкой — она получила в Крещении и носила его всю жизнь. Это имя было оставлено ей при постриге в мантию и великую схиму. Еще в четырнадцатилетнем возрасте будущая игумения поступила в Корецкий Свято-Троицкий монастырь. В Корецкой обители одним из послушаний матушки был уход за больными и престарелыми монахинями. Уже в юности у нее обнаружились незаурядные музыкальные способности, и впоследствии она до глубокой старости пела и управляла монастырским хором. В 1935 году послушницу Евфросинию перевели в Гродненский Рождество-Богородицкий монастырь, в качестве келейницы игумении Михаилы, назначенной тогда настоятельницей этой обители. В Гродно матушке довелось общаться со старцем-подвижником схиигуменом Кассианом, под духовным руководством которого она находилась на протяжении многих лет. Основными послушаниями матушки в Гродненском монастыре были, как и прежде, пение на клиросе (регентство) и уход за больными. Кроме того, она занималась рукоделием: прекрасно вышивала плащаницы, митры.

В 1960 году сестры закрытой властями Гродненской обители, по благословению священноначалия, переехали в Жировицы. Уже спустя пять лет инокиня Евфросиния была пострижена в монашество, а в 1976 году, после кончины схиигумении Гавриилы (Рисицкой), она возглавила женский Рождество-Богородицкий монастырь в Жировицах.

В 1991 году игумения Евфросиния была назначена настоятельницей Полоцкой Спасской обители. Здесь, в Полоцке, на протяжении многих лет и до самой кончины она несла тяжелый крест болезней, но тем не менее, ревностно посещала монастырские богослужения, окормляла духовно приходивших к ней за советом и наставлением сестер монастыря, а также многих мирян. За полтора года до кончины игумения Евфросиния приняла великую схиму.

— Матушка, а как Вы сами пришли в монастырь?

— Мои родители были верующими людьми, и бабушка с дедушкой тоже. Несмотря на то, что времена были трудные, мама водила меня в храм с детства и воспитывала в вере.

— Вы родом из Пинска?

— Родилась в деревне Гончары, в пяти километрах от Пинска. Когда мне исполнилось восемь лет, папа построил дом в Пинске, и мы переехали туда жить. В городе тогда был единственный действующий храм: Свято-Варваринский.

— А в школе у Вас не было проблем? Знали ведь, что Вы в храм ходили?

— Знали, но в школе относились терпимо, а вот в техникуме порой возникали трудности. Иногда преподаватели пытались оказывать какое-то давление, но, с помощью Божией, все разрешалось, устраивалось.

— Сколько Вам было лет, когда Вы поступили в монастырь?

— Мне было тогда двадцать лет. Я поступила в Жировицкий Рождество-Богородицкий монастырь в 1979 году. До этого времени власти не разрешали принимать и прописывать в обители новых сестер, но уже в начале 80-х годов ситуация, слава Богу, изменилась.

— Сегодняшний монастырь отличается от монастыря двадцатилетней давности?

— Нынешнее время — особенное. С одной стороны, в миру так умножились пороки и беззакония. С другой — сейчас нет гонений на Церковь, мы живем в относительном, по крайней мере, внешнем благоденствии. Щедро изливает на нас Господь все блага — и духовные, и телесные. Как много издается сейчас книг святоотеческих, богослужебных. Можно ли было об этом помыслить еще двадцать пять лет назад? В Евангелии сказано, что кому больше дано, с того больше спросится. Господь даровал нам это время, но, может быть, впереди ожидают какие-то испытания. Во всяком случае, нам придется дать ответ за все.

— Сколько сегодня сестер в обители?

— На сегодняшний день — 72 сестры.

— А в котором часу сестры встают по утрам? Расскажите, какой в монастыре распорядок дня.

— День в монастыре всегда начинается рано. В 5.15 — било, подъем. В 5.45 — начало полунощницы, затем — молебен у мощей преподобной Евфросинии. Каждый наступающий день в обители освящается молитвой у раки с мощами преподобной. Ежедневно читаем ей акафист (по средам и воскресеньям акафист совершается особым чином, служит священник). Божественная Литургия в обители также совершается ежедневно (в будние дни начало часов — в 7.30). По воскресным и праздничным дням — две Литургии. Начало ранней — в 6.30, поздней — в 9.30. В субботу вечером полунощницу мы служим по окончании вечернего правила.

— Это воскресная полунощница в 23.30, как в Жировицах?

— Да, как в Жировицах, только мы не дожидаемся 23.30. Всенощное бдение в субботу заканчивается поздно, мы ужинаем, затем читаем правило, которое заканчивается уже около 23.00. Потом мы сразу начинаем полунощницу.

— А в будние дни Божественная Литургия заканчивается около 9.30?

— Да, где-то в это время. Потом — завтрак, а после завтрака сестры расходятся на послушания. Правда, сестры, которые работают на кухне, уходят из храма раньше: сразу после утренних молитв.

Каждая насельница обители выполняет какое-либо послушание, у многих сестер их даже несколько. Сестры трудятся в церкви, на просфорне, в трапезной, на огороде, на коровнике, в церковной лавке, в библиотеке. В рукодельных мастерских насельницы нашей обители изготавливают монашескую одежду, облачения для священнослужителей, а также митры, пелены, различные предметы церковного обихода. Наши сестры пишут иконы, книги, проводят экскурсии для паломников.

— А в котором часу сестры вечером ложатся спать?

— Ну, как получается. Это зависит от того, когда заканчивается вечернее богослужение. В нашей обители читается также Неусыпаемая Псалтирь.

— Много ли в обители молодых сестер?

— Да. Основная часть сестер — молодые.

— А сейчас много приходит девушек, желающих поступить в монастырь?

— Приходят, конечно, но не так много. Во все времена людей, избирающих монашеский путь, было не так много. Ведь Господь, обращаясь и вообще ко всем верным, говорит: «Не бойся, малое стадо: яко благоизволи Отец Ваш дати Вам царство».

— Приходят, желая послужить Богу в монашестве, или просто оттого, что не знают, куда идти?

— Конечно, бывает, что и ошибаются в выборе своего жизненного пути. Святые отцы говорят о том, что есть три вида призвания к монашеству. Первое — непосредственно от Бога, когда человек чувствует в своей душе горячее, непреодолимое желание всецело посвятить себя служению Господу, и ничто не может удержать его в миру. Второе призвание — через людей, проводящих духовную жизнь, стяжавших благодатные дарования, общение с которыми может подвигнуть к избранию монашеского пути. Третье призвание — через обстоятельства, скорби, которыми Господь смиряет человека, научает не привязываться ни к чему временному, но искать Его Единого.

Жизнь в монастыре все-таки очень отличается от жизни в миру, поэтому если человек просто не знает, куда ему пойти, если у него нет любви к Богу, нет желания что-то терпеть ради собственного спасения, вряд ли монастырь покажется ему самым удобным местом.

— А как человек может понять, что монашество — это для него?

— Это Божие призвание. Все в мире, чем обычно дорожат люди, чего ищут, вдруг становится неинтересным, малозначащим. Приоткрывается окошко в мир иной, и душа устремляется к Богу, к иной жизни, к иным радостям. Ведь и русское слово «инок» восходит к этому значению. Инок — тот, кто мыслит и живет иначе, чем люди, искания которых ограничиваются только рамками земной жизни, земными интересами.

— А если девушка сомневается, идти в монастырь или нет? Есть ведь такие люди, которые думают: «Что мне делать, куда мне идти? Может, в монастырь или еще куда?»

— Опытные духовники говорят о том, что если есть колебания, если человек сомневается, значит, он еще не готов. Может быть, какое-то время нужно пожить в миру, ограничив круг общения, насколько это возможно, при этом чаще ходить в храм и дома молиться Господу, Божией Матери о помощи и вразумлении. Можно испытать себя и пожив какое-то время в монастыре: несколько недель, месяцев, год и более. За этот период человек имеет возможность «присмотреться» к монастырской жизни, увидеть ее изнутри, а также и понять, к чему склоняется его душа, чего она желает: есть ли действительно Божие призвание или было только мечтательное разгорячение, которое вскоре и прошло.

— Нам известно, что в вашем монастыре не спешат с постригом.

— У нас это особенно. В нашей обители некоторые сестры ходят в послушницах десять лет и более. Ведь должен созреть внутренний человек, без внутреннего делания монашеское облачение — только форма.

— Наверное, это хорошо, когда так испытывают. Ведь если человек идет служить Богу, ему нет разницы, в каком чине он будет служить.

— Да. В этом он наоборот закаляется. Конечно, внутреннее сообразуется с внешним. Но если даже в малозначительных, житейских делах ничего не совершается без Промысла Божия, то здесь и тем более.

— У вас есть воскресная школа, летний лагерь. Много детей приезжает?

— Каждое лето — 50-60 человек.

— Как-то меняется обстановка в монастыре, когда шестьдесят детей приезжает?

— Одновременно так много не приезжает: каждый летний месяц — человек двадцать, тридцать. Зимой, весной и осенью во время школьных каникул детей бывает намного меньше.

— Для некоторых сестер появляется новое послушание: заниматься с детьми?

— Да. Одна сестра непременно с ними живет. У них особый режим: подъем, утренние молитвы, Литургия, затем — завтрак и послушания. Кроме обеда и ужина для детей еще — полдник, чтобы могли подкрепить свои силы, ведь в монастыре они не только отдыхают, но трудятся и молятся.

— А ваши сестры преподают?

— Да, конечно. Дети изучают Закон Божий, церковно-славянский язык, основы иконописи. Музыкально одаренные дети поют в хоре, которым также руководит сестра-регент.

— Матушка Евдокия, может быть, у вас в монастыре в последнее время были чудеса?..

— Да, у мощей преподобной Евфросинии и сегодня многие люди получают благодатную помощь, исцеления Вообще, Господь совершает великое множество чудес каждый день, мы только должны благодарить Его за все.

— Расскажите, пожалуйста, о каком-либо случае ярком, особенно запомнившемся.

— Хорошо. Не так давно у мощей преподобной исцелилась от «красной волчанки» одна девушка из Москвы.

— А что это за болезнь такая?

— Это заболевание соединительной ткани. Девушку зовут Ксения Павличенко. По окончании психологического факультета МГУ некоторое время она работала по трудовому контракту в Каире. Внезапно самочувствие Ксении стало резко ухудшаться. Врачи дали ей строгий наказ: в кратчайший срок завершить все дела в Каире и вернуться на родину.

В январе 2005 года, когда закончился срок контракта, Ксения позвонила матери в Москву с просьбой помочь ей собрать вещи и уехать, так как сама она была это сделать уже не в состоянии по причине крайней слабости и недомогания. Мать девушки, Павличенко Татьяна Васильевна, с большими трудностями оформив необходимые документы, вылетела в Каир. Через неделю она вернулась оттуда со своей совсем больной дочерью. Вскоре врачи определили и диагноз болезни, который звучал почти безнадежно — «системная красная волчанка».

Впоследствии в течение продолжительного времени Ксения Павличенко наблюдалась у врача, профессора с мировым именем, Сергея Константиновича Соловьева. Родители тратили невероятные суммы на покупку дорогостоящих лекарственных препаратов, однако все было тщетно: девушка умирала. Видя свое полное бессилие в борьбе с болезнью, однажды профессор Соловьев сказал: «Единственное, что я вам могу еще посоветовать: съездите в Оптину, к отцу Илию. Пусть он помолится».

Тогда, преодолев все сомнения, Татьяна Васильевна отправилась в Оптину пустынь. Ей удалось увидеть старца. Рыдая от горя, она сказала ему: «Батюшка, у меня дочь умирает от «волчанки»!» Схиигумен Илий по-отечески положил ей руку на голову и тихо произнес: «Все у тебя будет хорошо. Вам надо пожить в монастыре преподобной Евфросинии Полоцкой».

До этого времени Татьяна Васильевна вовсе не знала о существовании г. Полоцка, ничего она не знала и о преподобной Евфросинии и ее обители. Увидев замешательство женщины, батюшка пояснил ей, что Полоцк находится в Беларуси. Тогда из уст Татьяны Васильевны вырвалось: «Такая необъятная Россия, столько святынь. Почему же в Полоцк?» На это батюшка ответил Татьяне Васильевне, что ей нужно непременно съездить именно в Полоцк, а затем она сможет побывать и у преподобного Сергия, и у Ксении блаженной в Санкт-Петербурге, и в других святых местах.

С верой в слова батюшки, с надеждой на помощь Божию Татьяна Васильевна сразу по возвращении в Москву купила два железнодорожных билета до Полоцка: один — себе, другой — дочери. Правда, представить, как больная Ксения, еле поднимавшаяся с кровати, будет добираться до Белорусского вокзала и затем ехать в поезде в течение более десяти часов, Татьяна Васильевна могла с трудом. И, воистину, чудо было уже то, что в день отъезда Ксения, прежде «лежачая», смогла встать с постели. От подмосковной дачи до ближайшей железнодорожной станции отец Ксении подвез супругу с дочерью на машине. До Белорусского вокзала Татьяна Васильевна и Ксения добирались на электричке уже самостоятельно. В поезде «Москва-Полоцк» попутчицей Ксении оказалась ее бывшая однокурсница. Девушки проговорили всю ночь, и болезнь никак не дала о себе знать. Наутро поезд прибыл в Полоцк. Такси за десять минут доставило мать с дочерью к воротам Спасской обители.

После того, как Ксения в первый раз приложилась к мощам преподобной Евфросинии, она почувствовала большое облегчение. Ей не хотелось уходить из храма, и она покинула его, только дождавшись окончания богослужения. В первые дни девушка не могла еще все время стоять в течение долгих монастырских служб, но когда неделя ее пребывания в обители подходила к концу, она уже совсем не садилась в церкви. Причастившись Святых Животворящих Таин Тела и Крови Христовых, Ксения почувствовала себя обновленной духом и телом. Здесь, в Полоцке, впервые за время болезни она смогла приобщиться Святых Таин, подготовившись, как должно, по церковному уставу. Домой, в Москву, девушка уезжала с надеждой и желанием жить. Обследовав «больную» по возвращении из Полоцка, профессор Соловьев сказал, что делать процедуры переливания крови уже нет необходимости, так как картина болезни совершенно изменилась. А ровно через год девушке был поставлен диагноз — «абсолютно здорова». Вскоре в жизни Ксении Павличенко совершилось еще одно значительное событие: по благословению отца Илия она вышла замуж. В настоящее время Ксения сама водит автомобиль, живет и работает в Москве.

Расскажу еще один случай, который произошел осенью 2009 года во время эпидемии свиного гриппа. В Кресто-Воздвиженский собор к мощам преподобной Евфросинии пришли бабушка с внучкой. У мощей дежурила одна из сестер, больше в храме никого не было. Бабушка с внучкой, подойдя к раке, приложились к святыне, затем опустились на колени и стали плакать навзрыд. Девочка говорила: «Преподобная Евфросиния, исцели мою маму». А бабушка просила, чтобы преподобная исцелила ее дочь. Оказалось, что женщина, о которой молились, была больна свиным гриппом, уже несколько дней она лежала под аппаратом искусственной вентиляции легких, и надежды на выздоровление почти не было. И вот мать и дочь, самые близкие люди этой больной, пришли в храм Божий к преподобной Евфросинии просить помощи, так как все человеческие средства оказались бессильны. И преподобная вскоре услышала их молитвы: уже на следующий день больная пришла в сознание, ее перевели из реанимации в обычную палату, а через некоторое время она и совсем выздоровела.

— Сейчас молодым сложно не то чтобы определиться между миром и монастырем, а вообще дойти до храма иной раз многим молодым людям бывает непросто. Что вы можете им пожелать?

— Чтобы они искали Господа! Искали всей своей жизнью. И чтобы они знали, что самая великая сила заключается в праведности, в исполнении заповедей Божиих. За благочестие Господь дарует людям еще в этой земной жизни благосостояние, телесное здоровье, семейное благополучие, то самое «счастье», которое так ценят и ищут многие. В вечности же воздаяние за благочестие — Небесное Царство, где нет ни болезней, ни печали.

У каждого человека в жизни бывают минуты, когда он особенно остро переживает и осознает умом и сердцем, что здесь, в этом мире, все временно, а полнота — только в Боге. Поэтому монах — самый счастливый человек на земле. Монашество — великая тайна, высший идеал христианской жизни. Тем не менее, заповеди Божии для всех одни, и рай — один. И идти ко Господу должны все, семейные и несемейные. Потому что после этой маленькой жизни наступит вечность.

Отчего люди разводятся, отчего не терпят один другого? Оттого, что далеки от Господа. Но если люди живут с Богом и исполняют Закон Божий, то божественная благодать помогает им нести тяготы друг друга и вообще преодолевать все трудности.

Господь есть Любовь. Он любит нас всех и принимает такими, каковы мы есть, без осуждения и упрека. Мы должны всегда стараться помнить об этой бесконечной Любви Божией к нам, о высоком призвании человека.

Хочу пожелать всем читателям журнала «Ступени» помощи Божией во всех благих начинаниях, духовной радости. Будьте всегда хранимы Господом.

 Беседовали Родион Альховик, 
студент III курса МинДА, 
и Геннадий Белых, 
студент 2 курса МинДС

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.