Предвечный Логос

1Слово – одно из имен Господа нашего Иисуса Христа. Почему Евангелие и святые отцы именуют так Воплотившегося Сына Божия?

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1:1-5).

Наверное нет христианина, которого не восхищали и не вдохновляли бы эти слова святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. О каком же таинственном Слове или Логосе доносит до нас сквозь многие века благую весть апостол?

Термин «Слово» (греч. ?????), принятый в христианстве с апостольских времен в качестве имени Второй Ипостаси Святой Троицы, не являлся в те времена чем-то принципиально новым. Он был известен задолго до апостольского века, с одной стороны, в античной философии, а с другой — в богооткровенной ветхозаветной религии евреев. Христианство приняло его для своего богословия, наполнив, однако, таким смыслом, которого не знала философия греков и на который даже в ветхозаветных Священных книгах было указано лишь прикровенно.

Древнегреческая философия в своих поисках истины шла отличным от ветхозаветного Израиля путем. Ее центральное понятие — Логос — по своему содержанию и смыслу оказалось близким к Логосу христианского откровения, для того чтобы греко-римский мир смог принять проповедь Евангелия о воплотившемся ради нашего спасения Боге Слове, и само христианское богословие сочло возможным принять, хотя и не без оговорок, понятийный аппарат учения о Логосе греческой философии.

Греческое слово ????? имеет очень много значений: «слово», «мысль», «разум», «смысл», «идея». Вся философия греков помещала в центр мироздания именно некий разум и смысл, являющийся основанием всякого бытия. Принято считать, что впервые термин «Логос» для обозначения этого разумного начала ввел Гераклит Эфесский в V в. до н. э. По Гераклиту, Логос есть некий высший закон общемировой гармонии.

Дальнейшее развитие понятие Логоса получило в философии Сократа и его последователей — Платона и Аристотеля. Сократ, обратившись от изучения внешнего космоса к внутреннему миру человека, пришел к выводу о необходимости существования за пределами материального мира некоторого мира идей. Этот мир идей и есть Логос Сократа. Учение об этом Логосе — мире идей развил ученик Сократа — Платон (428 — 347 до Р.Х.) и ученик Платона Аристотель.

Последним логическим звеном в древней философии, стоящим на грани между ветхозаветными представлениями иудеев о Божестве и учением греков о Логосе, максимально приближающимся к Евангельскому Откровению Бога Слова, является религиозная философия Филона Александрийского.

Логос у Филона отделен от верховного Божества и выступает прежде всего как посредник между ним и миром.

Основанием для богословия Логоса является исторический факт Его воплощения. Как пишет В.Лосский: «Поскольку Слово воплотилось, Оно может быть предметом мысли и научения, так же как Оно может и изображаться». Священные книги Нового Завета, повествующие о воплощении Бога Слова, были написаны «очевидцами и служителями Слова» (Лк. 1:2).

Из первого стиха Евангелия от Иоанна: «В начале было Слово. И Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин.1,1) — вытекает несколько важнейших положений христианского богословия, касающихся сокровенной жизни Божества.

Под выражением евангелиста «в начале» большинство толкователей понимали начало времени, начало мира. Из того, что Слово было в начале, когда мира и времени еще не было, следует вывод о Его предвечном, вневременном, надмирном бытии.

Слово было «у Бога» — это говорит о том, что Оно в вечности существовало не отдельно от Бога Отца, т.к. не возможно, чтобы Бог был когда-либо без Слова и Премудрости (1Кор.1,24), но Оно все же есть отдельная от Отца Ипостась. О достоинстве Слова говорят следующие слова Евангелия: «…и Слово было Бог» (Ин.1,1).

Далее в прологе говорится об отношении Слова к миру: «Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть» (Ин.1,3). Слово по отношению к миру является Творцом и Создателем, т.к. нет никакого предмета, никакой вещи или сущности, как материального, так и духовного мира, которая бы не через Слово получила бытие.

Слово не только дает бытие всему существующему, Оно также есть и источник жизни для всего живущего: «В Нем была жизнь…» (Ин.1,4; ср. Ин.5,26; 11,25; 14,6). Для людей Оно является, кроме того, источником духовной жизни, которая есть «свет человеков» (Ин.1,4). Этот свет ведения Бога не может быть объят и поглощен тьмой (Ин.1,5).

Кроме пролога Евангелия от Иоанна, о равнобожественном достоинстве воплотившегося Слова свидетельствуется и во многих других местах книг Нового Завета. Основываясь на этих местах Священного Писания, первенствующая христианская Церковь исповедовала Его Божественное достоинство, не вдаваясь в философские умозрения. Об этом свидетельствуют символы веры и славословия Святой Троице, употреблявшиеся в Древней Церкви, а также писания апостольских мужей. Святой Игнатий Богоносец называет Иисуса Христа вечным Словом Отца, Сыном Божиим и Богом (Ефес., 18; Магн., 8). Подобно ему писали о Христе и святые апостол Варнава, Поликарп, Климент и др. Все они утверждаются на простой непоколебимой вере в Божество Слова.

У св. Иустина Философа (+166) учение о Боге Слове уже достаточно разработано. Слово у него происходит от Бога Отца по образу рождения. Слово рождается в начале, когда Бог все сотворил через Него.

Последователи святого Иустина Философа Татиан (+170), Афинагор (+ок.177) и св. Феофил Антиохийский (+181) учили сходно о Слове Божием, но в отдельных аспектах их учение является более полным, чем у святого Иустина. Например, св. Феофил более подчеркивает отличие Слова от Отца и Святого Духа и впервые вводит имя Троица (?????).

У святого Иринея Лионского (+202) в учении о Боге Слове акцент делается на Его полном единстве и равенстве с Отцом. «Один и Тот же Бог Отец и Слово Его», «Отец есть невидимое Сына, а Сын есть видимое Отца». Акт творения и домостроительство Спасения подразумевают одновременно Отца, Сына и Духа.

Дальнейшее свое развитие христианское учение о Боге Слове получило в связи с борьбой против арианской ереси таких столпов православия, как святые Афанасий Великий (+373), Василий Великий (+379) и Григорий Богослов (+389). Ересиарху Арию, учившему, что Сын Божий является творением, св. Афанасий противопоставил истинное православное учение о Боге Слове. Слово рождается из сущности Отца, мир же творится из ничего. Рождение Слова и Исхождение Духа есть акт Любви Отца, творение мира, в отличие от доктрины Оригена, не является необходимостью, но происходит по благому изволению Бога. Это различие являлось необходимым, чтобы сделать ясным, что бытие Сына в Его отношении к Богу являлось не таким же, как бытие мира. Бытие Сына принадлежит субстанции Бога, а бытие мира принадлежит воле Бога.

Сказать, что Отец был некогда без Сына, есть то же, что допускать существование света без сияния или источника без воды. Святой Афанасий отвергает философское учение о посредствующей роли Слова в деле сотворения мира. Слово рождается не для сотворения мира и не для откровения Божества, но и сотворение, и откровение совершаются в Нем и через Него.

Больше всего сил святой Афанасий потратил на борьбу за термин «единосущный», принятый в 325 г. на I Вселенском Соборе для обозначения отношений Слова к Отцу. Арианство, отрицая единосущие Отца и Сына, подрывало христианство в самой его основе, ибо, по св. Афанасию, если Cлово не есть единосущный Отцу Бог, то Его вочеловечение было бы напрасным, — оно не смогло бы победить смерть и спасти нас. Единосущие для св. Афанасия больше, чем просто равенство, оно есть тождество и единство бытия: Божество Отца неотлучно пребывает в Сыне, а Божество Сына никогда не истощается в Отце.

Свою полную законченность и совершенство православное учение о Боге Слове получило в рамках богословия Святой Троицы у каппадокийских отцов: свв. Василия Великого, Григория Богослова и Григория Нисского (+ок.394). Со времени этих святителей и до наших дней их учение сохраняется неизменным в Восточной Православной Церкви. Главная их заслуга заключается в создании новой троической терминологии. Св. Василий первым стал употреблять термин «сущность» для обозначения единства лиц Святой Троицы, а «ипостась» для обозначения личных Ее свойств. При этом не имеет места трехбожие, т.к. Божественные Ипостаси не разделены ни пространством, ни временем, ни волей, ни действием. Ипостась Слова, с одной стороны, имеет Свое личное свойство, которое каппадокийцы называют именами: сыновство, рождение, единородность. С другой стороны, Слово едино с Ипостасями Отца и Святого Духа по тождеству сущности, по единству троичной Божественной жизни, так что все мыслимое о существе Отца должно утверждать и о Слове и о Святом Духе.

Таким образом, учение святых отцов Церкви о Логосе, Сыне и Слове Божием Иисусе Христе, раскрывается неотделимо от учения о Пресвятой Троице.

 Сергей Палатников, 
студент 3-го курса МинДС

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.