Псалмы часов: продолжение

1Придя в православный храм на Божественную литургию, мы слышим чтение третьего и шестого часа. А задумывались ли мы, что не просто слушаем чтение, а участвуем в одном из самых маленьких чинов богослужения – Службе Часов. Присмотримся поближе к этому «незаметному» богослужению Православной Церкви.

Псалмы, которые мы разобрали в прошлый раз и из которых состоит служба Первого Часа (Псалмы 5, 89 и 100) подчёркивают важнейшее антропологическое свойство человеческой души – стремление к своему Творцу, наслаждение общением с Ним и ненависть ко греху, который разрывает эту природную связь. Сегодня мы введём в наше рассуждение Третий и Шестой Часы вместе, так как они создают важный отдельный предлитургийный блок. Час Третий посвящается в христианской традиции воспоминаниям и размышлениям о событиях суда над Господом перед Его искупительными крестными страданиями. Церковь предписывает верным размышлять о суде над Спасителем у Пилата с избиениями и издевательством над Ним, что происходило между 9-тью и 12-тью часами дня, как об этом свидетельствует Евангелист Иоанн (Ин. 19, 14 и 18, 28). Кроме того, содержание Третьего Часа связано непосредственно с воспоминаниями событий, описанных в 1-ой и 2-ой главах библейской книги «Деяния Святых Апостолов» и происходящих также именно в этот час. Речь идёт о событиях сошествия Святого Духа в дни Пятидесятницы, начала апостольской проповеди на разных языках в разных народах и рождения Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Содержание Третьего Часа наставляет нас осознавать реальное присутствие Божьего Духа в каждое мгновение нашей жизни. После трёх псалмов этого Часа мы во время «Аллилуйной» службы (прим.: «Аллилуйными» называются службы, в которые во время Утрени вместо «Бог Господь» после начальной Великой Ектении, приписывалось дьякону произносить «Аллилуйя» со стихами. А это, по уставу, происходило во все длительные посты, и в Рождественский, и Петра и Павла, и Успенский…), поём вместе со священником перед Царскими Вратами тропарь Третьего Часа: «Господи, Иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час апостолом Твоим низпославый, Того, Благий, не отыми от нас, но обнови нас, молящих ти ся». Далее священник произносит стихи из 50-го псалма, который также читается весь в службе Третьего Часа. Первый стих (Пс. 50, 12): «Сердце чисто созижди во мне Боже и дух прав обнови во утробе моей». Второй стих (Пс. 50, 13): «Не отвержи мене от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отыми от мене». Во время пения тропаря и чтения стихов молящиеся совершают земные поклоны. Их получается всего три. Внутренне, благодаря этим стихам и тропарю, наши мысли переносятся в одно из самых таинственных мест Божественной Литургии, где священник вместе с диаконом аналогичными словами молятся о низпослании Святого Духа на Дары, освящаемые во время Святой Евхаристии. Этим Дарам предстоит стать Телом и Кровью Христа Бога, которые низпосылаются Церкви Христовой для мистического окормления верующих во Спасителя, Божьего Сына, «воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы и вочеловечшася». Об этом мы также молимся в Богородичне Третьего Часа с помощью евхаристического образа Виноградной Лозы, которая связана с Самим Христом, Пресвятой Богородицей и Апостолами: «Богородице, Ты еси лоза истинная, возрастившая нам плод живота, Тебе молимся: молися, Владычице, со святыми апостолы, помиловатися душам нашим». Смысловая неразрывность Третьего Часа и Божественной Литургии проводит очень чётко связь литургического значения служб Часов с космическим таинством человеческого искупления и освобождения от греха ради Божьей любви к человеческому роду. Эту связь подчёркивает также и молитва в окончании Третьего Часа, которую многие приписывают святителю Василию Великому. По преданию, эта молитва внесена в постоянное употребление Святителем Василием, а принадлежит она мученику эпохи Диоклетиана Мардарию, армянскому святому. Он произнёс эти слова на пытке: мученика подвесили вниз головой и обжигали раскалённым железом. Его сомученик св. Евстратий также знаменит глубокой по смыслу молитвой «Величая величаю Тя…», которая читается Церковью во время субботней полунощницы. Мы молимся со Святым вместе трём Лицам Святой Троицы: «Отче Вседержителю, и Господи Сыне Единородный Иисусе Христе, и Святый Душе, Едино Божество, едина сила, помилуй мя грешнаго, и ими же веси судьбами, спаси мя недостойнаго раба Твоего, яко благословен еси во веки веков, аминь»… Эта молитва очень краткая, но именно в ней человек оперирует в обращении к Богу самыми сильными словесными оборотами своего чаяния и надежды на милость и всемогущество Божие по отношению к грешнику. «… и ими же веси судьбами…», — мы сами не знаем, чего мы хотим просить у Бога, какого пути спасения, так как никакие человеческие выдумки неспособны хотя бы малость соответствовать тому, что любящий Бог уготовал любящим Его детям. Как пишет св. апостол Павел, никакое ухо не слышало, и никакой глаз не видел… Поэтому и в вопросе спасения мы уповаем на милость и любовь Божию. Мы знаем и уверены в том, что наш Творец хочет «всем человекам спастися». После Богородична «Богородице, Ты еси лоза истинная…» читается акцентирующий на этом Божием желании человеческого спасения текст: «Господь Бог благословен, благословен Господь день дне (то есть «изо дня в день», «каждый день», «всегда»), поспешит нам Бог спасений наших: Бог наш, Бог спасати». Наш Бог есть Бог спасения и созидания, а не убиения и разрушения. Наш Бог всегда содействует (поспешает) нам в деле нашего спасения, спасения каждого, кто любит Бога. Это содействие, споспешение, синергия Бога и человека святоотеческим богословием приписывалась именно Святому Духу, которого Бог Отец посылает на Землю, а после Воскресения Христова и Пятидесятницы даёт всем верующим в Распятого Христа для спасения души.

Вспоминая событие схождения Святого Духа на святых апостолов (в дни Пятидесятницы) во время Великого Поста после «Трисвятое по Отче Наш…» читается тропарь праздника Пятидесятницы «Благословен еси Христе Боже наш, иже премудры ловцы явлей, ниспослав им Духа Святаго, и теми уловлей вселенную, Человеколюбче, слава Тебе». Именно путь стяжания Святого Духа показал нам Господь, живя на земле среди людей. Именно Его образ, Его икона дают нам уверенность в том, что, веруя в Него, мы сподобляемся Святого Духа, которого посылает нам Бог Отец. Следующее после «Слава…», глубочайшее по содержанию молитвословие (которое так же, как и тропарь Пятидесятницы, читается в дни Великого Поста), так и описывает свойство Христа в предстоянии нам и помощи общения и славословия Святого Духа: «Скорое и известное даждь утешение рабом Твоим, Иисусе, внегда унывати духом нашим, не разлучайся от душ наших в скорбех: но присно нас предвари, приближися нам, приближися, везде сый, якоже со апостолы Твоими всегда еси, сице и Тебе желающим соедини Себе, Щедре: да совокуплени Тебе поем, и славословим Всесвятаго Духа Твоего». Третий Час всегда соединяется с Шестым Часом. Вместе они примыкают к Божественной Литургии. Так было ещё в древности. Очень важно постоянно помнить о внутренней связи этих двух Часов и Литургии, подобной связи Первого Часа и Утрени, Девятого Часа и Вечерни. Мысль о таком глубоком единстве богослужения помогает нам постоянно находить баланс между внешним и внутренним значением текстов Псалмов, читаемых на часах. Что касается Третьего Часа, то здесь необходимость такой балансировки очевидна. Содержание Третьего Часа – молитва о сохранении праведности нашей жизни. Это молитва о том, чтобы Господь помог нам устранить из нашей жизни все помехи, как внешние (со стороны внешних врагов: Псалом написан Давидом, находившимся в сложной жизненной ситуации), так и внутренние. Внутренние, как правило, исходят из нашей греховной природы и представляют иногда большую опасность, чем внешние.

Хотелось бы напомнить, что главным акцентом наших размышлений в рамках рубрики «Библейский Урок» является прежде всего созерцание библейских текстов службы Часов и попытка проследить внутреннюю связь с символическим значением этих богослужений в древней традиции Христианской Церкви. Третий Час состоит из псалмов 16, 24 и 50. Сейчас мы затронем содержание только богословских лейтмотивов службы Часов, но непременно вернёмся к детальному разбору текстов псалмов, из которых состоят и Третий, и Шестой Час.

В 16 Псалме нам открывается пример молитвы, исходящей из глубины души, понимающей и верующей в то, что Господь заботится о всех своих верных служителях. И даже если бы весь мир ополчился на нас, всё равно наше упование на Творца поможет нам побороть неправду и зло. Мы просим Бога принять нашу молитву и наши просьбы как искреннее выражение наших желаний, нашего внутреннего мира «не из уст льстивых» (ст. 1). Наша жизнь всегда пред лицем Господним, и мы всегда стремимся делать то, что является правдой пред лицем Бога (ст.2). Господь может испытать нас в любое время нашей жизни. Даже ночью может Он войти в наше сердце и испытать все тайные помышления его. Наша молитва должна искренне излагать пред Богом все наши помышления. Мы должны бояться разговаривать с Богом «автоматически», «на автопилоте». Мы должны искать того, чтобы наш разговор с Богом оставался в чёткой реальности происходящего, а наши слова не были «словоблудием», вычиткой текста или мантрой и заклинанием. Разговор с Богом должен быть реальным, где-то прагматичным (ст. 3). Святитель Афанасий называет этот Псалом молитвой «совершенного по Богу человека». Состояние, которое описывает этот Псалом, — состояние человека, способного принять Святого Духа в свой внутренний мир.

Созидательная сила Святого Духа проявляется в течение всего Третьего Часа. Поэтому этот Час можно назвать пневматологическим. Вся активность Святого Духа символизирует действие Божие во дни творения, подводя наши размышления к важнейшим темам, которые затрагивает Шестой Час. Это темы шестого дня, дня, в который Творец завершил творение. Литургически «шестой день же и час» являются символами того, что нам хочет сказать Шестой Час. Таким образом, богословие Третьего Часа относится к богословию Шестого Часа, как богословие недели творения к богословию дня, в который творение было завершено. Но это ещё не седьмой день. Седьмой день – это Литургия. Седьмой день – это полнота творения. Хотя творение было завершено в шестой день, оно без седьмого дня, в который ничего не было сотворено, является незавершённым. Можно сказать, оно является неполноценным. Седьмой день переходит в восьмой, что является символом перехода Дня Господнего Воскресения в эсхатологическую вечность. Эсхатон – век, следующий за триумфом божественной славы, которая открывает вечность для человека. Православное богослужение эсхатологически расписывает внутреннее прообразовательное значение каждой службы в этой цепочке: от Полунощницы до Божественной Литургии. Каждое звено этой цепочки – звено в цепочке глубоких эсхатологических размышлений, базирующихся на богословии Священного Писания. На примере связи между Третьим, Шестым Часами и Божественной Литургией, мы можем прочувствовать связь между другими службами в эсхатологической перспективе литургического богословия, базирующегося на древнейших текстах Святой Библии. Обратим внимание на то, что Первый Час пытается дать нам материал для размышления о Боге Отце, Творце всего видимого и невидимого. Богословие же Третьего Часа пневматологично, а богословие Шестого Часа – христологично и соединяет две перспективы божественного и человеческого в одну.

Шестой Час, согласно древнему пониманию, изложенному в полном «Учительном Известии» Служебника, посвящается событиям распятия Христа – от несения Креста до помрачения солнца. Об этом повествует и тропарь Шестого Часа со стихами: «Иже в шестый день же и час, на кресте пригвождей в раи дерзновенный Адамов грех, и согрешений наших рукописание раздери, Христе Боже, и спаси нас». Первый стих: «Внуши, Боже, молитву мою и не презри моления моего». Второй стих: «Аз к Богу воззвах, и Господь услыша мя». Всё внимание обращено не к Богу Отцу, как это в службе Первого Часа, не ко Святому Духу, как это в службе Третьего Часа, а ко Христу, Распятому в шестый день (в библейскую пятницу) и шестый час (с 12 по 15 ч. дня). Тропарь Шестого Часа как молитвословие с прошениями адресован именно Христу, который Своим распятием пригвоздил дерзновенный Адамов грех в раю. Адам здесь упоминается не зря. Христос искупляет своим страданием грех падшего праотца и тем самым становится образом Нового Человечества – Нового Адама. Новый Адам – Христос – главный Заступник и Спаситель человеческого рода. Благодаря Ему была открыта дверь Космической Литургии, в которую сможет войти каждый человек, желающий посредством таинства Божественной Евхаристии соединиться сознанием с вечностью, а душой с Богом.

Приходится признать, что в рамках одной статьи невозможно затронуть всех аспектов богословия служб Часов, но будем надеяться, что Господь своей милостью поспешит нам на помощь, и наши дальнейшие размышления станут продолжением этой же темы в следующем номере «Ступеней».

 Протоиерей Алексей Васин, 
преподаватель Минских Духовных Школ, 
кандидат богословия

Рекомендуем

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.

Издательство Минской духовной семинарии выпустило сборник материалов XVIII Семинара студентов ВУЗов Беларуси

Форум проходил 13-14 декабря 2019 года на базе Минской духовной семинарии в Жировичах. Издание ориентировано на всех, кто интересуется вопросами белорусской конфессиональной истории и богословия.