Такое благословение…

1После окончания Семинарии всегда с грустью понимаешь, что теперь уже не будет рядом людей, которые за несколько лет учёбы и проживания вместе стали тебе очень близки. Но тем и интересна наша жизнь, что состоит она не только из расставаний, но и из новых встреч. В этом учебном году Минскую Духовную Академию заканчивает иерей Виталий Хоновец. Сегодня мы в гостях у отца Виталия и матушки Марии.

— Расскажите, как Вы жили до знакомства друг с другом, к чему стремились?

О. Виталий: До поступления в Семинарию у меня было желание пойти в монастырь, потому что мой духовник – монах. Я вырос под его руководством. Моя мама также очень мечтала, чтобы я стал монахом. Во время учёбы в Духовной Семинарии я всегда оставался после вечерних молитв в Успенском соборе, переходил в Покровский придел и молился перед иконой Божией Матери, чтобы Богородица помогла мне найти тот путь, который мне уготован Богом. Жениться я боялся: страшился материальных трудностей. Я считал, что если жениться, то надо чтобы было жильё, заработок, какая-то материальная база и стабильность, а ничего этого у меня тогда ещё не было. Но когда женился, то увидел, что всё это дело наживное.

Матушка Мария: Родилась я в Барановичах, папа служил в этом городе диаконом семь лет (сейчас он священник), потом начали переезжать. Сменили пять или шесть приходов, поэтому и школы я очень часто меняла. В монастырь не собиралась, хотя когда была маленькой, как-то митрополит Филарет, посещая наш приход, сказал: «Бог благословит тебя, матушкой будешь». Мне тогда было где-то около пяти лет. Ну, посмеялись-посмеялись и забыли. Я никогда и не думала, что действительно буду матушкой. Наоборот всегда в штыки все это воспринимала. «Нет, — говорю, – у меня папа священник. Я по маме вижу, что это такое, как это тяжело!».

— Скажите, матушка, семья у Вас большая была?

Матушка: У нас в семье было только двое детей. Папа мечтал, чтобы у него было 10 детей, но больше двух не получилось. Даст Бог, у дедушки будут ещё и внуки (смеется).

— Почему же тогда Вы пошли в Духовное училище, если понимали все трудности этого пути?

Матушка: Сначала я поступила в колледж лёгкой промышленности, в Гродно. Отец служил тогда в Щучине священником. В Гродно отучилась два года и решила поступать в Минск, в Академию Искусств. Когда училась на последнем курсе колледжа, то всем помогала рисовать. Я очень любила рисовать, мне всегда это нравилось. В академию поехали вместе с отцом. Когда приехали , то папа посмотрел на окружающую обстановку и сказал: «Нет, я не хотел бы, чтобы ты там училась. Это мое благословение». Назад ехали мы через Барановичи. Заехали, там посмотрели. Тоже не совсем понравилось. Папа говорит: «Что будем делать?». Я говорю: «Поехали через Жировичи». Заехали в Семинарию, я сдала документы, и – минутное дело все решило.

— Как Вы познакомились?

О. Виталий: Мы встретились в стенах Минской Духовной Школы. Вместе учились: я в Семинарии, а Мария — в Регентской школе. Как раз в то время наши классы были рядышком, на втором этаже. Пели вместе на хорах.

Матушка: Познакомил нас общий друг – отец Андрей Рыбаков, он учился на курс старше отца Виталия.

— Как после знакомства стали развиваться ваши отношения?

О. Виталий: Сначала мы присматривались друг к другу, а потом я понял, что люблю этого человека и нашёл спутницу жизни. Мы начали общаться на переменах в коридоре около наших аудиторий. Когда мой духовник узнал об этом, то дал нам испытательный срок и посоветовал целый год не встречаться, чтобы проверить свои чувства.

— На каком курсе Вы были, когда познакомились?

Матушка: Я была на первом курсе, а батюшка на третьем. Но когда я поступала, я не хотела ни с кем знакомиться. Думала: «Поступлю, отучусь. Главное, чтобы закончить все до конца». Но после знакомства с Виталием многое поменялось. Хотя как-то увлеченно мы даже и не встречались. Духовник благословил нас не встречаться, мы выдержали год, как положено.

О. Виталий: А потом я поехал к своему духовному отцу, и он сказал: «Раз желание не пропало и ты чувствуешь, что это твоё призвание, – я не буду идти против твоего желания». И благословил нас вступить в брак. Мы встречались где-то полтора года, и по окончания четвёртого курса Семинарии, летом 14 июля 2003 года мы обвенчались.

— Отец Виталий, расскажите о Вашей семье.

О. Виталий: Семья у меня была верующая. Но, правда, не с детства. Папа довольно спокойно относился к вере. Они вместе с мамой работали инженерами на военном заводе. Мама с детства была богобоязненной. Она рассказывала, что будучи студенткой, когда ездила на практику в другой город, всегда искала первым делом храм и ставила там свечу, а потом быстренько, чтобы ее никто не увидел, убегала из церкви. И вот, по распределению родителей мы переехали жить на Западную Украину, в Черновцы – это почти на границе Молдавии и Румынии. Было это в конце восьмидесятых, мне было тогда четыре месяца (родился я в Белоруссии). Помню, когда я ходил в садик, как-то раз мама с папой спрашивают меня: «Виталик, кого ты больше всех любишь?». Я говорю: «Больше всех на свете я люблю Ленина». «А кого потом ты любишь?». «А потом маму и папу, а потом всех остальных». Ну и мама решила меня поправить: «Виталик! Ленин, понятно, он вождь, но есть ещё и Бог. Он Творец. Он выше всех». Объяснила она мне по-детски, просто, а потом через некоторое время снова спрашивает: «Кого ты любишь?». «Больше всех на свете люблю Бога, потом Ленина, потом маму и папу» (смеется).

К концу 80-х мама стала ходить в церковь и брать меня с собой. А когда распался Советский Союз, то на Украине церковная жизнь начала очень быстро развиваться. И вот на дверях храма, куда мы ходили, повесили объявления об образовании детского хора. Когда я прочитал это объявление, то очень сильно загорелся этим и стал просить маму, чтобы она записала меня в детский хор,потому что я с детства любил петь. Я слушал Валерия Леонтьева, Аллу Пугачеву – многие их песни знал наизусть и пел. Вернувшись домой, я закрылся в комнате и стал горячо по-детски молиться и просить у Бога, чтобы меня зачислили в хор. Через некоторое время поехали на прослушивание, и меня записали. Это было огромное счастье! В детском хоре я пропел до 16 лет, потом начал петь в монастырском хоре, а за год до поступления в Семинарию стал даже регентом этого хора. И моим первым послушанием в Семинарии было пение в хоре.

— Когда у Вас появилось желание поступать в семинарию?

О. Виталий: Здесь большую роль сыграл духовник. Окончив девятый класс средней школы, я горел желанием идти в монастырь. И однажды духовник меня спрашивает: «Ты заканчиваешь девятый класс, что ты дальше будешь делать?». Я говорю: «Всё! Получу аттестат и ухожу в монастырь!». Он мне: «Куда ты пойдешь? Ты малолетка! Вот закончи сначала 10, 11 класс, затем поучись в семинарии, ну а потом уже будем решать, куда тебе: в монастырь или не в монастырь». Тогда отец Мелетий объяснил мне значение и важность духовного образования и убедил меня идти учиться.

— Почему же Вы, живя на Украине, поступали в Минскую Духовную Семинарию?

О. Виталий: Таково было благословение правящего архиерея владыки Онуфрия. Когда стал вопрос о моём поступлении в семинарию, он сказал: «Ты белорус, поступай в Минск». Так и решили.

— Какими были первые впечатления от учебы в духовной школе, как проходила учёба?

О. Виталий: В светской школе я не очень любил учиться. Поэтому когда поступил в семинарию, понял, что необходимо приложить все усилия для занятий и «научить себя учиться». Очень старался. И когда окончил первый курс, то пятёрок было больше, чем четвёрок. На первом курсе мне очень нравилось учиться, на втором мой энтузиазм немного поостыл, а на третьем курсе я познакомился с Марией – и времени на учёбу стал уделять меньше.

— На втором курсе Вы еще думали о монашестве?

О. Виталий: Да, мысли еще были. А вот на третьем уже нет. Когда я дорос до третьего курса, то поменялось моё сознание, мировоззрение. Произошло это и под влиянием тех предметов, которые преподавались в духовной школе. Ведь одно дело, когда тебя воспитывает духовник и ты по нему судишь о всём монашестве, о всей Церкви. Когда начинаешь учиться в духовной школе, ты слушаешь разные мнения, видишь разных людей, общаешься в духовной среде, видишь жизнь церковную – мировоззрение молодого человека меняется. И если вначале я к браку относился, может даже, с презрением, то в Семинарии, когда многие мои друзья, однокурсники женились и я бывал у них на свадьбах, видел, как они живут, конечно, и отношение к браку поменялось. Я молился, чтобы Господь дал мне тот крест, который я смогу понести, потому что на втором курсе я ещё не представлял, кто мог бы быть моей женой.

— Как у Вас, матушка, проходила учеба?

Матушка: И в школе, и в духовном училище мне очень нравилось учиться. В школе я больше всего любила историю, физику. Затем поступила в колледж легкой промышленности в Гродно, там тоже учёба нравилась. При поступлении был первый год, когда ввели тесты. Я всё сдала без проблем. Два года отучилась.

— Вы часто переезжали, у Вас были сложности с друзьями, подругами?

Матушка: Господь посылал мне всегда подруг верующих. Когда мы переезжали, находились те дети, которые или сами в храм ходили, или их водили бабушки, родители. В школе знали, что я дочка священника. Иногда посмеивались: «Вот, попадья пришла. Твой папа нас всех кипятком обливает!». Или еще что-нибудь в таком духе (смеется).

— Почему кипятком?

Матушка: Я думаю, что, наверное, они были у кого-нибудь на крещении и видели, как в храме перед этим таинством наливают в купель тёплую воду, а когда в храме прохладно, то от тёплой воды идёт пар. И когда человека крестят, то можно подумать, что его обливают кипятком.

— В конце-концов Вы приехали в Жировичи…

Матушка: Да, но в Жировичи не собиралась. Я знала, что это тяжело. Моей маме, например, всегда приходилось быть на виду. Нужно всегда быть примером для всех, а я не считала, что могу быть таким хорошим примером.

— Почему хотели поступать в Академию Искусств?

Матушка: Мне всегда нравилось и хотелось рисовать. Поэтому после окончания колледжа я решила поступать в Академию Искусств. Я решила, а Господь управил все совсем по-другому.

— Сейчас Вы рисуете?

Матушка: Рисую, но редко. То портрет бабушке, то батюшкин когда-то рисовала. Но в основном сейчас детьми занимаюсь.

— Как развивались ваши отношения после испытательного срока?

О. Виталий: После испытательного срока, когда мы почувствовали, что наши отношения окрепли и они искренние, мы поженились К этому времени я окончил четвертый курс семинарии, а матушка окончила второй курс регентского отделения, и летом была свадьба. Жили недалеко от монастыря, снимали дом.

— Жизнь как-то изменилась после того, как Вы поженились? Не жалко было расставаться с друзьями?

О. Виталий: Естественно изменилась. Но хоть мы и жили отдельно, ребята нас никогда не оставляли. Они приходили каждый день, всегда помогали. Например, нам нужно было топить дом дровами. И вот мы договорились с экономом, привезли дрова, и тут же полкурса пришло разгрузить эти поленья. Разгрузили, сложили. Позже пришло ещё человек пять с топорами, порубили эти дрова. Всегда ощущалось то, что у тебя много надёжных друзей.

Я даже не представлял, как мы будем жить, если уедем из Жировичей, потому что боялся потерять вот эту студенческую семью. В Жировичах мы жили, как в каком-то райском уголке. И я думаю, что вот эта взаимопомощь, дружба – это те условия, в которых Царство Божие на земле формируется.

— Батюшка, когда и где вас рукоположили?

О. Виталий: 17 мая 2003 года был выпускной вечер в Духовной семинарии. Через три дня, 20 мая, в день празднования Жировичской иконы Божией Матери, в Свято-Успенском соборе обители меня рукоположили во диакона, а 15 июня, в День Пятидесятницы, в Свято-Семеоновском кафедральном соборе города Бреста епископом Иоанном я был рукоположен во иерея.

— Как Вы попали в Берёзу?

О. Виталий: Согласно указу правящего архиерея. Я поступал от Черновицкой епархии, а потом перевёлся в Брестскую, потому что мы с супругой решили остаться в Белоруссии.

— Как решились поступать в Духовную Академию?

О. Виталий: Когда я заканчивал семинарию, то в конце учебного года нас — студентов 5 курса — собрал ректор и сказал, что все выпускники должны определиться и накануне педсовета подать прошения (на приходское служение или на поступление в Академию). Я написал прошение на приход. После хиротонии 20 мая владыка Иоанн (Хома) обратился ко мне и спросил, почему я не подавал прошение в Академию, ведь я хорошо закончил семинарию и работу защитил. Он добавил, что я должен продолжить обучение в Духовной Академии. Но, в связи с ежедневным служением и переездом в Берёзу, времени на подготовку у меня не было, а позориться не хотелось. Поэтому я перенёс поступление на следующий год и в 2004 году поступил в Академию. Но в это же время в Берёзе началось строительство нового храма-пямятника в честь Архангела Михаила в память о погибших в Афганистане воинах, и наш настоятель протоиерей Георгий Шевцов взял основную работу по строительству храма на себя. Ему нужно было надолго отлучаться из прихода: искать средства, оформлять необходимые документы. И мне месяц приходилось на приходе справляться одному. А в это время я обучался на дневном отделении в Академии, и когда прошёл месяц, то мне было стыдно показываться на глаза преподавателям – очень уж много пропустил. Я не решился продолжать учёбу и написал прошение об академическом отпуске. В 2008 году, когда строительство храма было завершено, я обратился к правящему епископу – владыке Иоанну за благословением продолжить обучение в Духовной Академии. Владыка благословил. Затем решением педагогического совета я был восстановлен в составе учащихся Минской Духовной Академии.

— Не тяжело ли Вам совмещать учёбу в Духовной школе со священническим служением?

О.Виталий: Это самый сложный и самый больной вопрос, поскольку очень много времени уходит на учёбу. Семье уделяется минимум внимания, приходу тоже приходится уделять, соответственно, меньше сил. Когда я уезжаю на занятия, то вся нагрузка приходского служения ложится на плечи настоятеля и моих сослужителей. Когда я возвращаюсь после занятий в Берёзу, то активно включаюсь в ритм приходской жизни, стараясь своим обучением не быть в тягость другим священникам и восполнить упущенную нагрузку. Но, как гласит народная мудрость, выше своих сил не понести.

— Отец Виталий, поменялось ли ваше отношение к священническому служению с течением времени?

О. Виталий: Вначале служить, было очень тяжёло, потому что я к каждому таинству, к каждой проповеди подходил с огромным волнением. К примеру, даже самое простое погребение очень много отнимало сил. Порой бывало такое ощущение, что ты разгрузил целый вагон цемента. Я приходил домой просто без сил, как выжатый лимон. Но, тем не менее, ты понимаешь, что всё делает Господь своей благодатью. И то, что не могу сделать я, то восполняет Божественный Промысел.

— В вашей семье подрастает три помощницы. Как они относятся друг ко другу, чем любят заниматься?

Матушка: Да вы знаете, по-разному. Бывает, что иногда с такой нежностью друг к дружке относятся, а бывает, что и подерутся. Мне они помогают. Маринка, средняя дочка, любит посуду мыть, чистить картошку, месить тесто. По две-три тарелки каждый раз разбивает. Катя любит петь и рисовать. А младшая, Юля, старается не отставать от старших, во всём им подражает.

— Каковы Ваши ориентиры в семейной жизни, на которые вы равняетесь?

Матушка: Когда я только родила Катю, мне попалась книга о царской семье. И мне кажется, что царская семья — это действительно такой образец семьи, которому нужно подражать и стремиться к нему в воспитании своих детей. Поэтому я всегда прошу Господа, чтобы Он помог мне так воспитать детей, чтобы они ко всему относились с любовью.

О.Виталий: Для меня, например, идеалом семейной жизни являются слова ап. Павла в послании к Ефесянам, которые читаются на венчании: «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее», «а жена да боится своего мужа» (Еф. 5,25-33).

— И в заключение, традиционно, ваши пожелания молодым семьям, ребятам и девушкам, которые хотят создать семью.

О. Виталий: Не строить каких-то грёз по отношению друг к другу и побыстрее снимать «розовые очки», ведь когда люди встречаются – это ещё не любовь. Человек замечает только хорошие, добрые качества того, кто ему нравится. Негативные же качества либо совсем не замечает, либо надеется, что они со временем исчезнут. Но совместная жизнь супругов показывает совершенно противоположную картину. В продолжение семейной жизни человеческие немощи и недостатки супругов начинают всплывать наружу и обращать на себя внимание. Однако надо помнить, что нет на земле идеального спутника жизни и искать такого человека – это неверный путь. Наоборот, надо найти человека, недостатки которого я смогу понести. Несение немощей друг друга – это и есть семейная жизнь, это есть исполнение заповеди апостольской: «Друг друга тяготы носите и так исполните Закон Христов». Тогда любовь становится по-настоящему крепкой.

Матушка: Хочется пожелать всем научиться работать для Господа. И тогда не только семейная жизнь, но и другие ваши труды и заботы будут иметь смысл.

 Материал подготовил Родион Альховик, 
студент III-го курса Минской Духовной Академии

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.