А какая разница?

Бог – один! Эта формула универсальна: её придерживается большинство религий мира, таких, как христианство, иудаизм, ислам, сикхизм, бахаизм, некоторые течения индуизма. В связи с этим часто приходится слышать, что если Бог один, то совершенно не важно, как в Него верить.

Давайте подойдем к рассмотрению этого вопроса с формальной и сущностной стороны. Сначала — с формальной.

Как показывает моя скромная практика, из единства Бога люди, которые ни во что не верят или верят декларативно и поверхностно, приходят, как правило, к мысли о религиозном релятивизме. Но ни истинный христианин, ни усердный иудей, ни старательный мусульманин или кто иной никогда не скажет, что религия не важна. Чем больше человек разбирается в религии, чем больше она значит для него, тем он становится принципиальнее и избирательнее. И этот принцип можно экстраполировать далеко за пределы нашего вопроса: вот, к примеру, есть люди, для которых машины отличаются только внешним видом (цветом, дизайном) – а так, у всех есть руль и четыре колеса…

Но давайте ответим на вопрос: если Истинный Бог один, то почему так много религий?

Библия учит, что человечество произошло от Адама и Евы. У них рождались дети, внуки, правнуки… Все они были наследниками обетованного спасения — представителями единой первоначальной религии, корни которой восходят к райской эпохе существования прародителей. Одна из главных черт этой религии заключалась в смирении и ожидании в трудах и заботах грядущего Искупления, восстановления утраченного во грехе единства Бога и человека. Ничто не предполагало, что обещанное спасение произойдет «на днях», поэтому человечество должно было расселяться по лицу земли. В словах Ноя можно видеть пророчество о распространении человечества в лице его потомков (Быт. 9, 25-27). Расходитесь по земле, обустраивайтесь и располагайтесь!

Однако люди вынашивали другие планы. Давайте вспомним о таком библейском сюжете, как Вавилонское столпотворение (Быт. 11, 1-9). Люди говорят: «Построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли (Быт. 11, 4)». Многие комментаторы настаивают, что выражение «прежде нежели» нужно переводить как «чтобы не», — тогда богопротивный замысел этой стройки становится более прозрачным. Люди захотели сотворить «себе имя» — они решили сами достигнуть Неба, пойти на штурм, если хотите.

До Вавилонского столпотворения индивидуальные мысли, действия и чувства каждого имели свой смысл и обретали значимость лишь постольку, поскольку были соотнесены со всеобщим. В этом смысле человечество напоминало улей или муравейник, функционирующий во множестве индивидуальностей как бы в едином волевом, чувственном и познавательном акте. Если оставить все как есть, то подобные этой стройке события повторялись бы еще и еще. Человеческое единство способно было обнаружить себя только в актах титанического богоборчества, поэтому Бог сошел посмотреть башню, в результате, как говорит Библия, произошло смешение языков. Не стоит под последним понимать возникновение разных наречий. Проблема несколько иная: здесь речь идет о появлении множественности в кодификации и декодификации понятий, т.е. о появлении довербальной, допредикативной нетождественности в коммуникации, а в месте с этим – и о появлении проблемы интерсубъективности. Поэтому мы можем говорить о том, что здесь, в случившемся для человечества, среди прочего, открылась и возможность разных религий: теперь люди, гонимые противоречиями интересов, все больше и больше удалялись от Бога и друг друга, и, по мере нарастания искажения своей внутренней природы, вынуждены были все более и более подстраивать единую истинную религию под свои постоянно искажающиеся потребности. То, что все религии произошли от одной (пусть и многоступенчато), объясняет те сходства, которые мы можем обнаружить в разных религиях. Отличия же объясняются человеческой греховностью: недостижимые и неверно понятые идеалы замещались другими, теми, что поудобнее и актуальнее.

Теперь же давайте подойдем к нашей теме с содержательной стороны. Что такое религия? Это очень сложный и многосторонний вопрос, поэтому я остановлюсь только на одном аспекте: на этимологии слова «религия», притом не на этимологии вообще, а лишь на одной из ее версий. Часто происхождение слова «религия» видят в сочетании префикса «re», указывающего на возобновление, на воссоздание, на повторение действия, и глагола «ligare», означающего «связь». Religare – воссоздание связи с Богом, воссоединение с Ним. Видно, что в религии содержится некая претензия на утерянное, утраченное ранее (в значении термина, по крайней мере).

Связь! Но кого? С кем или чем? Посредством чего и как? Отвечая на эти вопросы, уже не так сложно будет заметить, что религии отличаются не только «цветом».

Далеко не все религии претендуют на связь с Истинным Богом, в Которого веруют христиане. Это верно (пусть и с определенного рода оговорками) даже для тех религий, которые исповедуют Единого Бога. Ни мусульмане, ни иудеи, например, не верят в Единого Бога-Троицу и нередко называют христиан многобожниками и язычниками.

Бог являет Себя миру в Своем Откровении, т.е. о Боге мы можем судить по Его Откровению. Сегодня мы имеем множество разнящейся информации, одинаково претендующей на право называться Откровением. И что мы увидим, если попытаемся сравнить эти «откровения»? Только одно: все они восходят к разным источникам! Не может один и тот же Бог говорить о Себе такие разные вещи. Именно поэтому, скажем, иудеи не видят в Новом Завете Божественное Откровение: исходя из своего представления о Боге, они не могут допустить этого. С другой стороны, христиане никак не могут признать буддистский канон релевантным к их представлениям о Боге. Т.е., несмотря на видимое формальное сходство, сущностно все религии в той или иной степени отличаются в своем учении о Боге или богах.

Поскольку представления о божественном детерминируют наши представления о человеческом, постольку мы имеем и отличия в антропологии разных религий. Несмотря на наличие общих понятий, даже такие религии, как христианство, ислам и иудаизм, имеют разные учения о человеке.

Из разницы представлений о Боге и Его Откровении, из разницы антропологических представлений вытекает и отличие таких понятий, как грех и спасение. Одно и то же явление разные веры будут называть то добром, то злом.

В этом ключе вопрос: «А не все ли равно, как верить?» — можно уподобить вопросу: «А не все ли равно, на каком автобусе ехать?». Конечно, если вам «просто покататься» – то да, все равно. Развивая подобную логику дальше, можно выразиться и более радикально: «А какая разница: ехать или не ехать? А не все ли равно, кого любить?»

Религия, коль скоро она становится важной для человека, регулирует все сферы его жизнедеятельности, поэтому неслучайно обряды инициации (посвящения в общину) часто имеют метафору «второго рождения». От религии человека зависит все: его культура, его представления о государстве, даже его эстетические предпочтения. Поэтому, как сказал Вергилий: «Выбирая религию, народ выбирает свою судьбу».

Для профана, т.е. непосвященного человека, может показаться, что представители разных религий между собой спорят о чем-то несущественном, а в истинном все подобны. А на самом деле, как правило, мы имеем другое: похожими религии могут быть в несущественном, и сама эта «похожесть» может оказаться поверхностной, а в главном все религии отличаются.

Именно на понимании этого основан феномен мученичества — героического стояния за свою веру до смерти. Люди считают возможным умереть за свою религию, за право остаться со своими религиозными убеждениями и идеалами. Неужели они меньше понимают в религии, чем те, кто говорит, что «все равно как верить», что, на самом деле implicito обозначает «а не все ли равно как НЕ верить?». Действительно, нет никакой разницы, в какую церковь ты НЕ ходишь: в православную или католическую — ведь важно то, что ты любишь, а не то, к чему ты безразличен.

Может, логичнее было бы предположить, что раз Истинный Бог только один, а все другие сущности не суть боги, раз истинное Откровение только одно, то и истинная вера должна быть одна? Один Бог, одно Откровение – одна Вера? Может, так?

 

Автор: протоиерей Сергий Лепин

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.