Ценность Православия: продолжения

Материал подготовил: Иван Кононович

Отец Иов, Вы являетесь участником группы св. Иринея Лионского. Расскажите, пожалуйста, что это за группа?

Группа святого Иринея была создана 2004 году как группа неофициального диалога между православными и римо-католиками. Это чисто академическая международная группа, где каждый представляет свое вероисповедание, но без всякой церковной политики. У нас уже состоялось шесть встреч, которые проходят раз в году. Когда мы уже начали встречаться, возобновился официальный церковный диалог. Официальный межцерковный диалог в силу естественных причин (дипломатическая процедура подготовки и принятия решений) не дает возможности членам делегаций работать в полную силу во время встреч, а наша группа, в силу неофициальности, может помочь в такой работе, например, провести исторические исследования того или иного вопроса.

Т.е. на академическом уровне между Церквями складываются продуктивные отношения. А какие контакты на уровне общин, приходов? Нет ли взаимного обвинения в прозелитизме?

Конечно, вопрос прозелитизма весьма не простой. В свое время именно он был причиной приостановки официального диалога. Я помню четыре года назад в Париже проходила конференция, в которой участвовали православные, католики и протестанты на тему: «Евангелизация и прозелитизм». Провести грань между этими двумя понятиями очень непросто, но это не уменьшает важности этой темы для официального диалога, чтобы эта тема не стала камнем преткновения.

В то же время на Западе практически не было протестов против деятельности здесь православных. В первую очередь, это связано со скромностью присутствия православных на территории Западной Европы. Так, к примеру, во Франции это один-два процента. И если какое-то число местного населения принимает Православие, то большинство православных – это все же эмигранты, пусть уже и во втором-третьем поколении. Противодействия Православию практически не было. Наоборот, католики способствовали развитию православных общин, так как они сами очень интересовались и интересуются богослужебными и богословскими традициями, иконографией и другими элементами нашей церковной жизни. Во Франции, практически вся православная богослужебная литература на французском языке была издана в католических издательствах.

Вы упомянули об интересе, проявляемым католиками по отношению к православным, к нашему богослужению, традициям. В чем это выражается и с чем может быть связано?

Я думаю, что тот факт, что православная Церковь остается верной преданию, позволяет сказать, что в современном христианстве роль Православия – это сохранение предания. Именно сохраненное предание и традиции привлекают внимание к Православию. Это чувствуется в отношениях с Католической Церковью и в какой-то степени с протестантами. Довольно часто я становлюсь свидетелем этого интереса, а нередко слышу и объяснения этого интереса.

Так, во время одного круглого стола, уже почетный профессор, который был молодым во время Второго Ватиканского собора, выразил мысль, что во время литургической реформы этого собора католические богословы хотели возобновить, оживить Литургию и в целом богослужение в Церкви, но нарушили многие правила богослужения, что и привело к некому конфузу сегодня. Конечно, этот профессор не сказал, будто они признают, что их реформа плохая, но признают, что создали те условия, когда более консервативные группы отдалились от Католической Церкви. Далее он добавил, что православные традиции могут им помочь лучше понять, как действует богослужение, какие в нем правила и как к нему необходимо относиться.

То же самое и с протестантами, которые столетиями фактически не признавали ценности обрядов в богослужении. Для них богослужение – это, в основном, проповедь, которая обрамлена несколькими псалмами или другими песнопениями. Они так же, благодаря контактам с православными, начинают вновь открывать для себя размер сакральности, размер ритуальности, обрядности. Следует заметить, что в двадцатом веке даже среди православных было распространено негативное отношение к ритуальности, к обряду – дескать, нужно служить духом, а не каким-то обрядом. С другой стороны, обряд, ритуальность – это язык богослужения, и если ты не понимаешь язык ритуальности, то ты не понимаешь язык богослужения Церкви. Благодаря контактам с православными, и протестанты в том числе, несмотря на различие понимания Еврхаристии, стали совершать Евхаристию не раз в год, как это было раньше, а каждый месяц или даже чаще. Для многих возвращается понятие таинства Крещения. Таким образом, многие недоразумения, которые в течение долгого времен рассматривались лишь с отрицательной стороны, благодаря контактам и взаимному знакомству могут быть преодолены.

Отец Иов, в начале двадцатого века в Русской Православной Церкви уже поднимался вопрос о необходимости реформирования богослужебной практики. Насколько сейчас может быть целесообразным и оправданным проведение таких реформ?

Вопрос реформы богослужения нужно рассматривать весьма осторожно. С одной стороны, совершенно неправильно думать, что в Церкви от Пятидесятницы или от Тайной Вечери ничего не менялось – все источники свидетельствуют о том, что богослужение имело свою эволюцию. Но в то же время можно сказать, что богослужение меняется как айсберг – он тает, но ты не замечаешь, как он тает. В богослужении так же – оно всегда развивается, но ты никогда не замечаешь его развития. Изучая литургические источники, мы видим, что есть эволюция богослужения, то есть то, что мы делаем сейчас, это не то, что было в X веке, или в IV веке, и уж тем более не то, что было в I веке. При этом, сколько бы мы не рассматривали источники, мы всегда будем узнавать структуру сегодняшнего богослужения – это просто удивительно!

Богослужение имеет свою естественную эволюцию, и если мы будем подходить лишь интеллектуально к изменению богослужения, то может получиться нечто подобное на то, как если бы ученый захотел силой науки изменить нечто в человеке, к примеру, проведя генетические манипуляции. Я имею в виду, что при этом необходимо действовать весьма осторожно. Резкие изменения в организме человека могут таить большую опасность для его жизни. Так же и в богослужении, если мы начнем что-то менять, не понимая, как богослужение живет и развивается, мы, как и католики, можем оказаться в опасном положении.

С другой стороны, необходимо понимать, что такое реформа богослужения. Когда мы говорим о реформе мы чаще всего, особенно в Церкви, думаем, что реформировать – значит что-то изменить, ввести что-то новое. В то время как слово «реформа» этимологически означает возобновить, реставрировать. Я часто привожу такой пример: и в храмах, и в домах иконы часто темнеют – на них осаждается пыль, копоть от лампад, свечей; иногда дают о себе знать и слои более поздних подновлений иконы. И вот для того, чтобы увидеть первоначальный вид иконы, нужно ее почистить. Можно сказать, что в тоже богослужении присутствует этот же феномен – веками наши богослужения набирают «пыли», мы добавляем разные вещи, которые чужды богослужению или даже не характерны вообще Церкви.

Вот пример, который в некоторых местах является животрепещущим: нигде ни в к богослужебных памятниках, ни в канонах не говорится о том, что причащаться нужно редко и только после исповеди. Напротив, богослужебные памятники говорят о том, что регулярно причащаться – это норма, что Причастие – это духовная пища христианина, которая освобождает его от греха, а прибегать к исповеди в древних канонических памятниках надо лишь в случае совершения трех больших грехов: убийства, отречения от веры и прелюбодеяния. О том, что нужно исповедоваться несколько раз в неделю, или о том, что нужно причаститься один или четыре раза в год и только после исповеди – об этом нигде не говорится. Эти явления я называю «исторической пылью» в богослужении, которая появилась, когда Церковь проходила различные исторические периоды декаданса, расцерковления общества, когда люди стали редко посещать храм, стали жить несогласно с церковными правилами и совершенно перестали причащаться. Тогда Церковь сказала, что нужно причащаться как минимум четыре раза в году, во время постов, когда человек постился и исповедовался, но это была реакция Церкви на тяжелые условия декаданса. Тем не менее, со временем это как пыль на иконе стало казаться нормой…

Поэтому, когда мы говорим о реформе, это не значит, что мы хотим ввести какое-то новшество, предать церковную традицию, это значит, что мы стремимся к возрождению исконных традиций. В таком смысле мы можем говорить о проведении реформы как о некой чистке. При этом проводя такие реформы – восстановления, Православие может оставаться свидетелем истины, традиции в христианском мире.

И если в начале ХХI века появляется противодействие экуменическому движению, порой даже больше чем в ХХ веке, то нужно всегда понимать, что межхристианские контакты – это форма миссионерства, которая заключается в том, чтобы свидетельствовать об истине, о предании. Не нужно бояться диалога. Возьмем, к примеру, Иустина Философа, который входил в диалог с евреями, или апологетов, которые вели диалог с язычниками. Не надо бояться вести диалог с другими христианами, другими религиями или даже с атеистами. Мы должны свидетельствовать о предании.

Нельзя говорить, что вот это вот истина – «мы так говорим и по другому нельзя!» – так нас никто слушать не будет. Но если говорить, что вот это – то, что мы получили от наших предшественников, это предание, которое является нашим наследием, которое мы получили от древней Церкви, которое мы храним, ценим и считаем, что это не только наше наследие, а наследие всей Церкви, в какой-то степени это и ваше наследие, и мы этим хотим с вами поделиться… Если мы так смиренно начинаем диалог, то мы будем удивляться тому, как нас будут слушать. В современной Европе и всем мире Православная Церковь может и должна играть большую роль, сознавая, что весь мир нуждается в том наследии, которое она хранит.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.