Десять заповедей счастья

«Во свидетельство пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твоё, любил Господа Бога твоего, слушал глас Его и прилеплялся к Нему, ибо в этом жизнь твоя и долгота дней твоих» (Втор. 30:19-20).

Десять Заповедей или, по церковнославянски, Десятисловие. Очень часто можно услышать также греческий эквивалент этого термина — Декалог. В Библии этот свод заповедей называется «Словами Бога» (Исх. 20, 1), в отличие от других заповедей, которые, разумеется, также являются словами Бога, но согласно библейской терминологии носят другие названия: например, оправдания, уставы, законы, предписания, повеления, приказы, запреты и т.д. Очень важно помнить, что для ветхозаветной литературы эти термины не являются просто синонимами. Они являются совершенно разными по своей значимости юридически-религиозными терминами. Таким образом, эти 10 заповедей как бы выделены из всего законодательства. Несмотря на то, что законодательство книги Исход гораздо пространнее, чем Десятисловие, Десять Заповедей выделяются из всего законодательства Ветхого Завета как отдельный свод законов. Учёные подсчитали, что во всей законодательной литературе Святой Библии содержится 613 заповедей. Почему же мы всегда выделяем из этого числа только 10 заповедей? Почему в Предании очень чётко зафиксировалось число 10? Предание указывает, что на первой скрижали были написаны четыре заповеди, посвящённые богопочитанию, а на второй – шесть заповедей, посвящённых отношению к людям. В 21‑ой главе книги Исход мы видим, что библейский текст не делает никаких разграничений между этими Десятью Заповедями и далее следующими законами.

Дело в том, что библейская наука разделяет различные своды законов, упоминающиеся в Библии, согласно их хронологии, согласно времени их происхождения. Десятисловие выделено библеистикой в самый древний в еврейском народе сборник законов. По его значению и содержанию этот вид права был назван юридическим термином «Аподиктическое право». Термин «аподиктический» в правоведении означает то, что не может быть опровергаемо, оспариваемо. Этим термином нызывают высказывания или законы, которые не подлежат обсуждению. Это определённые, всем понятные, недвусмысленные законы. В формулировке таких законов не может быть ничего наподобие «если…, то…». Сказано: «Я – Господь Бог твой…», — то и рассуждений «а что если…» и быть не может. Такой подход должен быть к любой заповеди из этого свода. Всё, что связано с рассуждениями касательно Десяти Заповедей, приводит к греховному расхождению с библейской моралью. Для рассуждений, умствований и разборов существуют в библейском праве другие законы. Они принадлежат другому виду библейского права – праву казуистическому. Казуистическое право в отличие от аподиктического требует рассмотрения каждого отдельного случая и глубокого рассуждения согласно нормам права и нравственности. Слово «казуистическое» происходит от латинского «казус», что значит «конкретный случай», «падеж» или «конкретное событие». Что же касается Десяти Заповедей, то здесь все случаи обобщаются и исключений из этих заповедей быть не может. Они даны человеку не для оправданий, а для определения греха. Любое, даже сомнительное, нарушение одной из этих заповедей является грехом. А согласно Нагорной Проповеди Христа даже мысленное действие, связанное с нарушением этих заповедей – грех. В Декалоге все заповеди сформулированы в заявительном или повелительном наклонении. Заявительное наклонение в законодательстве является прокламацией авторитетности законодательного органа. В Декалоге эту роль берёт на Себя Господь, когда в первой и во второй заповеди говорит: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицом Моим… Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, за вину отцов наказывающий детей до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои»(Втор. 5:6-10). Именно в заявительном наклонении написаны первые законы всех древневосточных законодательных систем. Остальные заповеди сформулированы либо в положительном (позитивном) наклонении, либо в отрицательном (негативном) наклонении. В грамматике первое называется императивом, второе – проибитивом (запретом). К сожалению, нам необходимо вооружиться такой сложной терминологией, чтобы осознать, что в библейском законодательстве не всё так просто. Что же касается Декалога, то здесь как раз всё очень просто. Поэтому Декалог часто называют примитивным правом. Примитивным не в негативном смысле, а, наооборот, в положительном, т.к. это самый простой и доступный для всех способ изложения законов, к которым никто не сможет приложить двойной смысл, двойной стандарт или очередную спекуляцию. Даже ребёнку такие законы понятны. Даже неумеющему читать и писать здесь всё ясно.

Многие исследователи Ветхого Завета говорят, что эти заповеди существовали ещё в еврейском обществе до переселения в Египет, т.е. более чем за 15 веков до Рождества Христова. Другие исследователи датируют их временем жизни Авраама, который вышел из Ура Халдейского в период с 20 по 18 век до Р.Х., где уже вошёл в действие и силу знаменитый Кодекс Хамураппи.

Если мы представим состояние того первобытного зараждающегося еврейского общества, то сможем понять, что законы, которые были составлены для него, были совсем просты в формулировках и конкретны в содержании. Значимость этих законов была более чем очевидна. Общество, члены которого не соблюдали этих законов, превращалось в неуправляемое стадо человекообразных существ и со временем деградировало и вымирало.

Десять Заповедей несут в себе задачу сделать из группы симитских семей общество, которому суждено будет не просто стать культурным или социально развитым, но стать примером для народов всего мира. Стать обществом, которому суждено будет пережить все цивилизации, которые на протяжении истории человечества одна за другой вымирали как динозавры.

В иудаизме Десять Заповедей стали символом освобождения от египетского рабства и символом народности Израиля. В христианстве они стали символом освобождения от греха, от смерти, от всего того, что мешает любви Божией свидетельствовать о своём существовании в мире земном. Здесь самое главное – помнить, что для того, чтобы сформулировать все эти Десять Заповедей в одну, состоящую из двух частей, миру понадобился Спаситель Христос, который словами книги Второзакония и книги Чисел сжал весь Закон, Пророков и Писания в центральную заповедь: «Возлюби Бога и возлюби ближнего». Первые четыре заповеди Декалога принадлежат к первой части, остальные шесть – ко второй. Таким образом, все они образуют тот центр и христианства, и иудаизма, который Христос назвал Наибольшей Заповедью. Каждый должен осознать, что вся наша жизнь, даже если мы считаем себя верующими, всецело зависит от того, любим ли мы Бога. Без любви к Богу любое «соблюдение заповедей» – сплошной грех или, как это принято называть, мракобесие.

Десять Заповедей имеют одну особую заповедь, которая соединяет заповеди отношения к Богу с заповедями отношения к человеку. По счёту она больше принадлежит к заповедям отношения с Богом, но по своему содержанию она стоит между существом Бога и человека. Это заповедь почитания седьмого дня, дня отдыха. Отдых или почивание в библейском языке выражено термином Шабат или в русском произношении – Суббота. Содержание этой заповеди подчёркивает, что Суббота – это не имя собственное какого-то дня, а имя нарицательное особого дня, который мы посвящаем отдыху и в который запрещена всяческая работа. Этот день мы должны всецело посвятить Богу. Модные сегодня дачи-огороды, пилка дров, уборка, стирка – есть прямое преступление против этой божественной заповеди. Торговля и закупки по воскресениям – это нарушение всех заповедей Декалога одновременно. Такие пережитки достались нам с советского времени, когда безбожная идеология активно порабощала сознание человека, отключая его от всех религиозных «предрассудков». Важно научиться понимать эти заповеди как экзистенциальные законы жизни человека. Многие отцы и учителя Церкви сравнивали заповеди с законами, благодаря которым из семени вырастает растение, из яйца вылупляется птенец, который быстро вырастает в прекрасную птицу. Сейчас можно было бы сказать, что заповеди Божии – такие же законы, благодаря которым планеты вращаются вокруг Солнца, не сбиваются в кучу, не сталкиваются между собой. Без этих заповедей человеческому обществу грозит самоуничтожение и гибель. Священной историей Господь дал нам пример того, что Он никого не наказывает, а предоставляет каждому выбор: «Во свидетельство пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твоё, любил Господа Бога твоего, слушал глас Его и прилеплялся к Нему, ибо в этом жизнь твоя и долгота дней твоих» (Втор. 30: 19-20). Именно использованный для благой цели выбор, то есть добрая свободная воля, делает из человека образ и подобие Божие.

Декалог – это фундамент природной нравственности человека, когда нравственность не является каким-то благородным являением, а является законом жизни и социального существования человека. В прошлых номерах нашего журнала в рубрике «Библейский урок» мы говорили о том, что Слово Божие не является каким-то абстрактным богословско-философским термином, рассуждения о котором необходимы для развлечения в свободное время за чашечкой чая или кофе. Этот термин является антропологически экзистенциальным, то есть без него человеческой жизни и личности просто не бывает. Просто не бывает! Очень многие отваживались на эксперимент жизни без Слова Божия. Жизнь всех этих людей, даже если они по инерции прошлых заслуг человечества и достигали чего-то, превращалась в недоразумение. Так было и с атеистической идеологией, которая довела бывший Советский Союз и всю русскую культуру до развала, превратвшая всю нацию в безумную толпу, способную на самоуничтожение. Революция 1917, ленинизм, репрессии, развал Союза, Ченобыль и т.д., и т.п. – являются наилучшими примерами такой десакрализации общества и сатанинской насмешки и надругательства. Вся культура, наука, политика и экономика этой державы в 90-х годах превратилась в крах и посмешище. Сейчас мы видим, что только Церковь способна направить всех людей к созидательному отношению к жизни. Отречение человека от самой первой заповеди делает его уже согласно двум псалмам (Псалмы 13 и 52) безумцем, т. е. тем, у кого отсутствует разум. А такой человек превращается в животное и для него не существует последующих заповедей вообще. Поэтому для безбожного общества последующее нарушение остальных заповедей является нормой. Декалог же так уникально устроен, что нарушение одной заповеди приводит к автоматическому закрытию глаз на остальные.

Десятисловие – это то, что Священное Писание называет непосредственно Словами Бога. Бог сказал, и стало…, Бог повелел, и свершилось… Одно из объяснений термина «аподиктическое право», о котором мы говорили выше – слово «категорически». Декалог состоит из категорических заповедей. Да, да или нет, нет. Между соблюдением и несоблюдением заповедей Декалога не может быть никаких компромисов.

В наши дни общество разделилось на три группы: первая группа вообще не думает о таких проблемах, как соблюдение заповедей Божиих; вторая группа думает о том, что эти заповеди важны, но на практике их не соблюдает; третья группа (наименьшее колличество) правильно относится к этим установлениям и соблюдает их. Именно благодаря этой небольшой группе наше общество ещё существует и не превращается в стадо неразумных тварей. Это праведники, на которых держится весь мир.

Люди, для которых естественны атеизм, прелюбодеяния, аборты, воровство, лжесвидетельства, зависть являются несчастными, не познавшими в своей жизни самого главного – любви Божией. Господь не может достучаться до их сердец, потому что они уверены в Его ненадобности либо вообще не думают о Нём. Любовь Божия – это цель жизни по заповедям Божиим. Только познав любовь Божию, человек может научиться соблюдать заповеди. Пусть читатель, размышляя над этим номером, ещё и ещё раз почувствует эту Любовь и сделает так, чтобы все вокруг него, благодаря Заповедям Божиим, почувствовали эту Любовь, т.е. реальное присутствие Невидимого Бога.

 

Автор: протоиерей Алексей Васин

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.