В Египет прошлый и Египет будующий

Египет – страна контрастов. Такая характеристика, при всей своей тривиальности, является очень точной для древней страны на севере Африки. Контрасты встречаются и в природе, и в жизни египетского общества. Необъятная территория, покрытая безжизненной пустыней, которая занимает более 90 % площади страны, контрастирует с вечнозеленой и цветущей узкой полоской долины великой реки, Нила. Роскошные дома и дорогие автомобили контрастируют с домами из кирпича сырца и гужевыми повозками, запряженными ослами, которые двигаются по автомобильным дорогам, не имея никакого представления о правилах дорожного движения, даже о существовании встречных автомобильных потоков. Внешняя эмоциональность людей контрастирует с их внутренней сдержанностью.

Отправляясь в конце января 2011 года в Египет, я говорил окружающим меня людям: надо спешить, пока в этой стране спокойно. Острые социальные противоречия видны каждому человеку, выходящему за пределы отеля. Изобилие еды в отельных ресторанах и комфортная жизнь в гостиницах делает невероятным даже мысль о том, что в целых районах Каира люди ведут полуголодный образ жизни без электричества, а в провинциальных городках и селениях дома строят из кирпича, изготовленного по технологии, которая использовалась еще в эпоху Моисея. Недовольство местной властью нарастало с каждым годом, это было очевидно и для меня, простого туриста. Напряжение в обществе усиливалось. Я ожидал конфликта, но не ожидал, что стану его свидетелем.

Путешествуя в Египет зимой, я поставил своей главной целью посетить юг страны, где летом невероятно жарко. Однако относительно низкий температурный градус компенсировался высоким градусом эмоциональной напряженности, который поднялся уже в день моего отъезда: в день вылета произошел взрыв в московском аэропорту Домодедово. К счастью, мой самолет вылетал из Шереметьево. Но общая тревога и напряженность добавили остроту моим ощущениям.

Всего 4 часа отделяли 10-градусный московский мороз от практически летнего 26-градусного тепла в египетском курортном городе Хургада. Январь в Египте – это суровая египетская зима, когда по вечерам становится прохладно (+ 8 градусов – лютый холод), дует прохладный ветер, несколько короче световой день, но дневное солнце согревает своим ласковым теплом. Этой египетской зимой светлое чувство весны не покидало меня с первого дня пребывания.

Поначалу мне хотелось поселиться в отеле города Асуана, где высится громада Асуанской плотины. Я выбрал отель на берегу Нила с видом на знаменитый остров Элефантина. Но обстоятельства привели к тому, что я оказался в пятизвездочном отеле на окраине Хургады с достаточно большой территорией, на которой находился великолепно организованный цветущий сад. Как показали дальнейшие события, выбор был сделан правильно: беспорядки не коснулись моего отдаленного отеля, расположенного далеко от центра города и в 20 минутах езды от аэропорта.

Первой и, как оказалось, последней моей туристической целью в Египте были Асуан и Абу-Симбел. Поэтому в первый же день был нанят микроавтобус с гидом, а путешествие началось на второй день. Дорога пролегала через Луксор, древние Фивы, которые на протяжении многих столетий были столицей Египта. В Луксоре мне уже приходилось видеть Луксорский и Карнакский храмы, Рамессеум, колоссы Мемнона – остатки храма Аменхотепа III, храм Хатшепсут и Долину Цариц, поэтому сейчас мы направились в Долину Царей, место погребения фараонов Нового Царства. Встреча с погребениями великих властителей Египта, знакомых еще с детских лет, очень волнительна.

Сначала мы вошли в огромную гробницу фараона Мернептаха, сына великого Рамсеса II. Ряд современных исследователей Библии считают, что именно Мернептах был фараоном Исхода. В Каирском музее хранится огромная стела Мернептаха, описывающая победы этого фараона. Эту стелу еще называют стелой Израиля, поскольку в ее пропагандистском тексте мы встречаем первое упоминание об израильском народе, который, по утверждению горделивого египетского властителя, был им уничтожен.

Недалеко от гробницы Мернептаха находится самая знаменитая гробница долины царей – гробница Тутанхамона. Место погребения 19-летнего юноши фараона, изначально подготовленное для совсем другого лица, отличается камерностью. Знаменита гробница Тутанхамона только тем, что она является единственной неразграбленной царской гробницей. И если в этом маленьком захоронении ничем не примечательного фараона были такие богатства, то каковы были захоронения великих фараонов, готовившихся к своему погребению на протяжении десятилетий? Площадь гробничного пространства очень мала. Туристов допускают только в два из четырех помещений, в вестибюль, где выставляется мумия фараона, и в погребальную камеру, которая содержит один из саркофагов Тутанхамона. Обращает на себя внимание плесень, покрывающая стены погребальной камеры. В настоящее время идет изготовление абсолютной копии этой гробницы, а саму гробницу планируют закрыть для посещения туристов.

Третьей гробницей, которую я посетил, была гробница Рамсеса IX. Для русских туристов она представляет особый интерес по двум причинам. Во-первых, каменный саркофаг из этой гробницы хранится в Эрмитаже Санкт-Петербурга. Во-вторых, эта гробница несет на себе следы египетских христиан. На ее стенах наряду с традиционной древнеегипетской иконографией находятся изображения крестов и христианских святых. О том, как использовали христиане разграбленную в древности и заброшенную гробницу, сказать сложно. Однако в житиях древних египетских святых есть упоминания о том, что в языческих погребениях жили христианские отшельники. В русских текстах житий такие гробницы называются гробами. Последней из посещенных гробниц была гробница Рамсеса IV, достаточно большая и красиво украшенная яркими фресками, краски которых так свежи, что может показаться, что нанесли их совсем недавно.

Из Долины Царей наш путь продолжился в Асуан. Мы ехали по дороге, тянущейся вдоль Нила, параллельно с железнодорожным полотном и даже не подозревали, что в Каире начались беспорядки и через пару дней железнодорожное сообщение будет прекращено, а дорога, проходящая через эти тихие мирные селения, станет небезопасной.

Асуан богат древними памятниками, среди которых – гробницы древних номархов (правителей), незаконченный обелиск, храм Изиды на острове Филе, археологическая зона на острове Элефантина, где были обнаружены знаменитые папирусы, из которых ясно, что в этом районе в древности была большая колония евреев и даже еврейский храм Яхве. Когда проплываешь около этого острова, греческое название которого происходит от слова «слон», замечаешь огромные древние камни, почерневшие от времени, своим очертанием очень напоминающие слонов. Быть может, очертания этих камней и дали название этому Слоновьему острову. Напротив острова, на западном берегу Нила находится монастырь св. Симеона.

Мы прокатились на катере около нескольких островов, обратив особое внимание на древние надписи и рисунки на камнях, сделанные несколько тысячелетий назад.

Асуан находится на территории, которую с древних времен называют Нубией. Поэтому нам был предложен традиционный нубийский обед. Сами же нубийцы, потомки древнего народа, с которым сражались древние фараоны, благополучно проживают на юге Египта и доныне. Это очень добрые, открытые люди с темным цветом кожи, сразу вызывающие симпатию.

Около Асуана расположен остров с древними храмовыми комплексами, остров Филе. На этот остров нас доставил катер. Самый известный из храмов Филе – храм древнеегипетской богини Изиды птолемеевского времени. Есть на острове и ворота римских императоров Адриана и Диоклетиана, а также портик императора Траяна. В целом, храм Изиды сохранился достаточно хорошо. Для христиан он интересен в первую очередь тем, что в нем в прошлом был устроен храм. Об этом напоминает каменный христианский престол, ниша в алтарной стене и изображения крестов в дверных проемах и на колоннах.

Напоенные яркими впечатлениями дня, за который мы преодолели около 500 километров, мы расположились на ночлег в одной из гостиниц Асуана. Вечера в Асуане очень приятны, в предзакатном теплом воздухе разлито спокойствие, закатное солнце ласкает гладь нильской воды, по поверхности которой неспешно плывут фелуки с поднятыми ввысь треугольными парусами.

Отдых в отеле был краток: в 3 часа утра мы уже ожидали отъезда в Абу Симбел. Абу Симбел находится на берегу огромного озера Насер, образованного строительством плотины, совсем близко от египетскосуданской границы. Воды этого озера сокрыли много древних памятников. Абу Симбел известен своими двумя храмами, храмом Рамзеса II и храмом его жены, Нефертари. Глядя на мумию фараона Рамсеса II, которая выставляется в зале царских мумий Каирского музея, нелегко представить, что этот человек, чье высохшее тело могли очень легко разрушить мародеры, проникшие в музей в ходе недавних беспорядков, является одним из величайших египетских фараонов. Рамсес построил огромное количество памятников, поражающих воображение даже современных людей. Самым знаменитым его строительным проектом является погребальный храм в Абу Симбеле.

Ужасно сознавать, что этот памятник мы могли и не увидеть. Место, где он изначально находился, сокрыто водами озера Насер. В 1960-х годах спасали храмы всем миром. Часть скалы и храм распилили на блоки и подняли на безопасную высоту – работа воистину титаническая. Когда размышляешь о погибших от строительства плотины памятниках, важнейшие из которых спешно спасались силами многих государств, представляешь, что строитель этой плотины, Советский Союз, мог восприниматься европейцами как варварская страна, уничтожающая ценнейшие исторические объекты. Однако строительство плотины, среди прочего, обеспечило Египет стратегическим запасом воды, который способен на столетие обеспечить потребности населения страны. А для того, чтобы понять важность воды для страны, находящейся в пустыне, достаточно хоть раз оказаться в Египте. Вода способна превратить каменную пустыню в цветущий сад. Отсутствие воды равносильно смерти. Памятники бесспорно ценны, но жизнь человека, которая невозможна без воды, важнее.

Гигантская плотина изменила установившийся тысячелетиями ритм сельскохозяйственной жизни: прекратились разливы реки. Это позволило выращивать несколько урожаев в год, но привело к быстрому истощению почв. Химические удобрения дороги для многих крестьян, урожайность падает, сельское население постепенно перебирается в большие города. Египет, кормивший в древности не только себя, но и столицы Римской империи, в настоящее время вынужден покупать половину необходимого для его населения продовольствия за рубежом. Впрочем, данная проблема связана и с большим приростом населения, которое увеличивается ежегодно более чем на 1 миллион человек. Интересно, что в настоящее время средний возраст жителей страны составляет 24 года. Людям, большей части молодым, не хватает ни еды, ни работы. Строительство плотины лишило Нил еще одного атрибута Египта. Плотина преградила путь крокодилам. Так что крокодилы водятся только в озере Насер.

Мы подходили к огромным колоссам храма Рамсеса в тот момент, когда солнце только появилось на горизонте, нежно освящая статуи из песчаника. Как появилось солнце – ожили птицы. В храме Рамсеса ранним утром стоит птичий гомон, пернатые жители храма великого фараона весело летают под его древними сводами. На какой-то миг показалось, что здесь, на краю земли, нас приветствуют наши птицы, которые перелетают на зиму в теплые края, в том числе и в Египет. О существовании храмов Рамсеса и Нефертари европейцы узнали около 200 лет назад, когда в 1817 г. их обнаружил авантюрист и искатель древностей Бельцони. С тех пор эти храмы стали таким же символом Египта, каковыми являются пирамиды и Сфинкс в Гизе. Гигантские храмы, построенные на самом краю Древнего (и современного) Египта могли выполнять не только важную религиозную, но и политическую функцию. Глядя на потрясающие дух постройки, которые и сейчас могут показаться не человеческим, но божественным творением, враги Египта едва ли дерзнули бы напасть на великую страну, способную создать подобное чудо.

Итак, главная цель путешествия была достигнута, в наступающий день нам предстояло преодолеть около 800 километров пути назад. Через 280 километров от Абу Симбела нас опять встретил гостеприимный Асуан. На дорогах Асуана часто встречаются светофоры (большая редкость в Египте), которые работают, и на которые обращают внимание участники дорожного движения (а это еще большая редкость в Египте). После приятного обеда в новом итальянском ресторане мы поехали в Луксор, где хотели посетить музей с памятниками эпохи фараона-реформатора Аменхотепа IV (Эхнатона). Однако наши планы были нарушены.

Наш гид, выпускник египетского вуза, происходивший из Каира, по телефону узнал о событиях в столице. Была пятница 28 января, та самая пятница, с которой начались активные выступления противников президента Хосни Мубарака. В стране начались перебои в работе сотовой связи, был отключен интернет, почти прекратил работу столичный аэропорт, с улиц и дорог практически полностью, как по мановению волшебной палочки, исчезли полицейские. Если еще по дороге от Асуана до Луксора нас очень часто останавливали с контрольными целями, как это обычно бывает в Египте, то после Луксора всякие проверки прекратились.

Акции протеста начались после вечерней пятничной молитвы. Они затронули даже маленькие провинциальные города. Например, в Ком Омбо наш путь преграждали баррикады из мусора или горящих шин. Но местные жители на улицах были не особо агрессивны. Пришло беспокойство и ощущение тревоги. Нам, христианам, не совсем понятно то, как верующие люди, совершив вечернюю молитву, могут после этого начинать активный протест. Размышляя над этим, осознаешь отличия в восприятии окружающего мира, свойственные людям разных религиозных традиций.

В Луксоре весь центр города был заполнен толпой протестантов, которые, впрочем, вели себя мирно. Однако о посещении музея нечего было и думать. Поэтому мы миновали центр города и поехали в отель.

Ощущение беспокойства не покидало меня все оставшиеся дни. О поезд ках в Абидос, Эль Амарну, Бени Хасан, Медум и Дахшур пришлось забыть. Все постоянно следили за выпусками новостей. Расстроили сообщения о проникновении мародеров в Каирский музей и о грабежах в центре Хургады, которые произвели люди, приехавшие из города Кена. В тот же вечер около нашего отеля появлялись люди с палками в руках, но их отпугнула вооруженная охрана отеля. И хотя в оставшиеся дни я наслаждался солнцем и купанием, чувство тревожности оставалось до тех пор, пока самолет не оторвался от земли, унося на холодный север, туда, где земля покрыта снежным покровом.

И все-таки было грустно покидать древнюю землю Египта, землю древнейшей цивилизации, землю фараонов и христианских святых, землю языческих мудрецов и христианских богословов, землю, которая видела много волнений, войн и потрясений, но которая сохраняет свое неизменное величие. Египет восстал. Каир бушует. И на бушующий Каир молча взирают глыбы седых пирамид. Они видели много и многих. Остается надежда, что и мы в скором времени сможем увидеть их снова.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.