Почитание икон

Автор: протоиерей Алексей Васин

«Не сотвори себе кумира!» – так часто выражают обобщённо значение Второй заповеди Десятословия. В Западной Церкви эта Заповедь присоединена непосредственно к Первой: «Азъ есмь Господь Бог твой», — вместе они образуют генеральный запрет поклонения любому другому существу, кроме Единого Бога.

Конечно, разбирая эту Заповедь, можно затронуть самые разнообразные темы, например, иконопочитание. Также на сегодняшний день представляется весьма актуальной тема внутренних привязанностей человека, порабощающих его душу, создающих внутреннюю подмену внешнего идолопоклонничества внутренним. Систему ценностей человека должен возглавлять Единственный Всевышний Бог, а страсти зачастую переводят ее в такую систему ценностей, в которой главенствующее место отводится различным земным благам: деньгам, квартирам, машинам, любовным отношениям, карьере и т.д., и т.п. Тем самым человек, называющий себя верующим, начинает вести образ жизни идолопоклонника, иногда и не подозревая об этом.

Почему мы выбрали именно эти два аспекта? Во-первых, потому, что в нашем обществе очень много ещё тех, кто пытается очередной раз наступить на грабли церковной истории и получить очередную шишку, обвинив иконопочитание во грехе идолопоклонничества. Во-вторых, из-за того, что для многих «православных» внутреннее содержание жизни Церкви перестаёт играть важную роль в повседневном быту. В действительности, история Церкви показывает, что, кроме здорового иконопочитания, за которым стоит всё Предание и богословие Православия, существует и нездоровое отношение к иконам, вводящее в соблазн и тех, кто называет себя православными, и людей, которые ещё не успели познакомиться с красотой и глубиной содержания Православного вероучения. Последние, как правило, клеймят иконопочитание услышанными где-то клише, чему способствует не всегда осознанное и не всегда правильное понимание иконопочитания людьми, называющими себя православными христианами, но очень мало понимающими содержание Православной веры. Нездоровое иконопочитание с их стороны выражается, прежде всего, отсутствием представления о внутреннем содержании икон.

Конечно, не имеет смысла в рамках данной статьи «поднимать» всё богословие иконы, но важно подчеркнуть аспекты, относящиеся непосредственно ко Второй заповеди, для чего нам необходимо ещё раз соприкоснуться с её текстом, но, конечно же, в контексте Первой. В тексте Синодального перевода Вторая заповедь звучит так: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что в водах ниже земли, не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой» (Исх. 20, 4-5). Здесь очень чётко противопоставляется Личность Единого Бога всему другому. Но что значит это «всё другое»? Заповедь разъясняет нам конкретно: всё то, что находиться на небе – вверху, и что на земле – внизу, и что в водах – ниже земли. Только Богу мы должны поклоняться и Ему одному служить! Библия учит нас, что никому другому поклонений быть не должно.

Обратим внимание на слова «кумир» и «никакое изображение». Русское слово «кумир» по-еврейски звучит как «пэсэль», а «изображение» — «тэмуна». «Пэсэль» — это общий термин, подразумевающий изваяния, т.е., не может быть связан с Личностью, открывшейся в несгораемом кусте Моисею в третьей главе Исхода. В тексте этой Заповеди как понятие «пэсэль», так и «тэмуна» связаны не с Личностью Единственного Бога, как это происходит в иконопочитании, которое образ связывает с Первообразом, т.е. с Ягве или с Пресвятой Троицей. Здесь речь идёт о конкретных местнопочитаемых идолах-божках и связанных с ними изображениями, например, золотой телец был одним из тех идолов, которые можно было бы назвать этим термином. К группе таких терминов можно отнести и множество других Библейских терминов, обозначающих то, что греческий перевод Септуагинта называет термином «идолы». Это и «оцеб», и «сэмэль», и «массэха», а также всем знаменитые «тэрафимы». Можно было бы перевести этот термин условно, как «изваяние», но только в следующем контексте: изваяние того, что находиться и на небе, и на земле, и под водой. Во всех переводах Священного Писания здесь контекстуально подразумеваются форменные изображения божков, противных Единому Богу. К этим божкам и запрещённым Второй заповедью изображениям типа «пэсэль» и «тэмуна» относится всё то, что мы называем идолами. Только неразумное, болезненное или принципиально враждебное христианству сознание может связать Образы, например, Пресвятой Троицы, Христа, Пресвятой Богородицы с младенцем Христом на руках с образами Ваала, тэрафимов, золотого тельца, которые и называются Второй заповедью. Когда Вторая заповедь говорит о терминах «пэсэль» и «тэмуна», то обязательно добавляется: «на небе, на земле и под водой», — т.е. здесь речь идёт о статуях и изображениях противных Ягве божков. Речи об изображениях Единого Бога здесь нет, потому что нельзя изобразить то, что невидимо. Возникает вопрос: каким образом невидимый Бог создаёт по Своему Образу и подобию человека? В повествовании о сотворении мира в Быт. 1, 26 используется ещё один термин, обозначающий образ, изображение, лик, облик и т.д. – это еврейское слово «цэлем». Именно оно впервые в Библии переводиться словом «икона». Септуагинта переводит эти слова как «кат икона иметеран», т.е. «по Образу Нашему». Значит, по отношению к невидимому Богу термин «образ» всё-таки применим! Главной иконой невидимого Бога, таким образом, является человек. Мессия христианской Церкви – не только истинный Бог, но и истинный Человек, пришедший воссоздать образ падшего Адама. Следовательно, и Бог, и Человек могут иметь свой «цэлем». «Цэлем» Невидимого Бога – Адам до грехопадения и Христос, воссоздающий этот «цэлем» после грехопадения Адама. Само имя «Адам» означает «человечество», поэтому в библейском богословии и Адам, и Христос являются олицетворением всего человечества и до грехопадения, и после. Христос – «цэлем» Бога как Человек. В греческом языке эквивалентом славянскому и русскому слову «образ» могут явиться термины икона, «морфи» и «схима», но понятие «икона» связано именно с Божественной Личностью, а то, что изображено на иконе, является образом Бога. Вспомним слова святого апостола Павла о Христе, «Который есть образ Бога невидимого, рождённый прежде всякой твари» (Кол.1, 15), но, кроме того, и Тот, Кто «уничижил себя самого, приняв образ (греч.: «морфи») раба, сделавшись подобным человекам и по виду (греч.: «схима») став, как человек» (Фил. 2, 7). В Требнике, в Чине освящения и благословения икон Христа и праздников Господских цитируется предписание запрета идолопоклонничества и говорится, что почитание образа Бога, явившегося во плоти, и есть как раз противопоставление идолопоклонничеству и борьба с идолами противными Богу: «Господи Боже Вседержителю…, хотяй люди Твоя, избранного Израиля, от прелести идолослужения избавити, и в познании и служении Тебе Единому истинному Богу всегда неотступно имети, еже не творити себе образа и подобия Тебе истинному Богу сопротивнаго, во еже яко Богу кланятися и служити ему, прещением запретил еси», — такими словами эта молитва разъясняет нам текст Второй заповеди. Далее текст молитвы приводит множество примеров из Священного Писания, которые показывают, что запрещены именно образы божков, а образы Единого Бога не только достойны почитания, но и являются спасением, и, почитая эти образы, мы почитаем Перевообраз: «Паки же подобия и образы, имиже не чуждых ложных богов, но Тебе Единаго истиннаго Бога пресвятое и великолепое Имя славится».

Многие неопротестанты, соглашаясь с этими доводами и взглядами по отношению к образу или иконе Христа, осуждают православных за иконы святых и Пресвятой Богородицы. Очень важно помнить, что иконы Пресвятой Богородицы и святых имеют смысл только тогда, когда в нашем сознании они являются Образом Божиим. Образ Пресвятой Богородицы и образы святых должны связывать наше сознание с Первообразом, Который есть Бог Невидимый. А как, например, икона преподобного Серафима Саровского или преподобного Сергия Радонежского может быть иконой Бога? Добавка «преподобный» говорит сама за себя, что они вели такой «образ» жизни, который с иконы говорит нам об Образе Невидимого Бога. Они показали своей жизнью, что человек как творение Божие является подобием и образом Бога, сотворившего его. Библейское выражение «дивен Бог во святых своих», может означать «Бог проявляется в жизни Своих святых», поэтому признанная Церковью святость конкретных лиц является понятием Библейским. Вспомним Заповедь святости: «Будьте святы, как Я свят – Господь Бог ваш», или, как это звучало бы в эллинизированом представлении Евангельского повествования из уст Христа в Нагорной Проповеди: «Будьте совершенны как Отец ваш Небесный совершенен есть». Святость в ветхозаветном тексте доносится до нас как совершенство Нового Завета. В Библии эти два понятия нельзя разъединить друг от друга, они являются важнейшим изображением того, как мы должны стремиться жить. Святость и совершенство – две главные цели каждого христианина. Называть себя христианином и продолжать греховную жизнь – такое ничего общего не имеет со святостью и совершенством, к которым нас призывает как Сам Бог Отец, так и Бог Сын. Именно в святой и совершенной жизни проявляется и действует Третья Ипостась Пресвятой Троицы – Святой Дух. Только в святом творении может обитать Святой Дух. Поэтому мы молимся несколько раз в день словами молитвы Святому Духу «Царю Небесный»: «Прииди и вселися в нас! Очисти нас от всякой скверны!».

Во многих языках понятия «скверна, грязь» переводятся как запятнанность, покрытие пятнами. Молитва «Царю Небесный» именно поэтому и умоляет Святого Духа («и спаси, Блаже, души наша»): согласно словам этой молитвы, наше спасение есть восстановление незапятнанного образа Божия в нашем лице, как храма и жилища Святого Духа. Что же касается икон Пресвятой Богородицы, то они являются как изображением Такой Библейской Святой, Которая Своим внутренним миром (смирением) и послушанием Богу и Его Слову указала нам конкретный путь к святости. Кроме того (и это является самым важным), на иконах Пресвятой Богородицы всегда, даже незримо, присутствует Христос, и, если Его нет на конкретном изображении, то Он идейно всегда связан с ним. «Будет мне по Слову Твоему» — ответ Пресвятой Богородицы на Благовещенское приветствие Архангела Гавриила, согласно Евангелию от Луки. А «Слово Господне» и есть Сам воплотившийся Бог Сын. Существует ещё и другой тип икон – это иконы Пресвятой Троицы, которые вместе с иконами Христа, уж вряд ли кто осмелится назвать идолами. Изображения Пресвятой Троицы, как правило, – аллегоричные изображения различных Библейских сюжетов, таких, как, например, Гостеприимство Авраама (икона преподобного Андрея Рублёва, которая явилась для всего христианского мира настоящим богословским откровением и которую уже сейчас очень часто можно встретить даже во многих протестантских храмах Запада); к изображениям Святой Троицы относятся также изображения таких сюжетов, как Крещение Господне, Пятидесятница, Преображение, а также многие сюжеты из ветхозаветных пророческих книг, раскрывающие нам образ «Ветхого Деньми». Именно поэтому в Требнике и есть «Чинъ благословения и освящения иконы Пресвятыя Живоначальныя Троицы, во образе триехъ ангеловъ, или Крещения, или Преображения, или сошествия Святаго Духа». Именно четыре этих типа являются каноническими изображениями Троицы.

В Православной Церкви таким образом выработался иерархически обусловленный типологический список иконографии, который всегда возглавлялся Образом Христа, как настоящего и ист и н н о г о Человека, способного быть изображённым, а также настоя щ е г о и истинного Бога, который нам раскрылся в Личности Христа. Если бы во время земной жизни Христа существовало искусство фотографии, то, безусловно, можно было бы сделать фотографии Христа, никто в этом сомневаться не может. Тогда вопрос об иконопочитании или об идолопоклонничестве не стоял бы и для неопротестантов сегодняшнего типа. Но фотоаппаратов тогда не было, поэтому Евангелист Лука и прибегнул к более распространённому на то время способу рисования, изобразив Младенца Христа в руках Пресвятой Богородицы. Конечно же, самые первые изображения Христа – это изображения времени Его земной жизни, например, Нерукотворный Образ. Этот Образ упоминается и в Чине благословения и освящения икон Христа как Убрус-Образ, который Христос приложил к Своему Пресвятому Лицу, после чего на убрусе запечатлелось изображение Лица Христа, посланное потом Самим Господом эдесскому князю Авгарю для исцеления смертельного недуга.

Согласно догматической систематизации, этот список должен быть возглавлен изображениями Пресвятой Троицы, поэтому в Требнике чины освящения икон и начинаются с Чина освящения икон Пресвятой Троицы. Иконы Пресвятой Троицы являются для нас наглядным примером Троического Откровения библейской истории. Графическое воспроизведение событий, например, на Иордане, когда Христос принял Крещение от Иоанна, даже и без материальной иконы может являться чётким образом в сознании верующего человека, любящего читать Евангелие. Такой образ, в свою очередь, становится безусловным Откровением Пресвятой Троицы, соединяясь с другими Библейскими текстами, например, с повествованием о сотворении мира и человека, с пророческими текстами Псалмов 2 и 109 или с повествованием о Преображении Господнем на горе Фавор – все эти образы не только не имеют даже малейшего намёка на идолопоклонничество, но и являются важнейшими видами Божественного Откровения, без Которого человек может не найти своей дороги к Слову Божьему, а текст воспринимать ненаглядно, как очередную религиозную байку или благочестивую историю, которая нуждается в интенсивной демифологизации, как это неоднократно и было с теми группами христиан, которые сознательно отреклись от иконопочитания. Икона для каждого из нас есть Божественное Откровение в красках, фотография Божественного мира.

Следующим после иконографических типов Троицы и Христа в списке чинов освящения стоит тип икон Богородичных и икон Богородичных праздников, а после – иконографический тип икон святых, которые наглядно изображают Откровение как Библейской истории, так и последующей за Библейским периодом истории Христианской Церкви. Смысл почитания икон, на которых изображены Святые угодники Божии, очень чётко выражен словами молитвы из «Чина освящения и благословения иконы святаго, единого или многих»: «Господи Боже наш, человека по образу и по подобию Своему создавый, преслушанием же первозданнаго растленну бывшу, вочеловечением Христа Твоего, иже зрак раба приим, образом обретеся яко человек, сей обновив, в первое достояние в святых Твоих привел еси, ихже мы изображения благочестно чтуще, святых, иже Твой образ и подобие суть, чтем: оных же чтуще Тебе яко первообразного чтим и славим».

Икона является прекрасным средством миссии. С древних времён, когда большинство людей не умели читать и писать, иконы были единственным средством донести наглядно содержание Библейского слова. Вспомним также и древние «лицевые» Библии, которые служили Словом Божиим для не умеющих читать. Другим особым типом иконографии являются изображения Крестного знамения. С давних времён Крест являлся символом христианства.

В настоящее время отсутствуют те хананейские и египетские идолы, которым запрещает поклоняться Вторая заповедь, но люди, путешествующие по жарким странам, вынуждены соприкасаться с идолопоклонническими традициями различных народов. Следует помнить, что христианам недопустимо участвовать в языческих культовых действиях.

В нашей повседневной жизни очень часто мы подвержены ситуациям внутреннего поклонения идолам: табакокурение, например, многим кажется совершенно безобидным («Ну, подумаешь, сигаретку-другую! Здоровью это не повредит!»). В то же самое время многие не думают о том, что табак был привезён из индейских стран Америки, где он использовался как идоложертвенное и культовое растение, которое вместе с другими наркотическими веществами активно применялось в ритуальной жизни инков, ацтеков и различных индейских племён. В нашем обществе курение связано, прежде всего, с развязным поведением, т.е. оно является символом развязности, разнузданности и готовности вести греховную жизнь во всех ее аспектах. Курящий человек очень неловко чувствует себя в храме, он не может наслаждаться минутами общения с Богом. Отчасти и поэтому среди людей, стоящих в храмах, мы видим так мало мужчин. Человек курящий не может себе позволить выделить время для созерцания Божественного и дома. Аналогично обстоит дело и с грехом чрезмерного употребления алкоголя и наркоманией. Матерные слова также являются знаком безбожия и идолопоклонничества. Образ и подобие Бога в человеке скрываются не столько во внешней жизни человека, сколько во внутренней, а осквернённое матом сознание вряд ли можно назвать образом и подобием Божиим.

Несоблюдение Заповеди почитания седьмого дня также является знаком внутренней предрасположенности к идолопоклонству. Седьмой день – святыня Господня. Шесть дней недели Господь отдал человеку, а седьмой день человек должен отдать Богу. Не почитая седьмой день, человек не признает Бога своим Творцом, а Его Заповеди – серьёзным законодательством и содержанием своей жизни.

Одним из страшнейших грехов постсоветского общества является враньё. Для многих людей является совершенно естественным так «перекрутить» события, что их значение становится абсолютно иным, а результат этого использовать в своей жизни. Проблема в том, что такие люди не верят в то, что Господь требует святости в том числе и мысли, а наше благочестие начинается именно с мысли. Они сознательно извращают реальность и условия, в которые, по Своему Промыслу, ставит их Господь.

Мы не должны забывать, что главное определение Бога есть слово «Любовь». Любовь, которая помогает нам понять и Его, и ближнего, и себя самого. Любовь, которая является наилучшей Иконой Невидимого Бога. Человек, испытавший любовь Божию к себе, уверен в том, что, проявляя эту любовь к своему ближнему, он проповедует незапятнанную Икону Живого Бога всему миру, учавствуя в живом процессе Боговоплощения Слова Божия в мире. Кроме того, любовь к Богу и ближнему является лучшим Богослужением, Богопоклонением и Богопочитанием, которые свидетельствуют о правильном понимании Богословия и жизни Православной Церкви.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.