Дорогами древней Анатолии

Автор: Акимов В. В.

У каждого человека – свой путь в вере и Богу. Кто-то принимает веру с материнским теплом, кто-то приходит к ней при мучительных размышлениях о смысле жизни и деятельности человека, которые посещают нас при встрече с реальностью неотвратимой смерти. Мой же путь пролегал через цивилизацию древних греков, мир античной культуры.

Этот мир открывался через книги и оживал благодаря богатому детскому воображению. В подростковом возрасте к легендам и мифам Греции прибавились поэмы Гомера. Увлеченно читая строки великого слепца в известном переложении Василия Жуковского и Николая Гнедича, я встречался c новой реальностью, с тем, что для меня, воспитанного в атеистической среде, было совершенно незнакомым, с живой религиозностью и искренностью веры, которыми так отличаются герои эпохи греческой архаики. Это были первые уроки веры. Как-то в начале ХХ века в своей статье «Эллинизм и Церковь» С. Соловьев отмечал, что «верно понятый Гомер до сих пор является одним из первых учителей богопочитания». Истинность этих слов подтверждает и мой пример. В притворах древних христианских храмов до сих пор можно видеть изображения античных философов и поэтов. Именно через такой духовный притвор я и вошел в Церковь.

Погружаясь в мир древнегреческих поэм, я даже и не мечтал о том, что когда-нибудь ступлю на землю непосредственных событий, описанных Гомером. Но встреча со страной моих детских грез состоялась, это было теплым августом 2011 года. И теперь была уже не только встреча с античной Анатолией, но и встреча с Анатолией библейской и христианской, страной апостолов, древних христианских Церквей, страной великих каппадокийцев – Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского.

До этого года мне еще не приходилось бывать в Турции, обилие памятников и знаменательных мест которой рождают необыкновенную жажду путешествий. Поэтому я избрал сложный, очень насыщенный маршрут по стране, протяженностью около трех тысяч километров. А начиналось мое путешествие с великого Константинополя, Стамбула. Я прилетел туда около полудня. Бросив вещи в номере отеля, я сразу поспешил на встречу со Святой Софией. От отеля до храма было недалеко, несколько трамвайных остановок. Значительная часть древних памятников Стамбула сосредоточена на территории округа Эминеню. В парках, на улицах и переулках этого городского округа можно встретить туристов со всего мира. Атмосфера пестрой многоязычной толпы достаточно приятна. Возможно, любители экзотики и не получат особого удовольствия от посещения Турции, уж слишком европеизированной выглядит сегодня эта страна. Но для человека, хоть немного знакомого с античной и христианской историей, встреча с древностями этой динамично развивающейся современной страны не обманет ожиданий.

Был солнечный день, около полудня. Потоком толпы я, ни разу не бывавший в этом городе, был вынесен к Софии. Очертания величественного храма сразу пробудили в памяти строки Осипа Мандельштама: «Айя София – здесь остановиться // велел Господь народам и царям! // Ведь купол твой, по слову очевидца, // как на цепи подвешен к небесам». Однако внешний вид Софии сам по себе не производит сильного впечатления, внутреннее волнение, которое рождает его вид, связано больше с общим представлением о величии и значимости этого храма. Но чтобы прочувствовать его величие нужно переступить его порог. То ощущение огромного распахнутого пространства, которое возникает в самом храме, не способна передать ни одна фотография или видеозапись. Все мои представления о внутреннем пространстве Софии были ниспровергнуты. Лучше всего об этом пространстве сказал поэт, Осип Мандельштам, который назвал Софию «мудрым сферическим зданьем» и «храмом, купающемся в мире». Внутри Софии ощущаешь себя в объятиях пространства. И неудивительно, что, по рассказу «Повести временных лет», религиозный выбор русских был определен именно благодаря Софии, в которой послы князя Владимира потеряли ощущение реальности, не понимали, где они находятся, на небе или на земле.

Недалеко от Софии находится храм святой Ирины, в котором, вероятно, проходил Второй Вселенский собор, а также знаменитые Археологические музеи, в коллекциях которых представлены редчайшие экспонаты, собранные с территорий, входивших в состав Османской империи. Эти музеи может удивить даже того, кто посетил Лувр, Британский музей или Эрмитаж. В состав музеев входит Археологический музей и Музей Древнего Востока. В Музее Древнего Востока представлены экспонаты, относящиеся к цивилизациям Египта, Древней Месопотамии и древних хеттов. Например, там можно увидеть клинописную табличку с законами Шульги (Ур-Наммы), одними из самых древних законов. Археологический музей знаменит коллекцией сидонских саркофагов, античной скульптуры, выставкой находок из древней Трои, а также экспонатами, обнаруженными на территории Палестины. Именно тут хранится памятник, содержащий надпись из силоамского туннеля, и календарь из Гезера, тексты которых долгое время считались самыми древними надписями на еврейском языке.

Стамбул поражает своим размахом и огромными постройками, среди которых выделяются мечети. Одна их самых знаменитых – построенная в 1616 году мечеть Султанахмед, которая, по замыслу ее создателей, должна была превзойти Святую Софию. В народе ее называют Голубая мечеть, что связано с ее декором. Однако это здание едва ли способно поразить больше, чем София. Одна из моих спутниц по путешествию отметила, что мечеть напоминает стриженую овечку, в то время как София – поверженного льва. Но ведь эти два сооружения отделяет более чем тысяча лет. В Стамбуле мне удалось посетить знаменитую подземную цистерну, построенную императором Юстинианом, а также место бывшего ипподрома, на котором можно видеть Египетский обелиск и медную Змеиную колонную, которая была частью знаменитого треножника из Дельф. Были и продолжительная водная прогулка по Золотому Рогу и заливу Босфор, отделяющему Европу и Азию, и замечательные вечерние прогулки по освященному огнями городу. Вечерние улицы Стамбула собирают значительно больше людей, чем это бывает днем.

Стамбул – город, который не хочется покидать и в который хочется вернуться. Но он был только первым пунктом моего маршрута. А далее была дорога вдоль побережья Мраморного моря в направлении другого пролива, отделяющего Европу и Азию – Дарданеллы. Мы проехали по большей части полуострова Гелибоу. Дорога проходила там, что мы могли видеть то берег Эгейского моря, то берег пролива Дарданеллы, соединяющего Эгейское и Мраморное моря. Упоминание о полуострове Гелибоу вызывает волнение и турок, и русских. В 1915 году здесь состоялась битва, в которой турки нанесли сокрушительное поражение англичанам. В ходе сражения проявился полководческий талант Мустафы Кемаля, будущего первого президента Турецкой Республики, который после этого стал национальным героем. А для русских этот полуостров связан с печальными страницами истории. В 1920 году на одной из каменистых долин этого полуострова расположились части Русской Добровольческой армии и гражданское население, которое бежало от большевиков из Крыма. Отсюда русские, лишенные родины, расселялись по другим странам. Памятником тяжелых условий пребывания на этой территории являются сотни оставшихся русских могил. «К туркам в дыру, // в Дарданеллы узкие, плыли // завтрашние галлипольцы, плыли // вчерашние русские», — писал В. Маяковский об этой странице истории. Размышляя об этих событиях, я с волнением думал о том, что среди тех русских могли оказаться и мои родственники. Еще во времена Советского Союза сестра моего деда, проживавшая тогда в Москве, упоминала, что в годы революции она находилась в Крыму. Я тогда недоумевал, что она могла там делать, ведь она происходила из центральной части страны. В истории многих семей есть достаточно «белых пятен», относящихся к тяжелым временам прошлого века.

Грустное настроение прошло, когда паром перевез нас в Азию, в город Чанаккале. Этот тихий и провинциальный турецкий город расположен недалеко от древней Трои. Поэтому на набережной можно увидеть макет Трои и того самого троянского коня, который использовался в съемках известного американского фильма. С переездом в Чанаккале началось наше путешествие по эгейскому побережью Турции. Этот уголок земли с его живописными бухтами, островами и полуостровами, ароматными сосновыми лесами, оливковыми рощами и живописными видами дал человечеству целую плеяду великих античных ученых, философов, историков, а также плеяду великих христианских святых, мучеников, писателей, святителей.

Сначала нас ожидала встреча с древней Троей, остатки которой скрывал холм Гисарлык, раскопанный незабвенным Генрихом Шлиманом. Его рассказ об открытии этого города с увлечением читает уже не одно поколение людей. Шлимана вели в Трою его детские мечты, и он настолько был погружен в свои грезы, что нам, читающим рассказ этого великого авантюриста о его археологических открытиях, едва ли возможно отделить правду от вымысла. Может быть, этого не смог бы сделать и сам Шлиман… Я направлялся в Трою с «Илиадой» Гомера, с книгой, по которой учились многие древние святые, которую с удовольствием цитировал уроженец христианской Анатолии Григорий Назианзин. Путь в Трою проходил мимо горы Ида, с вершин которой за троянской войной наблюдал Зевс. Холм Гисарлык сам по себе не оставляет значительного впечатления. Открытые на нем оборонительные сооружения не отличаются, по современным меркам, особым размахом. И по-настоящему прочувствовать это место можно только тогда, когда ты вступишь в мир древних греческих героев. Современных же туристов больше впечатляют рассказы о найденных в Трое сокровищах, о «золоте Приама», современная история которого не менее интересна, чем история открытия самой Трои. Золото Трои, тайно вывезенное из Берлина по окончании последней войны, можно видеть сейчас в Москве, в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Часть обнаруженных в Трое предметов хранится и в Эрмитаже Санкт-Петербурга.

Из Трои наш путь пролегал в древний Пергам. Когда-то в Пергаме был центр почитания языческого бога Асклепия. Пергам дал имя пергаменту. Согласно легенде, именно там стали впервые использовать в качестве материала для письма выделанную кожу телят, пергамент. Недавно построенный фуникулер поднял нас на высокий холм акрополя, сохранивший остатки величественного храма императора Траяна, библиотеки, когда-то хранившей несколько тысяч манускриптов, и театра, вмещавшего десять тысяч человек. Когда-то Пергам украшал алтарь Зевса, который в настоящее время является гордостью берлинских музеев. Пергам был одним из первых центров римского императорского культа. Обожествление императоров делало невыносимым существование древних христиан, вызывало гонения и преследования, породило множество христианских мучеников. В Откровении Иоанна Богослова упоминается о том, что в Пергаме существовал престол сатаны. Вполне возможно, что под этим престолом понимается один из императорских храмов Пергама.

Окончание статьи читайте в следующем номере.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.