Слышание веры

материал подготовил: Палатников Сергей

Уже много лет в Минске действует община глухих и слабослышащих во имя святых младенцев-мучеников Вифлеемских. О ее жизни, проблемах людей с ограниченной возможностью слуха мы решили побеседовать с протоиереем Алексием Климовым, который окормляет общину, а также с членом общины, профессиональным сурдопереводчиком, Валентиной Федоровной Чудаковой.

Валентина Федоровна, расскажите пожалуйста об истории возникновения общины.

В.Ф.: Свое существование наша община начала в 1995 году в СвятоДуховом кафедральном соборе. Настоятелем тогда был о. Михаил Буглаков , ныне покойный. Одним из инициаторов создания общины стала прихожанка этого храма – Александра Монтик. С благословения Владыки митрополита мы начали проводить там богослужения с переводом на язык жестов. Все началось с 5-ти человек. Нам определили специальное место в храме. Надо сказать, что не слышащих православных много, но они часто уходят в секты, которые активно проповедуют свои учения среди инвалидов. Поэтому было необходимо создать богослужение на родном языке глухих. Жест – это родной язык людей с ограниченной возможностью слуха и это определено государственным законодательством. В Свято-Духовом соборе нас окормлял отец Игорь Коростелев. Затем в соборе начался ремонт, и мы перешли в храм свв. Петра и Павла. Там нас принял протоиерей Георгий Латушко. Мы попросили, чтобы нашу небольшую общину ктото постоянно окормлял, и отец Георгий поручил это отцу Алексию Климову, который окормляет ее до сих пор. Отец Алексий изучил язык жестов, что оказалось очень важным: теперь он может общаться со всеми своими прихожанами без переводчика. Всего прихожан около 50-ти человек, совершенно разного возраста. В Свято-ПетроПавловском храме наша община находилась до тех пор, пока и там не начался ремонт. Тогда нам выделили место для богослужений в «Инновационном центре глухих» на улице Мясникова. Директором там также была женщинаинвалид. Там мы своими руками оборудовали алтарь, отец Георгий подарил нам много икон. Потом умерла директор «Инновационного центра глухих» и мы потеряли это место. После этого нас принял уже здесь, в приходе храма Иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость», отец Игорь Коростелев. Здесь у нас есть место для службы – в домовом храме и класс для проведения занятий.

Каковы особенности богослужения в вашей общине?

В. Ф.: Кроме сурдоперевода особенностью наших служб является то, что каждое произносимое слово должно быть четко проговариваемо, так как глухие считывают речь и с губ. Надо также сказать, что перевод богослужебного текста отличается от перевода светских текстов. Я перевожу новостные программы на телевидении, работаю с глухими на Минском тракторном заводе, поэтому для меня отличие очень ощутимо. Совершенно разная тематика, совершенно иной темп, и совершенно другие жесты для употребляемых понятий. Мы с отцом Алексием очень долго трудились над выработкой жестов.

Наше богослужение проходит с небольшими сокращениями, также отец Алексий ектении и возгласы сам сопровождает жестами. Прихожане воспринимают информацию только зрительно, поэтому они быстрее устают. У них нет, как у слышащих, возможности куда-то повернуться, потому что необходимо постоянно смотреть на происходящие действия и на переводчика. Потому что глухие существуют только в мире зрения. Язык жестов считается международным, потому что существует очень много общих жестов, которые понимают глухие независимо от той страны, в которой они живут. И глухие из разных стран всегда могут пообщаться и понять друг друга. Жизнь общины помогает прихожанам поддерживать друг друга, помогать друг другу в житейских нуждах.

Поддерживает ли ваша община контакт с другими общинами такой же направленности?

Мы дружим с такими же общинами из Киева, Казани, других городов. В России Святейший Патриарх Кирилл уже давно поставил вопрос об организации общин глухих и слабослышащих. У нас в Беларуси действуют общины в Витебске, Барановичах и не только. В России это поставлено, наверное, во всех областных городах. В Санкт-Петербурге очень развитая община.

(Прим. Исповедь прихожан также происходит на языке жестов. Валентина Федоровна рассказывает, что когда о. Алексий еще не владел языком жестов, она сопровождала переводом и исповедь. Теперь же духовник общины напрямую, без посторонней помощи принимает покаяние у своей паствы.)

Существуют ли какие-то кардинальные отличия повседневной жизни глухих от жизни слышащих?

В.Ф.: В повседневной жизни люди с ограничением слуха мало чем отличаются от слышащих. Потеря слуха – это недуг. У кого-то больное сердце, у кого-то почки или печень, у них – отсутствует слух. В общем же они ни в чем не отличаются. Могут, например, прекрасно водить автомобиль, даже лучше, чем слышащие люди, потому что у глухих более развиты зрительные навыки. Семьи чаще всего создают между собой, но бывают и исключения. В общине достаточно часто бывают венчания. Бывали случаи, что члены нашей общины приводили к Церкви слышащих.

Дети в семьях глухих также, как правило, рождаются с отсутствием слуха. Бывают, конечно же, исключения, и тогда ребенок одновременно учится говорить и овладевает языком жестов.

Для членов общины организуется какое-то совместное проведение досуга?

В. Ф.: Достаточно часто община совершает паломнические поездки в монастыри Беларуси и ближнего зарубежья. Проводятся совместные мероприятия с такими же общинами из Киева, Бобруйска, Казани, Санкт-Петербурга. Совершаются совместные богослужения.

Среди прихожан есть известные спортсмены: Василий Борисевич и его жена являются неоднократными чемпионами паралимпийских игр по легкой атлетике. Еще один прихожанин занимается постановками в театральной студии Минского Дворца глухих, к сожалению, сегодня его нет на богослужении.

Отец Алексей, расскажите, как проходил перевод богослужения на язык жестов для вашей общины?

Отец Алексей: В то время, когда мы начинали служить, единственным местом, где уже служили с переводом на язык жестов, был московский Симонов монастырь. Мы взяли там видеозаписи богослужений и на их основе начали составлять словарь, подбирать подходящие для смысла службы жесты. Старались выбрать более выразительные, благородные жесты. Очень много переводят протестанты, но их жесты слишком бытовые, примитивные. Мы же брали за основу сценические театральные жесты. Что-то заимствовали из опыта Симонова монастыря, что-то создавали свое. Также мы пришли к выводу, что переводить богослужебный текст лучше не дословно, а снабжать комментарием, который передает смысл. Также обязательно должны проводиться занятия для прихожан, на которых им объяснялся бы смысл богослужебных действие, так как если просто перевести текст, то никто ничего не поймет. Поэтому мы с прихожанами детально изучали смысл всех слов и действий Божественной литургии, особенно смысл символических действий. Важным для нас также является то, что в нашем храме нет иконостаса, он создавал бы неудобства. Служим мы только литургию, потому что большинство наших прихожанинвалидов не могут добраться до храма вечером.

Еще хотелось бы спросить, каковы основные проблемы неслышащих людей в общественной жизни?

Отец Алексей: Вообще трудностей море. Каждый человек с какойто ограниченной возможностью всегда будет испытывать в обществе неудобства. В Беларуси оказание помощи инвалидам в плане общественной жизни находится еще в зачаточном состоянии. Льготы, конечно же, есть таким людям, но такой человек должен чувствовать, что общество им не пренебрегает, что те возможности, которыми он все же обладает, нужны обществу. Человек должен чувствовать равноправие с другими членами общества. Равноправие, конечно, задекларировано, но оно мало в чем выполняется.

Поэтому у наших глухих множество проблем. Унижается их язык. Речь глухих сейчас находится почти вне закона. В школах уменьшают количество часов изучения глухими детьми языка жестов. А ведь глухой ребенок не может понять смысла букв, потому что не чувствует за ними никакого смысла, не слышит звуков, которые они обозначают. Это все равно, что китайская грамота, записанная на языке суахили. Из-за этого ограничения дети не могут полноценно развить свои способности. Затормаживается развитие логического мышления, которое могло бы развиться из образного.

Я могу даже сказать, что невидящий человек более интегрирован в общество, чем человек, который не слышит. Слепой человек может обратиться за помощью к кому угодно, и его поймут. Глухих же почти никто не понимает, между ними и остальным обществом существует своего рода барьер. Поэтому в основном глухие общаются только между собой. Если взять страны Европы, то там врачи, полицейские, муниципальные служащие владеют определенным набором жестов и могут объясняться с глухими.

Там человек видит, что общество учитывает его интересы. Как глухие люди приходят в вашу общину?

Отец Алексей: Обычно их приводит кто-то из членов общины. Если же человек приходит сам, то для него язык богослужения то же самое, что для нас китайская грамота (смеется). У него есть свое представление о Боге. Оно обычно достаточно примитивное, если только его не научили родители или друзья. Однако православная традиция доносит человеку знание Бога разными путями: через образы, звуки действия, даже через обоняние. Однако я считаю, что везде, где есть глухие люди, для них должна быть возможность адекватного восприятия богослужения.

Но, опять же, в Минске около 500 тысяч глухих, но далеко не все из них стремятся к Богу, в храм. Также среди глухих активно проповедуют секты. Они активно оказывают гуманитарную помощь. Бывали случаи, что люди, приходившие к нам, уходили в секты из-за гуманитарной помощи. Причем они об этом честно говорили. Очень просто говорили об этом, как дети: «Там нам подарки дают».

Я думаю, что в нашей общине нет чего-то особенно выдающегося. Мы обычный маленький приход. Поэтому все знают друг друга, достаточно просто общаются между собой. Я, надо сказать, сторонник практики небольших приходов, где люди могут общаться не только на службе, но и во внебогослужебное время быть как одна семья. Считаю, что даже в больших приходах должны проводиться мероприятия, в которых могут быть задействованы люди разных интересов и возрастов. Тогда прихожане будут чувствовать себя единым организмом Церкви.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.