Сохраняя культуру народа

Материал подготовил: Родион Альховик

В Минскую Духовную Семинарию поступают абитуриенты из самых разных стран. Сегодня гость рубрики — уроженец Гагаузии – Сергей Великасаров.

Здравствуй, Сергей. Не так много наших читателей знают о таком государстве как Гагаузия. Расскажи немного об этом месте. Сам ведь ты оттуда?

Да, я родился в автономной республике Гагаузия, которая входит в состав Республики Молдовы. Когда я родился, республика входила в состав Советского Союза. После распада СССР в 1991 году, Молдавия стала отдельным государством. Гагаузы, как и молдаване, также решили провозгласить независимость. Официально Гагаузия получила автономию в 1996 году. Сейчас республика имеет свой парламент, своего президента. Деньги же и паспорт — молдавские. Таможни между Гагаузией и Молдовой нет.

А какое население в Гагаузии?

В Гагаузию входит всего три города и 26 сел. Если не считать покинувших ее, то население будет где-то около четырехсот тысяч.

Какие именно три города?

Столица у нас г. Комрат, г. Вулканешта, и г.Чадыр-Лунга, в котором я живу. «Чадыр» обозначает шалаш, а «Лунга» – название реки, т.е. «шалаш у реки». Основал этот город священник Захарий Чекир. В семинарии у меня была возможность познакомиться с историей этого человека, когда писал дипломную работу посвященную его дальнему родственнику протоиерею Михаилу Чекиру — просветителю гагаузского народа.

Известно ли откуда идут корни народа?

Историки точно сказать не могут о нашем происхождении. Наиболее популярная точка зрения такая, что гагаузы произошли от древнего народа огузы, который проживал на Балканах и исповедовал православие еще в седьмом веке. Но болгары, к примеру, считают, что гагаузы произошли от них, греки доказывают, что от них, подобно думают и турки. Одним словом, каждая страна пытается доказать, что гагаузский народ имеет свои корни именно у них.

На каком языке говорят в Гагаузии, и какую религию в основном исповедуют?

Язык тюркский, т.е. относится к тюркской группе языков, поэтому он схож с турецким, азербаджайнским и туркменским языками, а также с языками некоторых других малых народов.

В религии Гагаузы отдают предпочтение православию, т.к. православие сохранило культуру и историю гагаузского народа.

Расскажи немного про историю вашей республики, что было у вас после Второй Мировой войны?

С 1818 по 1918 гг. наш народ входил в состав Российской Империи. После революции мы были оккупированы румынами до 1940 г., при которых православие развивалось. Советские войска прогнали их и через некоторое время стали закрывать храмы. В Гагаузии открытым храм остался лишь в селе Кангаз (в самом большом селе в Советском Союзе). От нас оно находится на расстоянии приблизительно 30 километров, куда моя семья ходила пешком. Еще не закрывался Александровский женский монастырь в Одесской области, где большая часть подвизающихся гагаузы. Он находится недалеко от села Александровка, через три поля от нас (примерно 18 километров). Это уже Украина, а не Молдавия. Там проживает и моя тетя, мамы родная сестра.

Расскажи про свою семью.

Гагаузы в начале 19 века были переселенцами, в основном земледельцами. Историки того времени подчеркивали, что все гагаузы отличались трудолюбием обрабатывая землю. Поэтому и в моем роду большинство крестьяне. Дедушка и бабушка работали в колхозе, как с отцовской стороны, так и с материнской.

Отец у меня профессиональный водитель высшей категории. Мать, окончив школу устроилась на ковровую фабрику вышивальщицей ковров. После моего рождения перешла в больницу диспетчером. В 1996 г. стала частным предпринимателем, чем до сих пор и занимается.

Мой род отличается многодетными семьями. У моей бабушки было 12 детей, у моей мамы четверо, где я третий, т.е. два старших брата, я и четвертая моя сестричка, которой 24 года и у нее уже 5 ребенка.

Старший брат Владимир, пошел по стопам отца. Мой второй брат Григорий после армии работал в милиции. Заочно получил высшее образование юриста, но в Молдове не нашел работы и уехал работать в Москву. Младшая сестра окончила одиннадцатилетнюю школу, после чего вышла замуж и сейчас смотрит за своими детьми. Муж ее работает, как и она, на ковровой фабрике, где они и познакомились. Все члены семьи всегда ходили в храм и даже не боялись посещать его во времена Советского Союза.

Были ли в Вашем в роду монашествующие или священники?

Священников не было. Монахиней была сестра бабушки. Звали ее в миру Екатерина, а в монашестве схимонахиня Еликонида, которая упокоилась в Александровском монастыре в 1999 году. Матушка Павла, родная сестра мамы, монахиня в том же монастыре.

Они надеялись, что я буду третьим монашествующим. Всегда мне об этом говорили, всегда между собой разговаривали, что я буду третьим поколением и продолжу семейную традицию.

Когда тебя крестили?

Крестили на 40 день дома. В городе священников не было, поэтому крестил священник из поселка. Несмотря на безбожную советскую власть, гагаузы оставались верными Церкви и продолжали совершать крещения, венчания, панихиды.

В детстве у тебя получалось бывать в церкви, в монастыре?

Что тебе запомнилось из школьных лет? В советское время мы семьей ездили к тетям в Александровский монастырь. Они нам рассказывали о духовной жизни, читали Евангелие, дарили книги, иконы, учили, как надо правильно поститься. Когда я приезжал туда, всегда чувствовал тепло и уют. Мне нравилась их строгая жизнь. Один раз даже остался на одну неделю помогать им, пас коров и овец. Мне рассказывали о Боге, о жизни святых. От всего этого я набирался духовной энергии, ехал домой и в школе этим жил. Со временем уже в классе седьмом, я начал самостоятельно держать пост вместе с семьей.

В городе Чадыр-Лунга в центре города был храм святого великомученика Дмитрия Солунского, который в 73 году взорвали. Сейчас на его месте стоит памятник протоиерею Михаилу Чикилу, просветителю Гагаузии, трудами которого у гагаузы услышали Слово Божие на родном языке. В 1988 новый храм открыли на окраине рядом с моим домом, который в 2000 году был преобразован в женский монастырь. На службах в церкви, меня 2006 г. Пострижение в чтецы митрополитом Агафангелом сильно привлекал хор, и я поднимался на клирос, старался прислушиваться.

Потом начал ходить на спевки. Музыкального образования не имел, поэтому вначале давалось тяжело: так пел, что даже бабушкам мешал (смеется). Но благодаря сильному желанию, я преодолел это препятствие.

Так школьные годы проходили.

Ребята нормально реагировали на твое стремление к Богу?

То, что я ходил в храм, уже в классе 9 все знали. Меня спрашивали, какие праздники, как правильно поститься. Конфликтов никогда не было.

То есть не было презрений, притеснений, из-за того, что ты ходишь в храм?

Нет, у нас другая страна. В Гагаузии такого не услышишь. Наши местные преподаватели и ученики, никогда не говорили ничего против. Наоборот, уважительно относились к этому.

А в паломничества в детстве получалось ездить?

Начиная со школы я стал посещать различные святые места. В девятом классе была моя первая паломническая поездка. Я побывал в Одессе, Почаеве и Киеве. Это меня очень вдохновило. Я даже думал, что может сам стану монахом или священником. Начал читать литературу, жития святых. В то время для меня это было основной пищей. Моя тетя, матушка Павла, говорила: «читай Евангелие», – и у меня, когда ходил пасти овец, всегда в кармане было маленькое Евангелие.

Как ты решил поступать в Семинарию?

 Я очень хотел поступить в Семинарию, но в школе я учился средне. После занятий я приходил домой, кушал и сразу отправлялся пасти овец – времени на учебу у меня не было. Я думал, что это не для меня, потому что, таких как я, пастухов, наверное, не берут. Я задумывался о священстве, но если бы ничего не получилось, то меня бы устроило быть всю жизнь пономарем.

То есть в это время ты уже пономарил?

Пономарить я начал в конце школы, а до этого только посещал храм. Помню, как ко мне подошел священник Дмитрий Киоруно (в то время он строил храм и был духовником) и спросил, в каком я классе. Я ответил, что сейчас учусь в 10 классе. Он меня спросил: «А что ты дальше будешь делать?». Я говорю: «Не знаю, наверно, пойду по стопам отца по технике». А он в ответ спросил: «А в Семинарию не хочешь?». А мне, как раз, так и хотелось.

У нас было много пономарей, но на тот год батюшка предложил только мне.

Через некоторое время я уже поговорил с родителями, собрал документы, поговорил с моей монашествующей тетей Павлой. И в 2003 году поступил в Одесскую Духовную Семинарию.

Почему ты выбрал для поступления именно Одесскую Семинарию?

Вторая ближайшая Семинария была в Кишиневе, где преподают на румынском языке, а я румынского не знаю. Поэтому у нас многие поступают в Одесскую, даже молдаване, тем более гагаузы.

Сразу же, как я поступил, моя тетя, матушка Павла, направила меня к архимандриту Никону, духовнику монастыря и семинарии, чтобы я держался его советов и к нему подходил. И я стал духовным чадом у о. Никона. В то время ему было 75 лет, а сейчас уже 83 года. Начиная с семинарской скамьи он духовно окормлялся у ныне канонизированных глинских старцев.

И какое послушание было у тебя в Семинарии?

Сразу как я поступил в Семинарию, меня взяли в хор в первым тенором, потому что первых теноров всегда было мало.

Еще помогал обрабатывать огород, которым занимался о.Никон. Также, работал на кухне, где многому научился в деле хозяйстве. В то время, да и сейчас тоже, огромное значение на мою духовную жизнь оказала матушка Зина, которая является заведующей монашеской кухни. Я ее считаю своей духовной матерью.

А регентское отделение есть?

Есть, но оно находится в другом монастыре в Одессе. Наш монастырь на одном краю города, а их, женский монастырь, на другом. Там я и познакомился с выпускницей регентского училища Гюмюш Марией. Сейчас она моя девушка, с которой я до сих пор общаюсь. Она моя землячка из села Бешалма в Гагаузии.

Чем Мария сейчас занимается?

Она, после окончания регентского училища, стала помогать повару (инокине Марии) владыки Агафангела, митрополита Одесского. Инокиня Мария, матушка Зина и мама Марии — родные сестры. Также при монастыре по воскресным и праздничным дням управляет смешанным хором состоящим из прихожан.

Трудно было учиться в Семинарии?

Т.к. я нес два послушания, то учиться было тяжело. Приходилось учить и ночью. Инспекция знала, что гагаузы много работают, поэтому иногда к нам были снисхождения.

А друзья были?

Да, в основном гагаузы, а также часть молдаван и болгар. Ну и, конечно же, украинцы. Хотя у нас не было разделений – вот этот молдаванин, а этот гагауз, у нас все были вместе.

Ходили ли вы купаться на море?

Да. За нашим огородом начиналась прибрежная зона, где есть отдельный семинарский пляж. Там мы могли отдохнуть во время обеда.

А чем еще занимались в семинарии?

Были поездки с миссионерскими целями. Уже с третьего курса меня начали брать в тюрьму, куда из семинарии ездили каждую неделю. Там мы пели изобразительны (т.к. престол не был освящен), общались с заключенными. Четыре раза в год помогали им причаститься. Их там около 500 человек.

Они нам делали подарки: вырезали красивые иконы, кресты. Всегда нас ждали с надеждой, что мы еще раз приедем. Наш приезд один раз в неделю, для них был как малая Пасха.

Вы что-нибудь привозили им?

Да, они просили, чтобы мы им возили литературу, а особенно просили Библию. У них Библий было мало, а все хотели ее прочесть – времени у них хватало.

Остались ли у тебя какие-либо отношения с заключенными?

После того как они освободились, я с ними не общаюсь. Сейчас также общаюсь с одним заключенным. Он пишет мне письма уже 4 года как. Спрашивает у меня совета. Если вопросы сложные, то я сам их не решаю, а подхожу к опытным священникам.

Вообще, у меня остались сильные впечатления о тюрьме.

После окончания Семинарии, что ты собирался делать?

Я думал жениться. Пошел к духовнику, но он благословил меня дальше учиться. Тоже самое говорил мне и мой приходской священник, что пока есть время нужно учиться. После этого я поговорил со своими знакомыми, которые уже учились в Беларуси, когда они приезжали на зимние каникулы. Они и подсказали мне, что есть возможность поехать в Беларусь. Я подумал и говорю, что мне Беларусь незнакома, но все же съезжу. Взял благословение у своего духовника, арихимандрита Никона. И с батюшкиными молитвами поехал в Беларусь. Здесь я узнал всю обстановку, привез документы и уже после этого определился, что нужно писать работу.

Ты поступил на 5-й курс?

Да, т.к. 4 курса уже закончил в Одесской Семинарии. На Украине во всех Семинариях обучаются 4 года, как и в Академиях. Поэтому мне нужно было закончить 5-ый курс в Беларуси. И вот я поступил на 5 курс в 2007 году.

Сразу скажу, первое что мне понравились в Белоруссии это леса и чистота в городах и селах. Я такой красоты вживую не видел, разве что по телевизору. Люди спокойные, трудолюбивые, приветливые.

После защиты дипломной работы я поступал в Академию. С первого раза поступить не получилось, но сильно не унывал. Я поехал домой, потом по святым местам и после этого к о. Никону за благословением. Затем взял архиерейское благословение, чтоб остаться в Беларуси на подготовку. Мне было легче готовиться в Семинарии, т.к. здесь была библиотека, были преподаватели и на следующий год я поступил.

До Академии я нес послушание у эконома, а по выходным ездил петь в Лавришево в монастырь. Благодаря Лавришевскому монастырю я опять-таки почувствовал монашескую жизнь, уединенность. Этот год был для меня размышлением над жизнью.

Не было мысли в монастырь уйти?

Были, но так как я уже встречался с девушкой, больше хотел семейной жизни.

Ну, а мама с папой как?

Родители мне говорят так, как пожелаешь, так и устраивай свою жизнь, мы будем тебе помогать. Что монашество, что женитьба – они мне не препятствуют. Говорят, что свой выбор сделали в свое время, а сейчас выбор делай ты.

Сейчас ты по прежнему поешь?

С поступлением в Академию я перешел в смешанный хор, и надеюсь, что буду петь в нем до окончания учебы.

Чем отличается мужской хор от смешанного?

Во всяком хоре есть свои плюсы и минусы. Наверно, в смешанном больше общины живой, чем в мужском хоре. Потому что больше спевок, больше ездим на концерты. В Минск ездили на фестиваль брали призовые места, в Германию ездили. Ездили на многие приходы в Новогрудок, в Лиду, во все окрестности Гродно и другие места, и эти поездки нас сближали.

Нам было интересно. Вместе мы также собираемся на чаепитие. Вместе друг друга поздравляем с Днем Ангела. Дни Рождения вместе отмечаем с различными сладостями, приготовленными нашим уставщиком, который работает еще и в булочной.

А ты общаешься со своими одноклассниками?

Наши одноклассники собираются в первую субботу февраля каждый год, но у меня ни разу не получалось, т.к. я постоянно в Семинарии учусь.

Скучаешь по ним? Да. Одноклассники у меня все записаны в помяннике, а также мои учителя, наставники, знакомые, которых я стараюсь поминать. Вот этим самым я и живу, что представляю их всех перед собой. Они меня ждут, и когда я приезжаю домой на каникулы, всегда встречают с радостью.

Что бы ты хотел пожелать нашим читателям?

Как традиционно говорят гагаузы: «По великой милости Божией пусть двери перед вами будут всегда открыты на протяжении всей вашей жизни». Желаю, не забывать своих родителей, предков, потому что предки для нас – это всегда пример. Также, чтобы держались друг друга, потому что время проходит, обиды забываются, а дружба должна навсегда остаться, должна быть крепкая дружба, благодаря которой мы многое в жизни преодолеем.

Сохранять и развивать свою культуру, в которой проявляется вся красота нашего народа.

Приглашаю всех посетить и наши края, хоть и небогатые такой природой как в Беларуси, но надеюсь, что простота и гостеприимство гагаузского народа это покроет. Отведаем домешнего вина с кавурмой — национальное блюдо из мяса баранины.

И всем желаю многая и благая лета!

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.