Голубое небо: путешествие к древностям Тунис

Для справки: Акимов Виталий Викторович Родился в 1973 г. в Бобруйске. В 1995 г. окончил Минскую духовную семинарию, в 1999 г. — Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Проректор по учебной работе, доцент Минской духовной академии, доцент Института теологии БГУ. В настоящее время является докторантом Общецерковной докторантуры и аспирантуры, где готовит к защите докторскую диссертацию на тему «Книга Экклезиаст и литература древнего Ближнего Востока».

О путешествии на север Африки, в Тунис, я мечтал несколько лет. Меня манили руины древнего Карфагена, остатки древней пунической цивилизации, величественные следы римского владычества, меня манила земля, по которой ходило немало знаменитых христиан, чьи имена до сих пор мы произносим с большим трепетом.

Когда-то эта земля знала блаженного Августина и Тертуллиана, святителя Киприана Карфагенского и первого латинского церковного историка Лактанция. Эта земля дала целый ряд христианских мучеников (среди них – знаменитые мученицы Перпетуя и Фелицитата) и исповедников, хотя была известна и немалым количеством отпавших в период страшных гонений середины третьего века. В целом, жившие здесь христиане отличались высотой нравственных требований и стремлением к чистоте и святости, что видно не только на примере святого Киприана Карфагенского, но даже и из раскола донатистов начала четвертого века, которые хотели видеть в своих общинах только «чистых». Отсюда, из северной Африки, происходил и римский император Септимий Север, о чем напоминает немало построек, связанных с его именем. В эпоху своего пребывания в Африке этот император освободил несколько знатных христиан, сделав это вопреки желанию толпы. Впрочем, позднее он уже сам преследовал сторонников новой религии.

Свое путешествие мне пришлось начинать из Москвы, поскольку после революции, которая свершилась в Тунисе в конце 2010 – начале 2011 года, рейсы из Минска отменили. Да и в туристическом агентстве меня предупредили о некоторых возможных опасностях. Достаточно сказать, что еще совсем недавно прошла война в соседней Ливии, которая имеет достаточно протяженную границу с Тунисом. Впрочем, прилет и первые впечатления развеяли всякие опасения. Тунис был приветлив, безопасен и спокоен. После четырех часов перелета меня встретил совершенно новый аэропорт Энфида, начавший свою работу в 2009 году. Через полчаса после прохождения пограничных формальностей я уже был в своем отеле на окраине города Сус. ГОЛУБОЕ НА БЕЛОМ: ПУТЕШЕСТВИЕ К ДРЕВНОСТЯМ ТУНИСА Акимов Виталий Викторович Родился в 1973 г. в Бобруйске. В 1995 г. окончил Минскую духовную семинарию, в 1999 г. — Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Проректор по учебной работе, доцент Минской духовной академии, доцент Института теологии БГУ. В настоящее время является докторантом Общецерковной докторантуры и аспирантуры, где готовит к защите докторскую диссертацию на тему «Книга Экклезиаст и литература древнего Ближнего Востока».

Тунис – страна достаточно компактная по территории, а численность ее населения вполне сопоставима с количеством проживающих в Беларуси. Более чем десятимиллионное население Туниса увеличивается каждый год на пару процентов, отчего в стране очень много молодых людей. Далеко в прошлое ушли те времена, когда христиане составляли большинство жителей. После арабского завоевания седьмого века эта страна – преимущественно мусульманская, хотя сами арабы составляют только четверть ее населения. О великом христианском прошлом ныне напоминают только археологические памятники – остатки храмов, погребения, древние произведения прикладного искусства и прекрасные мозаики, которыми более всего славятся музейные собрания Туниса. Христианство робко вернулось в Ту нис в период французского протектората, когда для переселенцев из Европы здесь воздвигались соборы и часовни. В настоящее время часть из них уже не используется по своему прямому предназначению, а некоторые приходят в упадок и разрушаются. Для того, чтобы быть христианином в этой стране, нужно иметь стойкость и мужество, нужно быть готовым к испытаниям. Едва ли можно найти точную статистику о количестве христиан в Тунисе. Во всяком случае, можно говорить о нескольких сотнях приверженцах учения Христа, относящихся к местному населению.

Трагические обстоятельства российской истории начала ХХ века привели к тому, что в Тунисе появилась и русская община. В начале 1920-х годов к городу Бизерта прибыли русские корабли, остаток Черноморского флота императорской России. На берег высадилось около шести тысяч офицеров и членов их семей, а также 13 священнослужителей. В 1938 году в Бизерте был построен православный храм святого Александра Невского, а в 1956 году – Воскресенский храм в столице страны. Впрочем, большая часть русских переселенцев после того, как была объявлена независимость Туниса, переехала во Францию. Немалую роль в истории русского православия в Тунисе сыграла Анастасия Александровна Ширинская, благодаря усилиям которой сохранялась русская община в Тунисе, а в 1992 году, вследствие ее обращения к Московскому Патриарху, два русских прихода были приняты в лоно Русской Православной Церкви. В честь этой деятельной русской женщины, активно прожившей более девяноста лет, названа одна из площадей в Бизерте.

Удивительно, но в мусульманском Тунисе с древних времен продолжают существовать достаточно многочисленные иудейские общины, о прошлом которых также свидетельствуют экспонаты музейных собраний. Мой отель был расположен на окраине города Сус, основанного финикийцами в девятом веке до Р. Х. еще до того, как появился Карфаген. Во время Третьей Пунической войны Сципион даровал этому городу статус свободного города. В ходе истории город не раз менял названия. Император Траян называл его Гадруметом, вандалы – Гунерикополем, византийцы – Юстинианополем, арабы – Сусом.

Мое пребывание в Тунисе пришлось на самый жаркий период года, на конец лета. Однако жара казалась не столь невыносимой как на родине – спасал морской бриз. Насладившись морем, солнцем, прогулками в живописной гавани Порта эльКантауи, построенного специально для туристов в мавританском стиле, спустя пару дней после приезда, я сел в такси и направился осматривать древности Суса – христианские катакомбы «Доброго Пастыря» и археологический музей.

Весной этого года мне удалось увидеть римские катакомбы Каллиста, еще раньше я бывал в катакомбах древней Александрии. Поэтому я не мог упустить возможности соприкоснуться с захоронениями древних христиан на севере Африки. Катакомбы в Сусе сохранились даже лучше, чем знаменитые римские подземные кладбища. В 1885 году их обнаружил французский ученый Колонель Венсан. Здесь до сих пор лежат останки христиан, тела древних исповедников веры. Катакомбы в Сусе – это более пяти тысяч километров, включающих 240 галерей и более 15 тысяч могил. Их разделяют на три большие части – катакомбы Доброго Пастыря, катакомбы Гермеса и катакомбы Севера. Для посещения открыт лишь малый участок древних кладбищ.

Ранним августовским утром я спустился в подземелья катакомб Доброго Пастыря. В тот день я был их первый посетитель. Смотрительница музея поначалу забыла включить свет, и я мог ощутить реальную атмосферу древних захоронений, непроницаемый мрак, скрывающий длинные извилистые коридоры, в стенах которых лежат тела умерших. Мне вспомнились слова блаженного Иеронима, которые я сам не раз цитировал на занятиях по истории искусства. В комментариях на Книгу пророка Иезекииля он писал: «Когда юношей я жил в Риме и обучался свободным искусствам, я привык, с другими, близкими мне по духу сверстниками, посещать погребения апостолов и мучеников. Часто входил я в крипты, вырытые глубоко под землей, по обеим сторонам которых тянулись стены с телами усопших, где так темно, что кажется, будто исполнились слова псалма: «Да сойдут они живыми во ад» (Пс. 54:16)…

Так ощупью продвигаешься вперед, но черная ночь вновь смыкается вокруг и на ум приходит стих Вергилия: «Ужас везде предо мною, и молчание самое страшно» (Энеида 2,755).». Пробираясь в полумраке, подсвечивая себе дорогу мобильным телефоном, я неожиданно наткнулся на скелет, находившийся в одной из ниш на уровне моих глаз. Катакомбы в Сусе отличаются своей ухоженностью и чистотой. Поначалу даже сложно представить, что относятся они ко времени третьего – пятого века. Поднимаясь из прохладных подземелий, где царит мрак и тишина, я оказался на залитом ярким и жарким солнцем дворике музея, где было много зелени, и куда доносился городской шум.

Взяв такси, я направился к другой достопримечательности Суса – к археологическому музею. Музей расположен на углу сусской медины, объекта мирового наследия ЮНЕСКО, в касбе. Мединой на востоке называют старый средневековый город, поэтому медина в каком-то смысле может напоминать кремли древних русских городов. Касба – это цитадель, в которой находился гарнизон и в которой прятались горожане в случае опасности. Касба в Сусе датируется девятым веком. По размерам, сусский музей уступает знаменитому музею Бардо в Тунисе, являясь вторым по величине в стране. Однако этот компактный музей хранит собрание первоклассных экспонатов. В отличие от других туристических объектов, в отличие от наполненной многотысячными толпами медины, музей привлекает немногих любопытных, а потому является островком тишины и спокойствия. В музеях Туниса, это касается и самой организации экспозиции, ощущается культурное влияние Франции.

Музей Суса известен в первую очередь превосходными образцами римских мозаик второго – третьего века. Многие из мозаик посвящены морской тематике, изображают богатейший средиземноморский подводный мир, а потому могут служить своеобразной энциклопедией морской живности. Многочисленные мозаики с рыбами и моллюсками напомнили мне мое детство, рыбные магазины, стены которых украшали подобные изображения. Впечатляют в этом музее и мозаичные сцены охоты, цирковой травли зверей, изображения древних гладиаторов (и неудивительно, ведь в римской Африке было огромное количество амфитеатров для гладиаторских сражений и битв с животными).

Особое внимание в музее привлекает прекрасно организованная выставка находок, сделанных на месте древнего пунического тофета (жертвенного участка), который был расположен в районе медины. Тофеты находят в различных местах Туниса, наиболее известен тофет в Саламбо, около древнего Карфагена. Изучение тофетов имеет значимость для библеистики, поскольку они свидетельствуют о религиозных традициях древних хананеев. Да и сами евреи были падки на служение языческим богам, устраивали тофет в самом Иерусалиме, в Гинномовой долине. На таких тофетах практиковались хорошо известные финикийские (ханаанские) человеческие жертвоприношения. В музее выставлены пунические стелы и урны с останками жертв. Следует отметить, что, по мнению исследователей, на данном тофете детские жертвоприношения стали заменять жертвоприношениями животных во втором веке до Р. Х.

После посещения древних катакомб было очень интересно увидеть находки, сделанные на древних подземных кладбищах. Этим находкам посвящена отдельная галерея музея, где выставлены христианские мозаики (в том числе, мозаичные надгробия), глиняные лампы с христианской символикой, плита с изображением Доброго Пастыря, благодаря которой получили свое название и сами катакомбы Суса. Отдельно в музее можно видеть и терракотовые плитки шестого – седьмого столетия с рельефными христианскими изображениями, представляющими библейские сцены или древних святых. Но особое восхищение вызывает мозаичный христианский баптистерий очень замысловатых форм, который был создан в шестом веке.

Печально сознавать, что от многочисленных и многолюдных древних христианских общих, в которых бурлила жизнь на протяжении почти половины тысячелетия, остались только гробницы, мозаики и руины. Впрочем, Африка дала нам и примеры святости, которыми мы вдохновляемся и по сей день, дала она и целую плеяду церковных писателей, произведения которых читаются и изучаются доныне, вдохновляя многих современных христианских богословов.

Выйдя из музея, я прошел в медину, смешался с плотной толпой людей, озабоченных торговлей и покупками. Местные жители, праздные туристы толкались среди прилавков, заваленных тоннами товаров, большей частью произведенных далеко от Туниса, в Китае. К счастью, спустя двадцать минут шумная толпа вынесла меня к одним из ворот медины, откуда я вернулся на такси к морю, в свой отель, думая о новой поездке вглубь страны. На следующий день меня ожидало двухдневное путешествие к Сахаре, долгий путь в 1 200 километров.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.