Он отдал людям лучшее

Для справки: ПРЕПОДОБНЫЙ МОИСЕЙ ОПТИНСКИЙ Родился в 1782 г. в семье купца. В 19 лет уходит в монастырь – Саровскую пустынь. С 1811 по 1821 живет отшельником в Рославльских лесах, где принимает монашеский постриг с именем Моисей. В 1821 г. назначен строителем Скита Оптиной пустыни, в 1825 г. – настоятелем Оптиной пустыни. Возродил в Оптиной институт старчества, принеся этим монастырю мировую известность. Реализовал комплексную программу строительства новых храмов, жилых и хозяйственных построек, превратив угасающий монастырь во всероссийский центр паломничества. Скончался в 1862 г. на 81-м году жизни.

«Не заботьтесь что есть и что пить, и во что одеться… Ищите прежде Царствия Небесного, и это все приложится вам» — сказал нам Господь. Преподобный Моисей, настоятель Оптиной пустыни в 1825-1862 гг., отдавал все лучшее, что было у монастыря бедным, и этим превратил заброшенную «пустынь» в процветающий центр духовной жизни Русской Православной Церкви.

Куда деться старикам?

За время настоятельства преподобного Моисея (Путилова), число братии Оптиной пустыни увеличилось в 4 раза. Отец Моисей принципиально принимал в обитель всех желающих. И знатных и простых, и образованных и безграмотных. Даже больных, слепых и инвалидов – никому не отказывало его милующее сердце. Одна почтенная пожилая дама, приехавшая на богомолье, как-то сказала преподобному: «Зачем, постоянно терпя недостаток в средствах, вы принимаете в обитель столько больных и стариков, которые не могут работать?» — «От Вас ли я это слышу» — отвечал архимандрит. – Здоровый и молодой везде найдут себе пристанище, а больным и старикам куда деться?».

Стараясь следовать совету аввы Дорофея, заповедавшего никогда не скорбеть о потере какой-либо вещи, отец Моисей всегда сам так поступал, кроме того, никогда не ругал монаха, испортившего или потерявшего что-либо из имущества монастыря. Однажды в Оптиной произошел пожар в гостинице, принесший большие убытки. Отец Моисей вышел посмотреть как горит, спокойно стоял в числе зрителей, не делал никаких распоряжений, зная, что братия примут все нужные меры.

«Любовь всему верит»

Этой заповеди апостола Павла (1 Кор. 13,7) следовал и отец Моисей, доверяя брату послушание, он всегда действительно доверял человеку, зная, что любой обман рано или поздно вскроется сам и обманщик не сможет долго оставаться в обители. Поучая других прощать обиды сразу же после первого испрашивания прощения, отец Моисей и сам, простив кого-либо, более никогда не вспоминал о прощенной вине. Однажды в монастыре работал печник, часто обманывавший и плохо делавший свою работу. По просьбе эконома отец Моисей решил его рассчитать и отпустить навсегда, но тот стал усердно просить прощения и обещал исправиться. Отец настоятель сразу же простил его и оставил на работе. Узнав об этом эконом пришел к отцу Моисею и высказал свое неудовольствие: «Вы же знаете, что он обманщик!» — «Да ведь он бедный человек, надо ему помочь, притом же он обещает исправиться». «Когда же он исправится, батюшка, он известный негодяй!» — «Как, человек хочет исправиться, а ты говоришь, что он негодяй! Сам ты негодяй, ступай!».

Снисходя к немощам, не наказывая за мелочи, доверяя на совесть, отец Моисей никогда не пропускал поступков братии, требовавших исправления и дождавшись удобного момента сразу высказывал все, что нужно и делал при этом такое внушение, что всякое самооправдание разрушалось в прах.

Эффективность настоятельского вразумления объяснялась еще и тем, что отец Моисей имел правило прежде чем сделать замечание брату, помолиться за него Богу.

Секрет душевного мира

Отец Моисей никогда никого из монастыря не выгонял, не высылал, даже тех, кто хотел оставить обитель, всегда уговаривал остаться. Следую словам Оптинского старца преподобного Леонида (Наголкина) он повторял: «Кто в монастыре живет не по-монашески, того само место изгонит». Никто из обители за время настоятельства отца Моисея не ушел обиженный или оскорбленный. И другим отец Моисей советовал то же: «Если хотите всегда быть мирными, ни с кем не расставайтесь в неудовольствии, но всячески старайтесь от души простить всех и даже по возможности умиротворить, что разойтись в мирном духе, тогда и сами будете наслаждаться душевным спокойствием».

Точно так же, отец Моисей никогда не принимал жалобы. Выслушав очередную жалобу, он говорил «хорошо, позову его». Позовет, но говорит о совсем другом деле и никогда не делал взысканий или наказаний по жалобам. За долгое время настоятельства братия перестала жаловаться друг на друга и все конфликты решались между собою, по-монашески.

Прибыль гостеприимства.

Большое внимание уделял отец настоятель и приему паломников, многих из которых принимал лично, беседовал. Для паломников были построены гостиничные корпуса, всем предлагалась бесплатная трапеза. Вместо фиксированного платежа за гостеприимство, гости, кто сколько хотел, жертвовали в копилку.

Однажды заехал в обитель богатый купец с сыном. Внезапный разлив воды заставил их задержаться на несколько дней. Купец с недоверием смотрел на монахов, оставался в обители вынужденно. Видя, что монах-гостинник усердно прислуживает им несколько дней и приносит им еду, он однажды спросил его: «Угощаете вы нас усердно, да что-то вы с нас за это после положите? – Ничего не положим. – Как ничего? – Да так, у нас есть кружка запечатанная на стене, что Вам Бог положит по сердцу, то вы в нее и опустите. Ну конечно я-то опущу, но ведь другой ничего не опустит, да может быть и много таких найдется. Так всех-то монастырю кормить даром убыточно будет. – На это наш отец игумен говорит: если и 99 ничего не заплатят, так Бог пошлет такого сотого, который за всех вознаградит. При этих словах купец взглянул на своего сына и сказал: ну, сотые, то верно мы с тобою». С тех пор купец стал постоянным благотворителем обители. Однажды одна семья, постоянно жертвовавшая крупные суммы на обитель, поселившись в монастырской гостинице, осталась чем-то недовольна. Пошли жаловаться настоятелю. «Вот мы всегда принимаем Ваших сборщиков, с усердием помогаем обители, а ваш гостинник не захотел нам помочь». «А я думал, — отвечал отец Моисей, что Вы оказываете нам благодеяния ваши ради Бога, и от Господа ожидаете себе награды за ваши добрые дела. Если же вы от нас грешных ожидаете себе воздаяния, то лучше уже и не оказывать благодеяний, потому что мы убогие и неисправные ничем не можем воздать за них». Посетители были удовлетворены таким ответом и больше вопросов не возникало.

«Это дорого, возьми рубль».

Однажды у отца Моисея были гости, с которыми он сидел в гостиной, и в это время в переднюю вошла пожилая, бедно одетая женщина с подушкой в руках. Отец Моисей увидел ее в открытые двери, подошел к ней и спросил, что она хочет. «Да вот, батюшка, купите подушку. Нет, не нужно. Батюшка, сделайте милость, возьмите, у меня дома дети голодные, есть нам нечего. А сколько стоит – Полтора рубля. Нет, это дорого, возьми рубль». С этими словами отец Моисей протянул старушке пятирублевку, приговаривая «дорого, дорого». Не успел отец Моисей сесть на свое место, как старушка возвратилась: «Вы, батюшка, никак ошиблись. – Да ступай, ступай, я сказал, что больше не стоит». Старуха ушла, а гости только слышали разговор про рубль. Много раз он так прикрывал свои благодеяния.

Часто он покупал вещи совсем ненужные, или совершенно устаревшие, только потому, что их продавал бедный человек. Случалось он сознательно покупал у окрестных крестьян то, что они прежде украли в монастыре – и рыбу из садков, и стройматериалы и на все недоумения братии неизменно отвечал: «это на их совести, а люди они бедные». Когда кто-нибудь просил чтонибудь из обители – отец архимандрит отдавал всегда самое лучшее, а иногда и последнее. Если же ктото из монахов его останавливал, говоря, что это нужно для монастыря, то он с неудовольствием возражал: «что же, ты хочешь, чтобы мы другим дарили то, что самим не нужно, или не нравится?».

Отец Моисей нередко начинал строительные работы в монастыре и для того, чтобы дать работу и средства к существованию окрестным жителям. Когда в один год был неурожай, цена на продукты сильно выросла, отец Моисей начал строительство капитальной ограды вокруг всего монастыря. Его многие за это укоряли, в том числе и его родной брат которому он на эти укоры отвечал следующее: «Эх, брат, на что же мы образ-то ангельский носим? … для того ли, чтобы мы великое Его слово о любви к ближним повторяли только устами? …Что же народу-то с голоду что ли умирать? Нет, будем делать для самого народа, пока Господь не закрыл еще для нас щедрую руку Свою. Он не для того посылает нам Свои дары, чтобы мы их прятали под спуд, а чтобы возвращали в такую тяжелую годину тому же народу, от которого мы их получаем. Мы для него же должны тратить его трудовые, потовые лепты».

Всегда, начиная новую стройку, отец Моисей как правило не имел денег. Начинает он стройку, а кто-нибудь из братии спрашивает у него: «а деньги то у Вас есть? Да есть рублей 15-20. Так ведь постройка то тысячная!» А он улыбнется и скажет: «А про Бога то ты забыл. У меня нет, так у Него есть». Он так уверен был в помощи Божией, что эта вера никогда не посрамляла его. И рабочие привыкли ему верить, и знали, что если батюшка не дает денег, то Бог ему и на их долю пошлет, и через несколько дней расчет состоится.

«Наше дело – сеять».

После молитвы его любимым занятием, еще с юности, было чтение книг, духовных и исторических. До самой старости мог наизусть приводить длинные цитаты из Священного Писания и отцов Церкви. Бывая в Калуге или Москве отец Моисей всегда покупал для монастырской библиотеки духовные книги, обитель выписывала все, выходившие тогда духовные журналы. Кроме того по инициативе архимандрита Моисея Оптина пустынь стала издавать творения святых отцовподвижников, переложенные на русский язык братией обители. Эти, издававшиеся Оптиной книги, отец Моисей также использовал для духовной милостыни и рассылал по одному экземпляру всех оптинских изданий в дар во все библиотеки духовных академий и всех семинарий, всем епархиальным архиереям, ректорам и инспекторам духовных академий и семинарий, в Лавры и все русские общежительные монастыри, в некоторые монастыри и и скиты на Афоне. Объясняя этот обычай, Старец говорил: «Когда-нибудь, кто-нибудь прочтет ту или другую книгу, и душевная польза одного человека вознаградит все наши труды. Наше дело – сеять; Бог даст, когданибудь будут и плоды».

15 января 1862 г. отцу Архимандриту Моисею минуло 80 лет, в мае того же года он заболел. Видя, что старец угасает, его ближайшие помощники не раз спрашивали, кому он завещает быть настоятелем? «Бог укажет» — был его неизменный ответ. Он скончался 16 июня 1862 г. В 1996 г. архимандрит Моисей (Путилов) был прославлен в лике святых старцев Оптиной пустыни, в 2000 г. — прославлен к общецерковному почитанию.

Редакция рекомендует: «Житие преподобного схиархимандрита Моисея (Путилова). Издание Введениской Оптиной Пустыни, 1992. — 272 с. Современный вид Оптиной пустыни

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.