Сила духовного влияния: Полоцкие монастыри в конце XIX века

Для справки: Олег Алекаев Родился в 1978 г. в г. Минске. В 2006 г. окончил Минскую духовную семинарию со степенью бакалавра богословия, в 2010 г. — Минскую духовную академию. В настоящее время занимается исследованием истории Белорусской Православной Церкви, пишет кандидатскую диссертацию. Женат.

Древняя Полоцкая земля уже не один век является духовным оплотом нашей страны. Сегодня, благодаря иннициативе молодых церковных историков, воскресают из небытия почти забытые страницы духовной истории нашего Отечества. Чем же жили монастыри Полоцкой епархии в конце XIX века?

С 1850 г. в пределы Полоцкой епархии входили 9 монастырей – 7 мужских: Марков Свято-Троицкий в Витебске; Полоцкий Богоявленский; Полоцкий Борисо-Глебский; Вербиловский Покровский; Махировский Покровский; Невельский Преображенский мужской; Тадулинский Успенский мужской; и 2 женских: Спасо-Ефросиниевский в Полоцке; Свято-Духов в Витебске.

Большинство монастырей являлись общежительными, кроме Полоцкого Богояленского, который был идиоритмическим. Количество монастырей в Полоцкой епархии не сохранялось постоянным.

В 1854 г. Витебский Свято-Духов монастырь из-за запустения попал под духовную протекцию Спасской обители. К 1875 г. в этом монастыре находились только одна преклонных лет игуменья и две послушницы. Святейший Синод, учитывая, что монастырь еще нуждается и в средствах для своего содержания, постановил упразднить эту обитель, а сестер перевести в Полоцкий СпасоЕвфросиниевский монастырь. В 1879 г. по высочайшему указу императора Полоцкий Борисоглебский монастырь передан со всеми принадлежащими ему угодьями в ведение женского СпасоЕвфросиниевского монастыря.

Благоустройство и благотворительность Спасо-Евфросиниевского монастыря навели на мысль правящего епископа Маркелла (Попеля) открыть в Полоцкой епархии еще одну женскую обитель. Кроме того, владыка Маркелл, учитывая малочисленность насельников в мужских монастырях епархии, в 1887 г. ходатайствовал перед Святейшим Синодом о разрешении закрыть мужской Тадулинский монастырь и обратить его в женский второклассный с переводом в него 20-ти сестер из Полоцкого СпасоЕвфросиниевского монастыря. Восемь лет спустя, после преобразования Тадулинского монастыря из мужского в женский, такая же участь постигла Вербиловский Покровский монастырь.

Монастыри содержались главным образом на средства казны с учетом их классности. Местные средства были весьма ограничены. Зачастую мужские монастыри остро нуждались в материалах для поддержания монастырских зданий.

К тому же значительной проблемой в мужских монастырях Полоцкой епархии была и малочисленность братии. В 1859 г. в мужских монастырях пребывали 9 иеромонахов (1 в запрете), 13 вдовых и за штатных (3 без права совершения священнослужения), 2 вдовых иеродиакона, 4 диакона, 14 послушников и 2 причетника.

Недостаток братии в 1860 г. в Полоцком Борисоглебском монастыре осложнился тем, что в обители перестала совершаться Божественная литургия по причине отсутствия певчих. В остальных обителях, несмотря на малочисленность братии, службы совершались неопустительно.

В 1894 г. всей братии в мужских монастырях было: 4 архимандрита, 13 иеромонахов, 7 иеродиаконов, 3 монаха и 32 послушника; в женских: 2 игумении, 79 монахинь и 56 послушниц.

Архиепископ Василий (Лужинский) в отчете Святейшему Синоду о состоянии Полоцкой епархии так объясняет недостаток братии: «Скудость монашествующих во всех монастырях Полоцкой епархии происходит от нерасположения как духовенства, так и других сословий здешнего края к уединенной жизни». Другой архиерей Полоцкой кафедры – епископ Викторин (Любимов) еще более конкретно размышляет над этой проблемой: «Раньше в православных монастырях искали приют заштатные священно- и церковнослужители, а теперь, с назначением им за службу пенсий, не видно желающих из них променять привольную жизнь в миру на подвиги поста и молитвы в обителях». Епископ Александр (Заккис) считал, что подобное явление может быть объяснено как трудностью монашеской жизни, сопряженной с разного рода лишениями, так и упадком духа подвижничества.

Скорее всего, причина недостатка братии в мужских обителях заключалась и в прерывании преемственности монашеской традиции после тяжелых для православия времен унии. Монашество в унии было сосредоточено в базилианском ордене, цели и задачи которого отличались от целей православного монашества.

Еще была одна особенность в составе братии обителей. Все монашествующие, за исключением очень немногих, составляли лица, прибывшие из других епархий, из местных насельников были только послушники.

Вызываемые из других епархий монахи только увеличивали численность братии, но по нравственному уровню не всегда были безупречны, чем и объяснялось появление нарушений монашеского устава проявлявшихся в частых переходах из одного монастыря в другой по причинам, не объясняемым в формулярных списках.

Интенсивность совершения богослужений в обителях Полоцкой епархии зависила от числа насельников. В 1857 г. в 4 мужских монастырях богослужение совершалось ежедневно, а в остальных заштатных из-за недостатка священников богослужение проходило только в воскресные, праздничные и высокоторжественные дни. Но к 1880 г. уже во всех монастырях, кроме Вербиловского, богослужение совершалось ежедневно.

В 1861 г. архиепископ Василий Лужинский так оценивал внутреннюю жизнь в обителях епархии: «Нравственность процветает в монастырях, братия ведут себя благочестиво. Богослужебный чин, заботами настоятелей, приведен в похвальное состояние».

К 1875–1885 гг. нравственное состояние насельников за немногими исключениями (в Полоцком Богоявленском монастрыре) соответствовало монашескому призванию.

Но иногда внутренняя жизнь мужских обителей все-таки нарушалась грубыми несоблюдениями монастырского устава. Так в 1890 г. в Полоцком Богоявленском монастыре проявились случаи распущенности, причина которой, вероятно, была в неспособности к управлению настоятеля. После замены настоятеля в монастырь стало возвращаться благочестие.

При оценке качества внутренней жизни, следует учитывать и влияние находившихся для исправления в обителях епитимийных священников, виновных в различных духовных преступлениях, и даже иногда светских лиц, совершивших гражданские преступления. Архиепископ Василий писал об этом негативном влиянии на внутреннюю жизнь монастырей епархии.

Что же касалось женского СпасоЕвфросиниевского монастыря, то количество сестер превышало требуемое по штату. К тому же из-за тесноты помещений и недостаточности средств для содержания не было возможности удовлетворять просьбы многих лиц женского пола, желающих поступить в эту обитель. В 1859 г. в этой обители проживали 2 игумении (одна заштатная), 12 монахинь, 17 послушниц, в том числе и 8 рясофорных. По штату этой обители было положено 14 монахинь и 5 послушниц. В 1868 г. число сестер превысило штатное на 2 монахини, на 6 рясофорных и на 8 простых послушниц. Этот излишек неблагоприятно сказывался на условиях жизни насельниц и истощал обитель в материальном отношении. Но зато этот монастырь славился партесным пением, многочисленного хора состоящего из сестер и воспитанниц духовного училища при монастыре.

С 1845 г. при Спасо-Евфросиниевском монастыре действовало училище, в котором обучались воспитанницы из числа девочек сирот духовного сословия. В 1850-х гг. были открыты и при других монастырях школы для обучения городских и крестьянских детей. Они действовали при мужских Витебском Марковом, Тадулинском Успенском и Полоцком Богоявленском монастырях. В Вербиловском монастыре была церковноприходская школа, в которой дети обучались грамоте. Имеются сведения, относящиеся к 1890 г. об училище для девиц из духовного сословия при Тадулинском монастыре, ранее преобразованном в женский.

Наиболее сильное влияние среди обителей Витебщины на духовную жизнь верующих несомненно оказывал Спасо-Евфросиниевский монастырь, сестры которого отличались особенным благочестием. Епископ Маркелл (Попель) в этом монастыре видел во всем порядок, благоустройство, заботливость и всегда слышал о нем только хорошие отзывы. Кроме того, с 1871 г., когда в Спасо-Евфросиниевскую обитель была принесена из Киева частица мощей преподобной Евфросинии, число паломников в обитель значительно умножилось.

Таким образом, как видно из вышесказанного, во второй половине XIX века острой проблемой в монашеской жизни Полоцкой епархии была малочисленность братии в мужских обителях. Конечно, сказалось и в прерывании преемственности монашеской традиции после тяжелых для православия времен унии. В женском Спасо-Евфросиниевском монастыре наблюдался расцвет внешней и внутренней жизни, который позитивно сказывался на духовном состоянии верующих посещавших обитель, и на обучавшихся при ней воспитанницах духовного училища. Свою лепту в духовное просвещение народа вносили и церковные школы при мужских монастырях епархии.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.