Небесная сила красоты

Для справки: Священник Сергий Тимошенков Родился в 1983 г. в г. Минске. В 2006 г. окончил Минскую духовную семинарию, в 2009 г. – Минскую духовную академию со степенью кандидата богословия, защитив диссертацию на тему «Организация миссионерской работы в Белорусской Православной Церкви: опыт, перспектива, анализ форм и методов». Преподаватель Минских духовных академии и семинарии, кандидат богословия. Сфера научных интересов – практическая миссиология, апологетика, нравственное богословие. Основатель и председатель молодежного миссионерского братства в честь преподобной Евфросинии Полоцкой при Минских духовных школах. Женат, воспитывает двух дочерей.

Женская красота… Сколько в нашем обществе тратится сил, энергии, времени, чтобы подражать всем мыслимым или немыслимым стандартам этого понятия. Преподаватель Минских духовных школ священник Сергий Тимошенков предлагает нам задуматься о духовной стороне этого явления.

Как-то со мной произошел забавный случай: приехав ночным поездом из командировки, я шел по городу, когда меня окликнул незнакомый человек. Заплетающимся языком он меня спросил: «Вот как мы так живем?». Не дожидаясь ответа, он пошел дальше, старательно держась за стену. А я слегка «подвис». До наивности простой и, в то же время, до мозгового скрипа сложный вопрос дал начало целой цепочке моих рассуждений…

Действительно, как мы так живем? Лица, места, события мелькают со скоростью кадров фильма… Мы не идем по жизненному пути, а мчимся. Если жизнь – это река, то мы похожи на каких-то великанов, которые, припав к устью, не просто пьют, но заливают в себя воду, захлебываясь и давясь, проливая большую часть мимо рта, не разбирая ни качества воды, ни того, что в ней иногда плавает, не обращая внимания на переворачивающиеся от такого поглощения воды лодки и корабли…

При такой скорости времени каждому хочется, конечно же, получить то, что оставит более глубокий след в памяти, что сильнее «зацепит».

Оно-то, может быть, и совсем не плохо. Вот только путь к этой цели навязывается всегда один и тот же: бросаться, как мотылек, на все яркое, глотать события и переживания, совершенно не анализируя их и не думая о последствиях.

Есть такой старый анекдот. Ученые подвели к пальме обезьяну, та, увидев на верхушке банан, начала трясти дерево. Но банан так и не упал. Тогда обезьяне сказали: «А если подумать?». Та подумала-подумала, нашла палку и сбила бананы. Затем подвели человека (в анекдоте указывалась какая-то профессия, но сейчас это не важно), тот тоже стал трясти дерево. Ему говорят: «А если подумать?». Он же в ответ: «А чего тут думать? Трясти надо!»

Мы часто похожи на героя этого анекдота: вместо того, чтобы подумать и выбрать из множества вещей этого мира как минимум невредные для нас, мы стараемся как можно быстрее попробовать буквально все. Чего думать? «Жить» надо!

«Гуляй, пока молодой!» — звучит со всех сторон. «Бери от жизни все!» — кричат гламурные рекламные плакаты. «Не думай ни о чем – жизнь и так коротка!». И мы берем и гуляем, гуляем и берем! И кажется, что среди этого безумного водоворота событий совершенно нет места тихому голосу христианства…

«У нас тут все ярко, — сказал как-то мне один молодой человек, завсегдатай столичного ночного клуба, — тут не до ваших скучных нравоучений и догматов. Вкуса жизни у вас нет в Церкви!».

Вкуса жизни у нас нет в Церкви!.. Тут можно было бы и обидеться, но сердце просто не вмещает обиду: оно переполнено грустной жалостью к людям, которые так думают. Ведь христианство-то как раз и дает глубину, наполняет настоящим вкусом все, достойное этого!

Иногда мне кажется, что люди, не желающие даже знать о христианстве, похожи на нарисованных человечков, которые живут на своем плоском листике бумаги, суетятся в своей, двумерной жизни и только отмахиваются от Художника, Который может дать им новое измерение и наполнить их жизнь глубиной!

Сомнительно? Примеров надо? Пожалуйста! Их, как говорится, есть у меня. Ну вот, возьмем хотя бы… хотя бы…

… возьмем хотя бы женскую красоту. Ведь это же очень даже важная вещь: вопрос о ней напрямую касается как минимум пары миллиардов представительниц женского пола на нашей планете и весьма интересует еще миллиард-другой землян пола мужского. Особенно важна красота для молодежи – ведь, наверное, каждая девушка хочет, чтобы ее считали красивой, и, я уверен, что каждый парень мечтал или мечтает, чтобы рядом была ОНА – Самая Красивая и Неповторимая!

Но кто из вас, милые девушки, знает, в чем истинный смысл вашей красоты? И кто из вас, парни, задумывался, для чего в нашем мире самыми яркими красками выделяется именно женская красота?

Один мой знакомый уверял, что в христианстве вообще нет места таким «сугубо материальным и примитивным идеям», как красота девушки. Другой, наоборот, считал учение христианства «очень неестественным и узким» для того, чтобы оно что-то могло сказать о женской красоте.

Но они оба были не правы: в христианстве-то как раз и были высказаны самые, наверное, неожиданные мысли на эту тему.

Святой блаженный Августин, один из самых оригинальных богословов, написал о красоте женщины удивительные слова: «Хотя природа будет тогда [после Второго пришествия Христа и преображения всего мира – С. Т.] свободна от соития и рождения, однако женские члены останутся, служа не к прежнему употреблению, а к новой красоте, которой бы не похоть взирающего на нее возбуждалась, так как похоти тогда не будет, а восхвалялась премудрость и милость Бога».

Иными словами, когда придет час всеобщего воскрешения и преображения, в каждой девушке, девочке, женщине, независимо от возраста и телосложения, проступит такая удивительная красота, свойственная их природе, что остальная часть человечества – мужчины – просто восславят Создателя этой красоты – Великого Художника Бога!

Как изящно отец Церкви перенес понятие о женской красоте совсем в другое измерение! Ведь, если смотреть с этой точки зрения, то привлекательность каждой девушки имеет значение не только для нее и для любящего ее молодого человека, но занимает свое важное и законное место во вселенской системе координат! И получается, что в каждую представительницу прекрасного пола Творцом вложена, подобно сжатой пружинке, некая невыразимая красота, которая как бы спит до определенного времени. А красота земная пока еще не преображенного женского пола, в свою очередь, есть лишь отблеск и прообраз будущего ослепительного сияния.

Тогда вполне можно предположить, что извечная женская расположенность к украшению себя, да и всего, пожалуй, вокруг, есть не что иное, как естественное стремление на уровне подсознания к раскрытию этого внутреннего потенциала красоты.

Но тут сам собой напрашивается вопрос: как соотнести такую великую цель красоты каждой девушки и тот совсем небольшой арсенал доступных средств и способов, с помощью которых ее можно хотя бы частично отразить? Неужели достаточно прически, одежды, косметики, манеры держать себя и походки для украшения в нашем мире одной из тех, кто в будущем вызовет восхищение у огромного числа людей?

Я думаю, что достаточно вполне, при условии, что есть, что украшать. Ведь даже самые совершенные черты лица и линии фигуры – это лишь тончайшая и временная оболочка, которая сама по себе не долговечна, и для которой нужна основа. Это не более, чем голограмма, которая не продержится и нескольких мгновений без источника питания. А так как видимая красота – это отблеск красоты внутренней, пока не видимой, то совершенно очевидно, что для усиления этого отблеска надо как можно больше приоткрыть то, что его отбрасывает. То есть путь в красавицы начинается с украшения своего внутреннего «я».

На эту тему есть прекрасный рассказ Викентия Вересаева. Я позволю себе его кратко и немного вольно пересказать.

В некоем городе жители очень любили всевозможные искусства, более же всего ценили живопись. Раз в несколько лет среди художников города проводились состязания на заданную тему. Именно о начале такого состязания и было объявлено в этот год. Темой работ мастеров была объявлена женская красота.

Надо сказать, что на участие в конкурсе заявки подали всего лишь два человека – великий мастер, который уже два раза побеждал на подобных конкурсах и которого так и называли

– Дваждывенчанный, и его молодой ученик Единорог. Срок для выполнения работ был дан ровно год.

Мастер собрался в дорогу, ибо вполне логично предполагал, что вряд ли найдет красоту, достойную своего шедевра, в столь привычном месте, как его родной город. Но, перед тем как уйти, он зашел к своему ученику, чтобы узнать, как у того идут дела с подготовкой. Ученик несказанно обрадовался визиту дорогого учителя, а его молодая жена Зорька выставила на стол все самое лучшее из того, что было в доме. Учитель, не дотерпев даже до конца трапезы, спросил у Единорога, как скоро тот собирается отправляться в дорогу? Ученик же ответил, что ему никуда идти не надо, а сюжет для своей картины он уже нашел. Дваждывенчанного охватило сильное волнение: еще бы, он, великий учитель, только собирается идти искать Красоту, а его зеленый ученик, который недавно лишь краски размешивал у него в мастерской, уже готов приступить к написанию полотна! На вопрос учителя – где же ученик нашел свою музу, тот указал на свою юную супругу.

Учитель долго вглядывался в лицо Зорьки, думая, что он, возможно, чего-то не увидел, просмотрел, но не нашел ничего необычного в молодой женщине. Для себя он решил, что Единорог тронулся умом от счастья. Поэтому дорога Дваждывенчанного была легка. Его сердце пело, ноги сами несли учителя вдаль: он знал, что единственный, кто был способен с ним потягаться в живописи, фактически сам себя удалил из числа конкурсантов. Он долго искал, посещая лучшие дома, богатейшие местности, свою неповторимую красавицу, пока однажды не нашел ее…

Ровно через год, в назначенный заранее день, все жители города были собраны на площади. На больших подставках были закреплены два полотна, покрытые покрывалами. Народ в волнении ждал. Первой решили посмотреть работу Дваждывенчанного.

Когда сняли покрывало, на площади воцарилась абсолютная тишина. Каждый не мог оторвать глаз от изображенной там красавицы – настолько совершенной она казалась. Но в то же самое время повеяло каким-то холодом: красота девушки, изображенной мастером, была столь совершенна, что все остальные женщины казались рядом с ней какими-то потускневшими и обыденными…

Уже почти ради формальности открыли и работу Единорога. Первую минуту все продолжали молчать, но уже в недоумении: с огромного полотна на всех смотрела… та самая Зорька, которую все помнили еще босоногой девчонкой и которая совсем недавно вышла замуж за молодого художника! На площади поднялся шум и крики возмущения, которые, однако, быстро стихли. Было нечто в глазах этой молодой девушки такое, что нельзя описать словами: из них как будто исходил свет, который преображал, казалось, не только саму Зорьку, но и каждого, кто встречался с ней взглядом… На площади сразу стало теплее: красота Зорьки была совершенно иной природы, чем красота девушки на картине Дваждывенчанного. Оставаясь внешне, казалось бы, обыкновенной молодой женщиной, Зорька сияла внутренним светом, сердечной чистотой, давая надежду каждой из присутствующих на площади женщин стать такой же привлекательной. Великий мастер сам ушел с площади, опустив голову, потому что понял, что проиграл…

Думаю, что комментировать в этом чудесном рассказе ничего не надо: мысль о первичности красоты внутренней по отношению к красоте внешней проходит в нем очень явно.

Теперь же я хотел бы обратиться к моим предполагаемым оппонентам, о которых я говорил в самом начале нашей беседы и которые, по разным, правда, причинам считали совершенно несоединимыми христианское мировоззрение и женскую красоту: неужели все сказанное не позволяет взглянуть на красоту прекрасного пола другими глазами и под иным углом? В каком случае ярче и глубже воспринимается женская красота – когда она всего лишь объект для любования или когда она воспринимается как пробивающийся лучик от огромного, как бы концентрированного сияния, которое, кажется, еще немного – и зальет все теплым и прекрасным светом, захватывая дух и заставляя мужчин славить ее Создателя? Ответ, я думаю, очевиден.

И этот пример преображающего действия христианского учения на идеи и понятия – далеко не единственный. Вот почему жизнь человека верующего не беднее, но значительно богаче и ярче жизни того, кто сознательно дистанцируется от христианства.

В конце же нашей беседы скажу всем представительницам прекрасного пола: помните о той великой силе, которая заключена в вас, берегите себя от мусора, которого так много сегодня в мире, и не позволяйте всяким соблазнам затемнить и заслонить те лучики прекрасного света, которые уже сейчас пробиваются из ваших сердец. Сила женщины – в ее красоте, а корень красоты находится внутри.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.