Вечеря счастья: что ждёт нас в вечной жизни?

Для справки: Священник Иоанн Кононович, кандидат богословия. Родился в 1981 г. В 2003 г. окончил Гродненский государственный аграрный университет, в 2008 г. ― Минскую духовную семинарию, в 2011 г. ― Минскую духовную академию. Проходил обучение на богословском факультете Тюбингенского университета (Германия), в Институте православного богословия Шамбези (Швейцария). Женат.

На праздник Пасхи мы празднуем победу жизни над смертью. После Воскресения Христа смерти больше нет, есть вечная жизнь. Но какой будет эта вечная жизнь? Не будет ли она скучным бесконечным повторением пусть даже и самых радостных событий? Что уже сейчас мы можем сказать о вечной жизни?.

Размышляя об этом, на ум сразу приходят слова апостола Павла: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2:9). Тем не менее, некоторые места Священного Писания и опыт святых отцов дают нам возможность приоткрыть завесу этой тайны – составить определенное представление о том, какой будет эта вечная жизнь.

В первую очередь скажем о радости самой жизни. Господь обещает любящим Его жизнь, и жизнь с избытком. Именно в том, что жизнь будущего века не будет иметь нужды в искусственном поддержании, заключается одно из оснований блаженства Царства Небесного. Человек будет находиться в непосредственном общении с самим Источником Жизни – Христом и переполняться подлинной жизнью. Благодаря этому жизнь человека будет вечной, что уже, в силу обыденного понимания этого слова, говорит о ее бесконечности. Эту мысль подтверждают и слова одного из песнопений церковной службы об упокоении мертвых: «где нет болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная» (Кондак службы об усопших). В тоже время, говоря о вечности, святые отцы указывают, что это вневременная категория. Вечность, по мнению христианских мыслителей, это не часть известного нам времени, а выход из времени. Иными словами вечность это не бесконечно длящееся время, а совершенно иная характеристика восприятия – более совершенная.

Именно благодаря непосредственному приобщению своему Первоисточнику жизнь в вечности будет полноценной – не будет болезней, лишений, печали и прочих печальных атрибутов нынешней жизни, которая насквозь пропитана последствиями греха.

Святой Силуан Афонский пишет, что достигшие будущей блаженной жизни и ставшие «причастниками Божеского естества» (2 Пет. 1:4), будут участниками той совершеннейшей жизни, которой источник в одном Боге. В частности, будущие члены Царствия Божия сподобятся, подобно ангелам, видеть Бога (Мф. 5:8), будут созерцать Его славу не как сквозь тусклое стекло, не будут угадывать Его черты, но видеть Его лицом к Лицу, ― и не только видеть, но и сами участвовать в Его славе, сияя как солнце в царствии Отца их (Мф. 13:43). Говоря о том, что в вечной жизни христиане сподобятся славы вместе со Христом, святитель Иоанн Златоуст уточняет что между славой настоящей и будущей такое же различие, какое между сновидением и действительностью.

Приобщаясь Христу, мы в полной мере войдем в наследие победы Христа над грехом и его последствиями, главным из которых является смертность. Человеку не только будет возвращена целостность образа Божия. Но более того, люди достигнут истинного богоподобия – обожения, максимально возможной красоты своей личности. Этому состоянию будут неведомы старение, болезни, голод, холод и прочие непрестанно напоминающие о нашей несамостоятельности спутники нашей земной жизни.

Полностью освободившись от страстей, человек достигнет истинной внутренней свободы – когда ничто не будет диктовать нам условия нашего существования. Иными словами нашей душе ничто не будет препятствовать стремиться к Богу. Посильное освобождение уже в земной жизни и от страстей, нас порабощающих, и желание истинного богообщения являются условиями наследования нами жизни вечной. В тоже время, освобождаясь, с Божией помощью, от греховных навыков, мы уже здесь и сейчас можем отчасти почувствовать эту свободу во Христе.

В свободном познании Бога (Полноты, наполняющей все во всем Еф. 1:23.) будет заключаться блаженство человека. Все святые, находящиеся в раю, будут видеть и знать один другого, а Христос будет видеть и наполнять всех, говорит преподобный Симеон Новый Богослов. Состояние это по свидетельству святых отцов не будет утомительно-однообразным. Преподобный Григорий Синаит пишет, что святые люди, как и ангелы, будут не статичны, но вечно будут совершенствоваться духовно, вечно приближаться к Богу: «В будущем веке Ангелы и Святые никогда не престанут преуспевать в приумножении дарований, стремясь все к большим и большим благам». А святитель Григорий Палама полагает, что сыны будущего века будут непрестанно возрастать, «получая благодать от благодати и неустанно продвигаться радостным путем восхождения». Святитель Григорий Богослов напоминает нам о том, что расстояние между тварью и Творцом будет, непрестанно сокращаясь, всегда оставаясь бесконечным. В силу этого бесконечного пространства между Богом и человеком совершенство, полнота и цельность неосуществимы в нашей временной жизни, иначе это бы означало преодоление времени ― вхождение в вечность. Только в вечности преодолевается несовершенство, частичность и разорванность.

Именно динамизм этого постоянного восхождения, бесконечного совершенствования и дает ответ на вопрос, почему в жизни вечной не может быть скучно. Боязнь блаженства вечной жизни рождается в человеке от того, что он стремится перенести на вечность атрибуты временной жизни. В конце концов, Царство Божие это не картинная галерея или музей – где можно обойти все залы, детально изучить все экспонаты, это не библиотека пусть даже с доступом во все возможные секретные хранилища, где рано или поздно будет перевернута последняя страница последней книги, прочитаны заключительные слова эпилога. Блаженство жизни вечной – это непрестанное познание бесконечного Бога как Личности. Уже в нашей ограниченной жизни, если мы действительно любим человека, нам не надоедает общаться с ним. В жизни же вечной общение с Богом, возрастание в познании Его будет бесконечным, радостным состоянием для любящих Его.

В жизни будущего века блаженство относится не только к душе, но и к телу, которое воскреснет в некоем новом преображённом виде. Так у святых отцов есть мнения, что в воскресении будут восполнены все физические недостатки и тело изменится сообразно с нравственным состоянием каждого. «Плоть при конце облечется в красоту души, душа ― в сияние духа, а дух уподобится величию Божию…», ― говорит преподобный Ефрем Сирин ‒ «И сияние Его с любовию озаряет всякого: малого ― слабым мерцанием, совершенного ― лучами света. Полную же славу Его созерцает только Рожденный Им».

Еще более яркое представление о жизни вечной дает нам Евангельский образ пира (Мф. 22:1-12; Лк. 14:16-24). Святитель Иоанн Златоуст так объясняет именование Царства Божия брачным пиром: «Чтобы мы познали попечение Божие, любовь Его к нам, великолепие во всем, ― познали то, что там ничего нет печального и прискорбного, но все исполнено духовной радости». Действительно, может ли кто представить себе брачный пир чем-то скучным? Особенно если все присутствующие не только приглашенные – но в определенном смысле являющиеся причастниками Христу – виновнику пира.

Описывая блаженство рая, преподобный Ефрем Сирин так говорит о пире: «Не утомляет там вечеря; рука не утруждается, нет дела зубам, не обременяется чрево. Райское благоухание насыщает без хлеба; дыхание жизни служит питьем. Чувства утопают там в волнах наслаждений, которые изливаются на всех и во всех возможных видах. Никто не чувствует обременения в этом сонме радостей, и все без пресыщения наслаждаются ими, изумляясь величию Божию…».

Существенной особенностью жизни вечной в ее христианском понимании является то, что уже на нашем земном пути мы можем иметь опыт предвкушения радости будущего века. Вспомним о том, что уже апостол Павел был восхищен «до третьего неба», а также в «рай», где он сподобился слышать «неизреченные глаголы». В этом мы почерпнем указание на принципиальную возможность человеку еще в этой жизни в той или иной степени прикоснуться блаженной жизни будущего века.

Среди святых отцов особенно представители мистического богословия Восточной церкви (Евагрий Понтийский, Максим Исповедник, Григорий Палама и их последователи) настаивали на мнении, что состояния райского блаженства святые могли удостоиться уже на земле. Однажды преподобный Симеон Новый Богослов был в таком духовном состоянии, что воскликнул: «О, Господи! Наверное, выше этого блаженства нет ничего на свете!» И получил ответ: «То, что испытывают даже святые здесь на земле, во плоти, по сравнению с будущим райским блаженством подобно солнцу, нарисованному углем на бумаге, в сравнении с солнцем, сияющим на небе!»

В житиях святых можно найти даже достаточно детальные описания Рая и его обителей. Преподобный Евфросин, преподобная Феодора, преподобный Григорий Синаит, преподобная Евфросиния Суздальская, преподобный Симеон Дивногорец, святой Андрей Юродивый и некоторые другие святые были, подобно апостолу Павлу, восхищены и созерцали райское блаженство.

Но не обязательно опытное переживание жизни будущего века в жизни святых связано с неким сверхъестественным перенесением в райские области. Люди, сподобившиеся в этой жизни стяжать Духа Святого – Утешителя, являющего глубины не только этого мира, но и открывающего тайны будущего века, не только сами наслаждаются этой радостью, но и являют Свет Христов окружающим их. Так преподобный отец Серафим Саровский некогда говорил одному из своих учеников: «Однажды я усладился словом Господа моего Иисуса Христа, где Он говорит: В доме Отца Моего обителей много (Ин. 14:2), то есть для тех, вторые служат Ему и прославляют Его святое имя. На этих словах Христа Спасителя я остановился и возжелал видеть эти Небесные обители и молил Господа, чтобы Он показал мне их, и Господь не лишил меня Своей милости. Он исполнил мое желание и прошение: вот, я восхищен был в эти обители, только не знаю – с телом или кроме тела. Бог весть, это непостижимо. А о той радости и сладости небесной, которую я вкушал там, сказать тебе невозможно». После этих слов лицо преподобного постепенно изменилось и издавало чудный свет и наконец до того просветилось, что невозможно было смотреть на него; на устах же и во всем выражении его были такая радость и восторг небесный, что поистине можно было назвать его в это время земным Ангелом и Небесным человеком. Так люди святой жизни становятся посланниками вечной жизни в нашем обыденном мире.

Преподобный Ефрем Сирин объясняет, в чем заключаются признаки этого посольства. Святые на земле источают полноту благодати Божией – в устах у них – источник мудрости, в мыслях – мир, в ведении ― истина, в славословии – любовь.

Уже сейчас каждый из нас может опытно познать блаженство вечной жизни. Старец Паисий Святогорец напоминает, что когда душа человека очищается от зла, он ведет себя с благоговением и умиротворяется – его жизнь становится Раем. По словам апостола Павла, плод духовный есть любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера (Гал 5:22). И тот, кто в некой мере сподобился духовным деланием стяжать чтото от этих плодов, становится уже здесь причастником благодати Божией. Иными словами такой человек сквозь «гадательное стекло» постигает то, что в полноте уготовано в Царствии Божием. Сподобившийся духовного опыта человек сам становится источником благодати для окружающих его.

Но даже только начинающий движение по пути духовной жизни может увидеть светлые отблески райской жизни и в красоте природы, не испорченной человеческой деятельностью. В жизнеутверждающем солнечном свете, в мерцающих в ясную ночь звездах, в голубом небе, в блистательных вершинах снежных гор, в лазурных морях и чистых реках, в прохладе летнего леса и запахе хлебного поля, в блеске драгоценных камней и нежности цветов, а также в красоте и убранстве мира животного – везде и всюду можно разглядеть благодатный отблеск рая.

Свет вечной жизни можно видеть и в глазах любящего человека, особенно человека, искренне любящего Бога. Об этом свете говорит митрополит Антоний Сурожский: «Никто не сможет стать христианином, если не увидит свет Христов в глазах другого человека». Именно этот живоносный свет, способный родить веру в ближнем, является лучом Света Царства Божия, который неудержимым потоком стремится наполнить наш мир через пустой Гроб Воскресшего Господа.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.