Соль земли: как научиться молиться?

Автор: Виталий Попков

Начинающий свой путь к Богу человек открывает для себя очень парадоксальные вещи: с одной стороны – он видит, насколько Господь непостижим в Своей благости к человеку, в Его готовности каждый миг прийти на помощь и поддержать; и в то же время, одновременно, сдругой стороны – ужасается от осознания того расстояния между собой и Ним. И уж как часто мы слышим или задаём сами этот вопрос: «Почему ж Господь не слышит?! Я ж ведь так прошу!».

Ответ, оказывается, лежит на поверхности. Мы не можем предполагать (да это и кощунственно), что Бог то слышит, то не слышит. Есть определённые образы, с помощью которых нам объясняется, как мы должны молиться. Мы не раз на день произносим молитву Господню «Отче наш». И совсем почти не вдумываемся, наверное, в произносимые нами же слова: «И оставь нам долги наша, как и мы оставляем нашим должникам». Прощаем ли мы от души всех: творящим нам пакости, оскорбляющих нас, клевещущих на нас, отказывающим нам в наших просьбах? Вряд ли… Да, бывает, конечно, «под настроение». А хотя, подождите… Почему я должен выйти за рамки справедливости и начать упускать возможность расставить всё на свои законные места? И так думаем в подавляющем большинстве случаев…

Один русский епископ говорил, что для христианина умереть мучеником – это особое преимущество, потому что никто, кроме мученика, не сможет на Страшном суде стать перед лицом Божиего Престола судного и сказать: «По слову Твоему и примеру я простил; Тебе нечего больше взыскать с них». Это означает, что тот, кто претерпел мученичество во Христе, чья любовь не поколебалась в страдании, тот обретает безусловную власть прощения над теми, кто причинял страдания. Это применимо и на гораздо более обыденном уровне, на уровне повседневной жизни; всякий, кто терпит малейшую несправедливость со стороны другого, может простить или отказать в прощении. Но это обоюдоострый меч; если мы не прощаем, то и сами не получим прощения.

Вот это и создаёт расстояние между нами и Творцом. Бог никогда не просит ничего для Себя, Ему нужно только человеческое сердце, чтобы вернуть самого же человека из состояния рабства в состояние сыновства. Но у нас к Господу поход в подавляющем большинстве случаев потребительский – Ты нам, Господи, только дай. А там мы как-нибудь и сами. Но так не бывает, так как Он – наше дыхание и наша Жизнь! Слишком часто молитва не имеет для нас в жизни такого значения, чтобы все остальное отходило в сторону, уступая ей место. Молитва у нас – добавление ко множеству других вещей; мы хотим, чтобы Бог был здесь не потому, что нет жизни без Него, не потому, что Он – высшая ценность, но потому, что было бы так приятно вдобавок ко всем великим благодеяниям Божиим иметь еще и Его присутствие. Он – добавление к нашему комфорту. И когда мы ищем Его в такой настроенности, то не встречаем Его.

Однако, несмотря на все сказанное, молитва, как она бывает и ни опасна, все же лучший путь для того, чтобы идти вперед, к исполнению нашего призвания, и стать до конца человечными, то есть войти в полное единение с Богом и сделаться в конце концов тем, что апостол Петр называет причастниками Божеского естества (2 Пет. 1, 4).

Но как молитва может быть опасной? Ведь это спасительное средство нам дал Сам Господь наш Иисус Христос! Оказывается, может. К примеру, мы покупаем в аптеке дорогие лекарства. Они дорогие потому, что очень эффективные. Но мы не читаем инструкцию по применению, хотя покрутили в руках эту, казалось бы, бесполезную бумажку и положили с упаковкой на полку. И начинаем лечиться. А сами и не разобрались в том, наружное или внутреннее у нас средство, не просмотрели дозировку и все подробности процесса употребления. Хорошо, если мы отделаемся в таком случае незначительными побочными эффектами. Немалое количество людей, к сожалению, завершают свой земной путь.

В духовном мире всё очень похоже на вышеописанное. Многие богословы говорят, что земное – это отражение невидимого, небесного. И если так, то надо твёрдо знать, что многие, отправившись в путь искания Бога без духовно опытного наставника, который мог бы окормлять его, заблудился в темных дебрях ловушек противостоящих сил. Их, потерявших благодатный молитвенный покров старца или духовника, загубили оковы гордыни.

Господь никогда не отказывает в дарах. Если же и отказывает иногда до времени — отказывает для того, чтобы дар стал драгоценнее для приемлющих и чтобы приемлющий был прилежнее в молитве… Устами мы можем просить всего, но Бог исполняет только то, что полезно… Господь — премудрый Раздаятель. Он заботится о пользе просящего и, если видит, что просимое вредно или, по крайней мере, бесполезно ему, — не исполняет просимого и отказывает в мнимом благодеянии. Он выслушивает всякую молитву, и тот, чья молитва не исполняется, получает от Господа столь же спасительный дар, как и тот, чья молитва бывает исполнена… Всеми возможными способами Бог показывает, что Он милостивый Податель, Он дарит нам Свою любовь и являет нам милосердие Свое. А потому и не отвечает ни на одну неправильную молитву, исполнение которой принесло бы нам смерть и гибель. Однако и в этом случае, отказывая в просимом, не оставляет нас без весьма полезного дара; тем самым, что устраняет от нас вредное.

Не следует ограничиваться только молитвой за близких и дорогих нам людей. Молитва за тех, кто причинил нам огорчение, вносит в душу мир, оказывает воздействие на этих людей и делает нашу молитву жертвенной.

«Когда видишь в ближнем недостатки и страсти, — пишет святой праведный Иоанн Кронштадтский, — молись о нем; молись о каждом, даже о враге своем. Если видишь брата гордого и строптивого, горделиво с тобою или с другими обращающегося, молись о нем, чтобы Бог просветил его ум и согрел его сердце огнем благодати Своей, говори: «Господи, научи раба Твоего, в диавольскую гордость впадшего, кротости и смирению, и отгони от сердца его мрак и бремя сатанинской гордыни!» Если видишь злобного, молись: «Господи, блага сотвори раба Твоего, сего благодатию Твоею!».

Молиться очень трудно. Молитва — это в первую очередь духовный труд, потому не следует ожидать от нее незамедлительной духовной услады. «Не ищи в молитве наслаждений, — пишет святитель Игнатий (Брянчанинов), — они отнюдь не свойственны грешнику. Желание грешника ощутить наслаждение есть уже самообольщение… Не ищи преждевременно высоких духовных состояний и молитвенных восторгов».

Как правило, внимание на словах,молитвы удается удержать несколько минут, а затем мысли начинают разбредаться, глаз скользит по словам молитвы — а наши сердце и ум далеки. Поэтому и советуют не начинать с больших молитвенных правил и длинных прошений, чтобы не остаться неуслышанными в нашем многословии.

Говоря о практической необходимости общения с Богом, нужно сказать, что молитва соединяет каждого члена Церкви с Небесным Отцом, членов земной Церкви между собой и членов земных с небесными.

В отношении содержания и видов молитвы нужно сказать, что есть 3 основных вида молитв: хвала, или слава; благодарение; покаяние; просьба о милости Божией, о прощении грехов, о даровании благ душевных и телесных, небесных и земных. Молитва бывает о себе и о других. Молитва друг за друга выражает взаимную любовь членов Церкви.

Многие из наших молитв – молитвы просительные, и люди склонны думать, что прошение – это низшая степень молитвы; затем следует благодарение, затем славословие. На самом же деле как раз благодарность и хвала – выражение менее глубоких взаимоотношений. На нашем уровне полуверы легче возносить славословия или благодарить Бога, чем доверять Ему настолько, чтобы просить Его о чем-то с верой. Даже люди полуверующие могут обратиться к Богу с благодарностью, когда случится что-то для них приятное; и бывают такие минуты приподнятости, когда каждый способен петь Богу. Но гораздо труднее иметь такую нераздельную веру, чтобы просить Бога всем сердцем и всем помышлением с полным доверием. Не надо смотреть пренебрежительно на просительные молитвы, потому что способность приносить их – это испытание реальности нашей веры. Духовное поклонение необходимо сопровождается телесным вследствие тесной связи души и тела. Молитва выражается в разнообразных внешних формах. Сюда относятся коленопреклонения, крестное знамение, воздеяние рук, употребление разных богослужебных предметов и все наружные действия общественного христианского богослужения.

Но приходим мы в храм к Богу не всегда. Идем к Нему, в большинстве случаев, когда нам плохо или что-то нужно. Об этом мы уже говорили. Но есть и отдельные стеснённые обстоятельства. Болезнь…

В течение жизни многие дни человеку суждено проводить в болезнях или немощи тела. Как говорит пророк Давид: «Дней лет наших — семьдесят лет, а при большей крепости — восемьдесят лет; и самая лучшая пора их — труд и болезнь…» (Пс. 89, 10).

Болезни и немощи не чужды и христианину вместе со всем человеческим родом. По существу, несчастье для человечества составляет не болезнь, а причина ее — болезнь души — страсти и грех, которые и лежат в основе болезни тела. Однако болезнь и немощь — удел не только больших грешников. Господь сказал апостолу Павлу: «Сила Моя совершается в немощи», и апостол Павел говорит о себе: »… я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо когда я немощен, тогда силен» (2 Кор 12, 9-10).

Святые отцы считают вообще упитанность тела и избыток в нем физической силы определенным препятствием к духовной жизни, на этом строится необходимость суровых аскетических подвигов для тех, кто хочет жить жизнью духа и имеет слишком здоровое тело. Мы можем в наши дни часто наблюдать, что одним из аспектов современной «культуры» становится настоящий культ тела. А что мы имеем в результате? Речь идёт не о красивых чертах лица после пластической операции у модели или мощных бицепсах у бодибилдера. Сейчас говорится о конечном итоге, который будет после того, когда, например, на сороковой день родные и близкие сядут за поминальный стол, а на ещё свежей кладбищенской глине начнёт пробиваться первая трава…

«Здоровье есть дар Божий», — говорил преподобный Серафим Саровский. Но не всегда бывает полезен этот дар. Как и всякое страдание, болезнь имеет силу очищать нас от душевной скверны, заглаживать наши грехи, смирять и смягчать нашу душу, заставляет задумываться, сознавать свою немощь и вспоминать о Боге. Болезнь — самое благоприятное время для возвращения своего сердца к Богу. С выздоровлением эта возможность опять отходит в бесконечную даль.

Если с молитвой в отношении взрослого более менее разобрались, то что можно сказать в отношении больных младенцев? Тяжело видеть страдание детей. Но знаем ли мы, что в некоторых случаях виновниками этих страданий бываем мы сами?

Страдания невинных детей так объясняет святой епископ Кипрский Нифонт: «Многие живущие в мире… в грехах своих не каются и о душах своих попечения не имеют. По этойто причине Господь наказывает как детей, так и самих родителей различными бедами, чтобы болезнью детей очистить родительские беззакония и возбудить самих родителей к принесению покаяния и тем оправдать их на Страшном суде Своем… Знай, что младенцы без греха страдают для того, чтобы им за напрасную их смерть получить жизнь нетленную, а родителям их удостоиться за их страдания целомудрия истинного покаяния».

Отсюда мы должны понимать, что при страдании ребенка нам следует спрашивать свою совесть: не покарал ли Господь за мой грех моего ребенка? Может быть, часто единственным средством, служащим для выздоровления ребенка, является покаяние его родителей.

Как и всякая молитва, молитва родителей за детей может быть разумной и неразумной. Случается, что Господь спасает родителей от будущего горя тем, что отнимает у них детей в раннем возрасте. Поэтому родителям нужна в этих случаях смиренная покорность всеблагому Промыслу Божию, и молитва их о болящем, как бы горяча она ни была, всегда должна кончаться словами Господа в Гефсиманском саду: «…впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк. 22, 42).

Конечно, помимо случаев, когда по воле Божией дети умирают несмотря на мольбы родителей, имеется еще более случаев, когда усердная молитва родителей чудесно спасала смертельно заболевшее дитя. Надо помнить, что молитва родителей за детей имеет перед Богом особую силу: горячая любовь движет и горячую молитву. А горячая молитва не останется не услышанной Богом.

Говоря о молитве, святые отцы, прошедшие свой жизненный тернистый путь только в непрестанном предстоянии своего горячего сердца перед Богом, часто сравнивают наряду с рассудительностью молитву с солью. Сама по себе соль – вещь простая. Но значение её в нашей жизни велико. Она дополняет и скрепляет вкусовые качества наших блюд, но самое основное – соль помогает предотвратить разложение. В духовной жизни молитва предотвращает от разложения наши души.

Видимо именно поэтому афонский подвижник прошлого столетия старец Иосиф Исихаст часто напоминал своим духовным чадам: «Дети, нужна соль», имея ввиду, конечно же, не только рассудительность, но и молитву. Такой солью мы призваны пользоваться ежедневно, ежечасно. Это очень нелегко.

Но есть «вспомогающие средства». Например, пост. Сам Господь Иисус Христос указал нам на пост в соединении с молитвой как на силу, поражающую тёмных духов. Поэтому мы можем запомнить для себя некоторые практические правила.

  1. Тело свое желательно держать строго и в пище, и во сне, и в отдыхе: ничего не следует давать ему потому только, что оно того хочет, как заповедует апостол: Попечения о плоти не превращайте в похоти (Рим. 13, 14). Не нужно давать излишнего покоя плоти.
  2. Внешние свои общения желательно сократить до самых необходимых. Это на время обучения себя молитве. После молитва, действуя в человеке, сама укажет, что без ущерба для нее может быть прибавлено. Особенно необходимо быть внимательным к своим чувствам, а между ними наиболее — к глазам, слуху, нужно также обуздать язык. Без соблюдения этого невозможно сделать шаг вперед в молитвенном деле. Как не может свеча гореть на ветре и дожде, так нельзя затеплиться молитве при приливе впечатлений извне.
  3. Все свободное время после молитвы во время своих занятий человеку нужно следить за состоянием своих размышлений. Для чтения желательно избирать преимущественно такие книги, в которых пишется о молитве и вообще о внутренней духовной жизни. Размышлять исключительно о Боге и о Воплощении Иисуса Христа ради нашего спасения, а также о страданиях и смерти Господа Спасителя. Делая так, христианин скоро сможет погрузиться в море Божественного света. Ко всему этому нужно присоединить посещение церкви, как только есть возможность. Одно присутствие в храме осеняет молитвенным облаком.
  4. Нельзя преуспеть в молитве без преуспевания вообще в христианской жизни. Необходимо, чтобы на душе не лежало ни одного греха, не очищенного покаянием; и если во время молитвенного труда сделать что-нибудь, смущающее совесть, необходимо спешить очиститься покаянием, чтобы можно было дерзновенно обратить свой взор к Господу. Постоянно держать в сердце смиренное сокрушение. Не пропускать ни одного предстоящего случая сделать какое-нибудь добро или к проявлению какого-либо доброго расположения. Но уже само собой разумеется, что ревность о спасении должна гореть неугасимо и, наполняя всю душу, во всем, от малого до великого, должна быть главной движущей силой, с непоколебимой надеждой.
  5. Настроившись таким образом, нужно утруждать себя в молитвенном делании, молясь: то готовыми молитвами, то своими, то краткими взываниями ко Господу, то молитвой Иисусовой, но не упуская при этом ничего из того, что может способствовать в этом труде, и тогда в этом подвиге Господь обязательно подаст нам искомое. Святой Макарий Египетский обращается к нам, говоря: «Увидит Бог молитвенный труд твой и что ты искренне желаешь успеха в молитве — и даст тебе молитву. Ибо знай, что хотя и творимая, и достигаемая своими усилиями молитва приятна Богу, но настоящая молитва та, которая вселяется в сердце и делается неотступной. Она есть дар Божий, дело Божией благодати. Потому, молясь обо всем, не забывай молиться и о молитве».

Сердце, сомневающееся в том, что Бог может даровать просимое, наказывается за сомнение: оно болезненно томится и стесняется от сомнения. Не стоит гневить Бога ни тенью сомнения, особенно если мы уже испытали на себе Божие всемогущество многое множество раз. Сомнение — хула на Бога, дерзкая ложь сердца или гнездящегося в сердце духа лжи на Духа Истины. Лучше всего пренебречь им, не обратив на него ни малейшего внимания.

У каждого из нас есть сложившееся представление о Боге. Как бы возвышенно, прекрасно и даже истинно ни было это представление в своих составных частях, если мы не будем осторожны, оно встанет между нами и подлинным Богом и может превратиться просто в идола, перед которым мы будем молиться и который заслонит от нас подлинного Бога. Так, в частности, случается, когда мы обращаемся к Богу с какой-либо просьбой или с молитвой о ком-то; тогда мы приходим к Богу не как к тому, с кем хотим поделиться своими трудностями, в чью любовь верим и от кого ожидаем решения; но мы приходим, желая видеть Бога в определенном аспекте, и направляем свои молитвы не к Богу, а к тому понятию о Боге, которое в данный момент нас устраивает.

И ещё. Мы должны быть готовы к тому, что наш последний шаг в отношениях с Богом будет актом чистого поклонения, лицом к лицу с тайной, в которую мы не сможем проникнуть. Мы вырастаем в познание Бога постепенно, из года в год, до конца нашей жизни, и будем продолжать то же и в вечности, никогда не достигая точки, когда смогли бы сказать, что теперь знаем все, что можно познать о Боге.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.