Ставка в Барановичах. Эпизод из жизни страстотерпца Николая второго

Автор: Протодиакон Андрей Горбунов, кандидат богословия, клирик Покровского храма г. Барановичи

В годы Первой мировой войны в Барановичах располагалась Ставка верховного главнокомандующего Российской армией — святого страстотерпца императора Николая Второго. Этот период явился одним из самых ярких в истории города, благодаря чему о Барановичах знают во всем мире.

Православная Церковь сыграла не последнюю роль в жизни Ставки. В первую очередь это выражалось в деятельности протопресвитера Георгия Шавельского. Он вместе с другими священнослужителями совершал регулярные богослужения в храме преподобного Николая Кочанова, был духовным наставником Верховного и многих его подчиненных.

Вот его первые впечатления от Барановичей:

«Барановичи – большой железнодорожный узел с двумя станциями. Тут же, между станциями, по обеим сторонам железной дороги, больше по левой, тянется большое еврейское местечко. На южной окраине местечка, у самой станции – железнодорожный городок. Здесь в мирное время была стоянка трех железнодорожных батальонов. Посреди городка, на углу небольшой площади, стояла железнодорожная церковь».

Далее отец Георгий продолжает: «Верховный, да и многие из нас были удивлены совпадением: церковь эта оказалась посвященной имени святого Николая (Кочана) Христа ради Юродивого, Новгородского Чудотворца, небесного покровителя великого князя. На Руси множество Николаевских храмов, но все они посвящены имени святителя Николая, Архиепископа Мирликийского Чудотворца, церковь в честь святого Николая Юродивого я встретил впервые. На мистически настроенного великого князя это обстоятельство, — что церковь в Ставке оказалась посвященною его патрону, — произвело большое впечатление.

С первого же дня нашего пребывания в Барановичах установились ежедневные, утром и вечером, церковные службы. Сразу же сорганизовался прекрасный хор. Пело на первых порах, правда, всего десять человек, но зато это были отборные певцы придворной капеллы и Петроградских хоров: митрополичьего и Казанского собора. Церковь сразу завоевала симпатии чинов штаба. Великие князья неопустительно бывали на воскресных и праздничных литургиях, а иногда и на всенощных. Верховный, как и брат его, великий князь Петр Николаевич, страдал слабостью ног. Поэтому для них на левом клиросе были устроены два кресла с высокими небольшими сиденьями, чтобы на них, незаметно для публики, можно было присаживаться. За каждой службой обязательно производился денежный сбор, при котором блюдо прежде всего подносилось к великому князю Николаю Николаевичу, и он всякий раз клал на него двадцатипятирублевую бумажку…».

30 августа/12 сентября 1914 года, в день памяти святого благоверного князя Александра Невского, по Высочайшему повелению в Ставку прибыла икона «Явление Пресвятой Богородицы преподобному Сергию Радонежскому», писанная на гробовой доске преподобного. Эта икона сопровождала русские войска в походах со времен царя Алексея Михайловича.

Икону в Ставку доставил будущий преподобномученик иеромонах Максимилиан (Марченко), который в течение всего времени пребывания Ставки в Барановичах совершал службы в штабной церкви. Он был выходцем из казаков, его отец был священником. Постриг принял в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. В 1914 году иеромонах Максимилиан был командирован в действующую армию. Протопресвитер Георгий Шавельский в своих мемуарах о нем пишет: «Кроме совершения богослужения в штабной церкви, на о. Максимилиане лежала обязанность обслуживания нужд ставочного лазарета. Простой и неученый, но добрый, сердечный, услужливый и при том со всеми ласковый и словоохотливый, о. Максимилиан скоро стал там общим любимцем: и больных, и врачебного персонала». В 1915 году он вернулся в Лавру, которую после революции превратили в музей. Иеромонах Максимилиан стал работать в нем сторожем. Одновременно он был назначен на должность уставщика Троицкого собора, а позднее был возведен в сан игумена. Арестовали отца Максимилиана в 1928 году как бывшего монаха, не сочувствующего социалистическому строительству. В начале заключения он находился в Бутырской тюрьме, а оттуда был отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения.

После отбытия трехлетнего срока игумен Максимилиан стал служить в Кукуевской церкви города Загорска. Здесь он был арестован в 1935 году. Арестовано было сразу несколько священнослужителей по обвинению в создании контрреволюционной монархической группировки духовенства и церковников.

В предъявленном обвинении говорилось, что отец Максимилиан во время империалистической войны служил попом в Ставке бывшего царя Николая II, арестованных обвинили в том, что они …распространяли ложные слухи о якобы проводимом гонении на верующих в СССР, призывали верующих объединиться и встать на защиту Православной Церкви

Отца Максимилиана приговорили к 3 годам ссылки в Казахстан. В ссылке он был арестован в 1937 году и приговорен к 10 годам лагерей. Почти сразу по прибытии в исправительно-трудовой лагерь в поселке Чемолган в Алма-Атинской области преподобномученик Максимилиан (Марченко) скончался.

Жизнь в Ставке была сурова и аскетична. Об этом единодушно свидетельствуют в своих мемуарах и протопресвитер Георгий Шавельский, адмирал А. Д. Бубнов, генерал Ю. Н. Данилов. По словам последнего жизнь в Ставке протекала размеренно и с монастырской простотой.

За время пребывания Ставки в Барановичах местечко посещали многие именитые военнослужащие, государственные и церковные деятели.

«Кого тут только не перебывало! — пишет протопресвитер Георгий. — Главнокомандующие и командующие армиями, командиры корпусов, дивизий, полков, министры, генерал-губернаторы и губернаторы, архиереи и протоиереи, представители разных общественных организаций, земств и городов, корреспонденты и пр.».

В конце 1914 и в начале 1915 года Ставку в разное время посещали французский генерал По, английский генерал Пэджет и бельгийский генерал де-Витт.

Очень часто Ставку посещал начальник санитарной и эвакуационной части принц А.П. Ольденбургский. Нередким гостем был председатель Совета Министров И.Л. Горемыкин. Осенью 1914 года в Ставку приезжал архиепископ Евлогий (Георгиевский).

В лейб-гвардии Казачьем полку, охранявшем Ставку до конца ноября 1914 года, служил хорунжим сын лейб-медика Е. С. Боткина граф Дмитрий Евгеньевич Боткин, геройски погибший на фронте (прикрывал отход разведывательного казачьего дозора) и награжденный посмертно орденом св. Георгия 4 степени.

Его отец, Евгений Сергеевич Боткин, личный врач Царской семьи, был расстрелян вместе с ней 17 июля 1918 года в Екатеринбурге. 3 февраля 2016 года Архиерейским собором РПЦ было принято решение об общецерковном прославлении страстотерпца праведного Евгения врача.

Его Величество Император Всероссийский Николай II Александрович, святой страстотерпец и небесный заступник города Барановичи, с сентября 1914 по лето 1915 года десять раз посещал Барановичи. О визитах Императора в Ставку подробно описано в книге ген. Дубенского. Генерал-майор Дмитрий Николаевич Дубенский (1857-1923) состоял в свите императора Николая II в качестве официального историографа. Он подготовил и выпустил в свет четыре выпуска издания «Его Императорское Величество Государь император Николай Александрович в действующей армии» за 1914 — февраль 1916 года, которые являются неоценимым материалом для изучения хронологии передвижения Его Величества в годы войны.

Впервые в Ставку Николай II приехал 21 сентября/4 октября 1914 года. По прибытии он первым делом отправился в походную церковь, где протопресвитер Георгий Шавельский совершил благодарственный молебен.

Из воспоминаний протопресвитера Георгия Шавельского:

«Началась спешная подготовка к высочайшему приезду. В нескольких шагах от великокняжеского поезда, в прекрасном сосновом парке был устроен тупик для царского поезда. Кругом всё было выметено и вычищено; в парке разбиты дорожки, поставлены столики и скамейки. Потом, весною, по всему парку были рассажены очень искусно сделанные из дерева, обманывавшие многих, боровики. Церковь разукрасили гирляндами из елок. Ставка приняла торжественный вид.

К приходу царского поезда на вокзал выехал Верховный с начальником Штаба. Весь же Штаб ждал Государя в церкви. С вокзала Государь проехал прямо в церковь, где был встречен мною с духовенством.

Встреча в церкви омрачилась неприятным эпизодом. Во время моей приветственной речи вдруг потухло электричество. Продолжали гореть только свечи и лампады. Молебен проходил в полумраке. И только в конце службы, когда запели: «Тебе Бога хвалим», опять зажглось электричество. На всех присутствующих этот случай произвел самое тяжелое впечатление. Помню, полковник Трухачев сказал соседу: «Не к добру это!».

Следующие фотографии были сделаны во время первого визита Царя в Ставку и опубликованы в книге генерала Дмитрия Дубенского.

Всякий раз, посещая ставку, Государь непременно бывал в церкви.

На втором фото запечатлен момент выхода Императора из походной церкви во время визита Его Величества в Барановичи в 19 ноября/2 декабря 1914 года

Показательный случай посещения ставки Императором в день своего рождения, который он решил отметить молитвой в походной церкви в Барановичах.

Император прибыл в Ставку накануне, 5/18 мая 1915 года перед вечерней службой. После встречи с Верховным и генералом Янушкевичем, в 18.15 началось всенощное бдение в походной церкви. Следует заметить, что службу без Государя не начинали, поэтому такое время начала богослужения.

В сам день памяти праведного Иова Многострадального, в который и родился будущий самодержец, была совершена праздничная литургия. Государь вместе со свитой и с чинами штаба был на богослужении, после чего состоялся высочайший завтрак.

Как отмечает генерал Дубенский, Государь оставил семью, столицу, чтобы в день рождения быть со своей армией, переживающей в то время не самые лучшие дни. Наступал перелом войны. Немецкие войска переходили в решительное наступление. Небольшим утешением было разве что выступление Италии против Австрии.

Почти монастырский уклад жизни в Ставке, отсутствие суеты, умиленные богослужения в походной церкви располагали к молитве и сосредоточенности.

В Барановичах Царь провел и родительскую субботу, и день Святой Троицы, и Духов день. Только в среду 13/26 мая он покинул Ставку и отбыл в Царское Село.

Последний и самый продолжительный визит Императора Николая в Барановичи состоялся 11/24 июня. К этому времени кайзеровские войска отвоевали практически всю Галицию. 9/22 июня русскими войсками был сдан город Львов. У русской армии катастрофически обстояло дело со снабжением. Для решения вопроса, что делать в сложившейся ситуации, Царь приехал в Барановичи.

На другой день, 12/25 июня, экстренным поездом в Ставку прибыл генерал А. А. Поливанов, которому было предложено возглавить военное ведомство вместо генераладъютанта Сухомлинова, подавшего в отставку.

В этот же день в Ставку прибыл статс-секретарь Кривошеин, управляющий Землеустройством и Земледелием.

После продолжительных напряженных совещаний Государь решил прямо в Ставке провести экстренное заседание Совета Министров. Это было необходимо для того, что бы из уст военачальников руководители всех ведомств услышали о положении на фронтах и нуждах армии и объединили свои усилия в деле снабжения войск.

На следующий день в ставку прибыли все вызванные министры.

14/27 июня 1915 года в Ставке состоялось Историческое заседание Совета Министров под Личным председательством Его Императорского Величества Государя Императора Николая Александровича.

В этой встрече министров церковь также не осталась в стороне. То был жаркий ясный воскресный день. Утром все собрались в храме. После обедни был совершен молебен с коленопреклонением. В 12.30 состоялся высочайший завтрак, после чего в 2 часа дня началось само заседание. Оно проходило в большой открытой палатке в сосновом лесу недалеко от царского поезда и завершилось около 5 часов дня. Итогом заседания стал высочайший рескрипт, которым ставилась единая задача: объединить усилия всех правительственных, общественных учреждений и промышленности, без различия взгядов и положений, в деле снабжения армии. Для этого предлагалось в ближайшее время образовать Особое совещание по вопросам снабжения с участием законодательных учреждений и представителей промышленности.

После заседания 14 июня Государь пробыл в Ставке до 28 июня/11 июля, после чего отбыл в Царское Село.

В течение первого года войны из санитарных поездов, проходящих через станцию Барановичи, в местные лазареты доставлялись тяжело больные и раненые низшие чины, в основном те, кто трудно переносил переезд с фронта в тыловые госпитали. Некоторые из них не смогли оправиться от тяжелых болезней и ран. Они были погребены на военном кладбище.

На средства Верховного главнокомандующего и штаба Ставки им был установлен памятник. 8/21 июня 1915 года в присутствии Верховного состоялось освящение памятника, которое совершил протопресвитер Георгий Шавельский в сослужении духовенства.

Могилы с характерными белыми надгробиями хорошо просматриваются на фото люфтваффе 1942 года.

В память пребывания в Барановичах Ставки верховного главнокомандующего в 1915 году приходская церковь была расширена пристройкой к ней историческихприделов. Один из приделов был освящен в честь св. Николая Кочанова. Об этом пишет о. Георгий Шавельский в своих мемуарах: «31 июля (13 августа) в Барановичах происходило небольшое торжество — закладка придела местного приходского храма. Жители Барановичей, благоговевшие перед Верховным, решили устроить при своем храме придел в честь Св. Николая, Христа ради юродивого, чтобы увековечить память о пребывании в Барановичах великого князя и его Ставки. Собрали деньги и начали спешить с закладкой. Приглашенный на торжество великий князь сам назначил день закладки — 31 июля. В назначенный час прибыл в церковь великий князь с братом, адъютантом и доктором Маламой. Я начал положенный чин. Когда настал момент класть основной камень, я взял приготовленную из цемента, вместо камня, четырехугольную плиту. Но лишь только я поднял ее, как она развалилась на мелкие куски. С закладкой спешили и поэтому не успели высушить плиту. В факте развала плиты нет ничего чудесного, но совпадение последующих событий с развалом плиты и знаменательно, и удивительно. Великий князь вдруг изменился в лице. Сумрачным он вышел из церкви, сумрачным и приехал домой».

Через неделю 7/20 августа Его Высочество Великий князь Николай Николаевич вместе со штабом и свитой покинули станцию Барановичи. На следующий день Ставка прибыла в Могилев.

23 августа/5 сентября 1915 года Верховным главнокомандующим стал сам Государь Император Николай Александрович, а Великий князь был отправлен на Кавказ.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.