Блаженство плача, кротости и правды

4 Блаженны плачущие, ибо они будут утешены.

μακάριοι οἱ πενθοῦντες, ὅτι αὐτοὶ παρακληθήσονται

Плачущие (греч. πενθοῦντες) – это слово, которое точнее было бы перевести как скорбящие (те, кто в горе, в сильной печали); семантика этого греческого слова связана с оплакиванием и трауром. Эта скорбь, когда мы имеем дело с умершим родственником, является не просто эмоцией, но еще и долгом – отказ от такой скорби, оплакивания, означал в древней культуре предательство умершего.

Свт. Иоанн Златоуст в толковании на это место подчеркивает напряженный, волевой, активно-аскетический характер такой скорби, весьма отличной от пассивного огорчения, печали. Однокоренное слово «πένθος» стало важнейшим термином православной аскетики (в традиционном славянско-русском переводе: «плач»)» (С.С. Аверинцев. Перевод Евангелий). Так, прп. Пимен Великий много поучал братию о добродетели плача: «Кто хочет очистить себя от грехов своих, очищает слезами; и желающий стяжать добродетели, стяжевает их слезами».

О чем же плакать? Конечно, евангельский плач – это плач не о каких-то предметах земных, не о лишении славы, достоинства, удовольствий и т.п.. Такие плачущие не блаженны, а достойны только сожаления как люди плотские, мертвые духом. Блаженный плач – это плач о своих грехах, о своем бессилии перед грехом, об утрате живой связи с Богом. Этот блаженный плач о грехах своих приводит человека к покаянию (см. 2 Кор. 7:10), очищает, сокрушает и смиряет человеческое сердце. Бог принимает покаяние такого сердца (см. Пс. 50) и посылает Свою благодать, которая духовно возрождает человека. Так слезы покаяния становятся для человека необходимы, как хлеб (см. Пс. 101:10).

Другой вид плача – это плач любящего сердца о своих ближних. Плач матери о нерадивых детях, плач пастыря о духовных чадах, плач подвижника о всем мире. Человек не может всерьез искать Царства Божия и правды Божией, не испытывая вполне реальной боли от недолжного состояния мира и себя самого; только окончательный приход Царства приносит конец этому трауру. Согласно Ис. 61:2, мессианское утешение посылается «сетующим на Сионе». Высочайший пример такого блаженного плача мы видим в преподобном Силуане Афонском, пламенном молитвеннике о всем мире: «Скучает душа моя о Господе и слезно ищет Его. Милостивый Господи, Ты видишь падение мое и скорбь мою, но смиренно прошу Твою м илость: излей на меня, грешного, благодать Твоего Святого Духа. Память о ней влечет ум мой снова найти Твое милосердие. Господи, дай мне смиренного Духа Твоего, дабы снова не потерял я Твою благодать и не стал бы рыдать о ней, как рыдал Адам о Рае и Боге…»

Утешение плачущих состоит в восстановлении мира души. Покаянный плач очищает совесть, и Господь возвращает Свою благодать в омытое слезами покаяния сердце человека (см. Рим. 5:5).

5 Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

μακάριοι οἱ πραεῖς, ὅτι αὐτοὶ κληρονομήσουσιν τὴν γῆν.

После осознания своей греховности, после сокрушения сердца от бессилия перед страстями, после того, как человек оплакал свой грех и получил прощение от Господа, он становится кротким – не только по отношению к Богу, но и по отношению к людям. Кротость по отношению к Богу выражается в полной преданности Богу – Его слову. Кротость по отношению к людям выражается в том, что человек ни на кого из своих ближних не раздражается, никого не осуждает, ни на кого не ропщет.

Кротость передается в еврейском языке слово עֲנָוִםי» анавийм» – беззащитные, бесправные, бессильные, угнетенные. Но постепенно у этого еврейского слова (как и в случае с «эвэйон» (нищие) в первом блаженстве) появляется религиозный оттенок – «безропотный, т.е. без ропота принимающий страдания, воспринимающий все (в том числе и страдания) как волю Божию». Фактически, «анавийм» и «эвэйон» – слова синонимы.

Такие люди полностью и во всем полагаются на Бога. Вся жизнь Спасителя пример такого рода кротости (см. Мф. 11:29; 21:5; 1 Пет. 3:4).

Наследят землю – в буквальном понимании – кроткие христиане, несмотря на гонения величайшей империи мира, все равно победили язычество и унаследовали эту империю.

Но, скорее всего, здесь имеется в виду та земля вечно живых и праведных, о которой мы читаем в священном Писании (см. Исх. 26:13; Пс. 36:29); та новая земля и новое небо, которые видел в своем Откровении Иоанн Богослов (см. Откр. 21:1; также 2 Пет. 3:11). Эта новая земля – наследство от Отца Небесного Своим кротким чадам, исполняющим Его волю.

Итак, Царство Небесное наследуют не сильные люди, напористые, активные (в эмпирическом, земном смысле), а те, кто смирится, станет кротким – это еще один евангельский парадокс (см., напр. Мф. 23:12).

6 Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.

μακάριοι οἱ πεινῶντες καὶ διψῶντες τὴν δικαιοσύνην, ὅτι αὐτοὶ χορτασθήσονται.

Человек, познавший красоту духовной жизни, познает также и то, что ничто земное – никакие богатства, никакая слава, никакие удовольствия – не могут насытить его бессмертную душу. Душа человека, который не знает Бога, часто ищет себе насыщения в искусстве, в науке, в философии… Но в конце концов человек ощущает разочарование и душевное опустошение, потому что все вышеперечисленное (как вообще всё земное) – это только призраки истины. И только в Боге человек находит упокоение – полноту жизни.

Как недостаток телесной пищи лишает человека жизнедеятельности, так недостаток духовной пищи делает мертвой душу человека. Оправдавшись во Христе путем покаяния, душа получает небесную пищу – Божественную благодать, которая дает жизнь душе.

Интересно, что слово праведность в греческом оригинале (τὴν δικαιοσύνην) стоит в винительном падеже, причем с определенным артиклем, так что буквально надо бы читать жаждущие и алчущие именно эту, а не какую-то другую, особенную правду, а именно: праведность всю, полностью, а не часть ее (иначе бы слово стояло в родительном падеже). По аналогии жаждущий человек говорит: «Я жажду всю воду, весь кувшин воды, а не какой-то жалкий глоток…».

Свт. Иоанн Златоуст обращает внимание еще вот на что: «И посмотри, с какой силой Он выразил Свою заповедь! Он не сказал: «Блаженны держащиеся правды», но — блаженны алчущие и жаждущие правды, чтобы мы не как-нибудь, но со всей страстью стремились к ней».

К этим словам можно только добавить такой вопрос: насколько сильно в нас вообще желание быть подлинным христианином, желание исполнить волю Божию? Так вот это желание должно быть такое же, как желание умирающего от жажды и голода человека глотка воды и куска хлеба… Это не желание просто проголодавшегося перекусить – в таком случае это разбавленное, теплохладное христианство, которое отверг Господь в Откр. 3:16.

Кстати, Христос часто сравнивал Себя с водой и хлебом, поэтому здесь можно говорить и о желании Его Самого, Его Царства Небесного. Именно в насыщении Христом и заключается смысл жизни христианина. Мессианское Царство Небесное всегда описывается как радостный пир.

Итак, человек, ощутивший в своем сердце плоды нищеты духовной, плача и кротости, начинает все больше и больше алкать и жаждать правды – т.е. оправдания перед Богом в своих грехах, возвращения праведности. А вернуть праведность, т.е. правильные отношения с Богом, человек своими силами не может, но только через подлинные отношения с Богом (т.е. Богообщение), которые выражаются в нашей молитве к Нему и в жизни по Его заповедям. Пример в этом показал Сам Спаситель, сказав: «Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его» (Ин. 4:34).

Преподаватель, кандидат богословия, иеромонах Евстафий (Халиманков)

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.