«Всё Писание богодухновенно…»

Богодухновенность Библии придает ей непререкаемый авторитет. И нет в истории человечества обстоятельств, которые могли бы этот авторитет пошатнуть.

«Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен» (2 Тим. 3, 16-17). Это единственное место в Священном Писании, где встречается прямое словоупотребление, свидетельствующее о богодухновенности Писания.

Греческое слово θεόπνευστος [феόпневстос] – «богодухновенно», буквально можно перевести выражениями «вдохновлено Богом», «то, что выдохнул Бог». Таким образом, мысль о том, что «Все Писание богодухновенно», подразумевает его происхождение от Бога и определяет Библию как записанное Божественное Откровение. И «изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (2 Петр. 1, 21). Слова апостола Петра подразумевают здесь соработничество Бога и человека, так называемую синергию (греч. συνεργία [синерги́я] – «вместе действующий»).

По мысли богослова XX века Павла Николаевича Евдокимова, «Священное Писание – это человеческая форма Божественного слова, и в своем единстве оно предстает богочеловечным. Разделение на Слово Божие и слово человеческое является несторианским; только Слово Божие или только слово человеческое связано с ересью монофизитства. Библия же есть богочеловеческое слово». Или «священная богодухновенная библиотека», как называет ее блаженный Иероним Стридонский. Само слово Библия (греч. βιβλία [вивли́я] – «книги») становится общеупотребительным применительно к Священному Писанию с IV века. По словам святителя Иоанна Златоуста, «Библия – это многие книги, которые образуют одну единую».

В Православной Церкви все книги Библии составляют число семьдесят семь. Ветхий Завет насчитывает пятьдесят книг, Новый Завет – двадцать семь. Греческий термин κανών [канόн] по отношению к книгам Священного Писания указывает на правильный, точный список книг, признанных богодухновенными и претендующих на всеобщее церковное признание. Среди книг Ветхого Завета есть разделение на канонические (39) и неканонические (11). В Новом Завете такого разделения нет, и все новозаветные книги являются каноническими. Под каноническими книгами Ветхого Завета нужно понимать книги, вошедшие в еврейский канон, который складывался на протяжении веков и окончательно был сформирован на рубеже I-II вв. по Рождестве Христовом на синедрионе в палестинском городе Ямнии. Иудейская община, не принявшая Христа Спасителя, установила список в тридцать девять книг, которые были искусственно сведены в двадцать четыре книги: пять книг Закона (Пятикнижие Моисея), восемь книг Пророков (Ранние пророки [1.Иисус Навин, 2.Судей, 3.Первая и Вторая Самуила – так назывались первые две книги Царств, 4.Третья и Четвертая Царей – так назывались соответствующие книги Царств], Поздние пророки [5.Исаия, 6.Иеремия, 7.Иезекииль, 8.Двенадцать Малых пророков, составляющие одну книгу]) и одиннадцать книг Писаний (1.Псалтирь, 2.Притчи, 3.Иов, 4.Песнь Песней, 5.Руфь, 6. Плач Иеремии, 7.Екклезиаст, 8.Есфирь, 9.Даниил, 10.Ездры [Первая книга Ездры и Неемии], 11.Хроники [Первая и Вторая книги Паралипоменон]. Также в иудейской традиции встречается сведéние ветхозаветных книг в двадцать две – по количеству букв еврейского алфавита (в этом случае Книга Руфи объединяется с Книгой Судей Израилевых в одну книгу, подобно и Плач Иеремии с Книгой пророка Иеремии). В соответствии с этим списком книги Ветхого Завета в Православной Церкви называются каноническими или неканоническими.

По выражению профессора Александра Павловича Лопухина(†1904), «такой канон, установленный иудейской общиной, отвергшей Христа Спасителя, и потому переставшей быть Ветхозаветной Церковью, потерявшей всякое право на то Божие наследие, каковым является Священное Писание,… не может быть обязательным для Церкви Христовой. Тем не менее, Церковь считалась с Иудейским каноном». В IV веке святитель Афанасий Великий в 39-м праздничном послании (обращении к пастве) пишет: «Всех книг Ветхого Завета число двадцать две, ибо столько же, как я слышал, и букв у евреев».

Канонические ветхозаветные книги были написаны в период между XV и V веками до Рождества Христова. Тогда как неканонические книги Ветхого Завета относятся по написанию ко времени между IV и I веками до Рождества Христова. В православной традиции канонические книги принято считать богодухновенными, неканонические – богопросвещенными. К последним также применим греческий термин α̉ναγινοσκόμενα [анагиноскόмена], то есть рекомендуемые для чтения, полезные. Для сравнения отметим, что католическая Библия включает неканонические книги под названием «девтероканонических» или «второканонических», считая их богодухновенными. А протестантская Библия исключает неканонические книги Ветхого Завета, называя их «апокрифами» (греч. α̉πόκρυφος [апóкрифос] – «скрытый, сокровенный, тайный»).

По мысли митрополита Илариона (Алфеева), «для православного христианина различие между каноническими и неканоническими книгами Ветхого Завета имеет условный характер, поскольку речь идет не о православном или христианском каноне, а об иудейском каноне, завершенном независимо от христианства. Основным критерием для определения каноничности той или иной книги Ветхого Завета для Православной Церкви является ее употребление в богослужении. В этом смысле неканоническими с православной точки зрения не могут считаться книга Премудрости Соломона и те фрагменты книги пророка Даниила, которые отсутствуют в еврейском каноне, но которые в православном богослужении занимают важное место». Неканонические книги представляют собой большую ценность как источник премудрости, вероучительных истин и исторических сведений об истории богоизбранного народа. В Синодальном переводе Библии на русский язык неканонические книги в оглавлении отмечены знаком «*».

Обращаясь к понятию «богодухновенность», можно применить этот термин также к сохранности текста Библии издревле до наших дней и к библейским переводам на разные языки.

Современная богословская мысль акцентирует внимание на том, что Божественная благодать сопутствовала не только написанию священных книг, но и сохранению и передаче их из поколения в поколение на всех этапах формирования Библии. Библейские тексты при тиражировании в рукописях могли иметь в силу определенных причин некоторые разночтения, не затрагивающие сути богословских идей. Подобного рода передача текстов священных книг, касающаяся в разночтениях, к примеру, синонимичности выражений, сохраняет за собой свойство богодухновенности. Вот как это описывает заведующий кафедрой библеистики Санкт-Петербургской праославной духовной академии протоиерей Дмитрий Юревич: «В древности рукописи переписывали от руки, поэтому каждая новая рукопись фактически представляла собой новое издание текста, и переписчик или редактор могли по разным причинам вносить в текст определенные корректуры. В древних рукописях Нового Завета выявлено огромное количество разночтений, подавляющее большинство которых не имеет принципиального значения, так как не меняет кардинально смысла текста: эти разночтения представляют собой лишь разные формы одних и тех же слов или употребление синонимов. Это является дополнительным свидетельством того, что переписчики и редакторы, как правило, видели в богодухновенности передачу идей и в ряде случаев даже решались на то, чтобы внести определенные небольшие уточнения в текст. И хотя с современной точки зрения такого рода манипуляции не приветствуются, наличие разночтений не подрывает статус библейского текста как богодухновенного».

Говоря о переводах Библии на разные языки, нужно отметить, что языком оригинального текста Ветхого Завета преимущественно является древнееврейский, для Нового Завета – древнегреческий. В настоящее время в мире насчитывается приблизительно семь тысяч языков, используемых в повседневной речи. Библия или отдельные ее книги уже переведены на более чем три тысячи языков. Несмотря на возможность читать Библию в переводах, необходимость изучения Библии на оригинальных языках остается первоочередной задачей для экзегетики (раздел богословия, занимающийся систематическим и последовательным толкованием текста Библии). Можно отметить, что каким бы идеальным библейский перевод не был, он несет на себе отпечаток интерпретации. Библейские языки способны передать смысл библейского текста многограннее и точнее, чем это может сделать перевод. Поэтому важно при изучении Священного Писания обращаться к языку оригинала.

Сохраняется ли за библейским переводом свойство богодухновенности? Этот вопрос находится в области ведения Церкви. Священное Писание хранится в Церкви Промыслом Божиим. Когда библейские переводчики, принадлежащие к церковной традиции, без изъянов переводят священные истины на языки их современников, тогда правильно воспроизведенное переводчиками Божественное Откровение становится свидетельством богодухновенности самих переводов. В качестве более менее удачного примера можно отметить Синодальный перевод Библии на русский язык, завершенный в 1876 году. В то же время есть переводы, которые Православная Церковь не одобряет, как искажающие священный текст и противоречащие церковной традиции. Пример тому сочинение под названием «Соединение и перевод четырех Евангелий» Льва Николаевича Толстого, в котором последний, по комментарию митрополита Илариона (Алфеева), «представляет произвольный, тенденциозный и временами откровенно безграмотный перевод отдельных евангельских отрывков с комментарием, отражающим личную неприязнь Толстого к Православной Церкви». Таким образом, рассмотрев различные аспекты понятия «богодухновенность», как отличительного признака книг Священного Писания, подведем итог всему вышесказанному словами нашего современника профессора-языковеда Евгения Михайловича Верещагина: «Библия написана богодухновенно. Соответственно Священное Писание уникально, потому что его авторами были люди, находившиеся под особым Божественным влиянием. Библейское боговдохновение – мистический акт, полностью сохраняющий индивидуальные черты человека. Возникает текст, который (в аспекте авторства) является и Божественным, и человеческим. (Поэтому за православной литургией чтение Евангелия начинается упоминанием об авторе-человеке, а завершается благодарением автора-Бога). Вот почему библейские книги называются священными. Вот почему они прочитываются иначе, чем человеческие книги».

Иерей Константин Мачан,

кандидат богословия,

преподаватель МинДС

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.