Жанр Святочного и Рождественского рассказа в русской литературе во второй половине XIX — начала XX века 

Песни о Христе не все пропеты, Это – не последний о Нем стих, И Его лучистые заветы Не угаснут средь сынов людских. Семён Надсон

Светлая радость, переживание чуда, возрождение общечеловеческих ценностей, возвышение души человека в трудных ситуациях, Божье прикосновение и счастливый исход – всё это стало предвестником становления святочного жанра в литературе.

«Само определение рассказа – святочный, – как считают исследователи календарных рассказов духовно-нравственной тематики С. Макеева и О. Михеенко, – указывает на истоки этого жанра. Святки, святые дни, святые вечера длятся двенадцать дней после Рождества Христова до сочельника на праздник Богоявления. Предтечей святочного рассказа явились устные истории или былички, рассказываемые в святочные вечера».

Вторая половина XIX века по праву считается плодотворным этапом в развитии святочного жанра, так как в это время издаются альманахи, приуроченные к новогодним и рождественским праздникам.

В 1843 году в свет выходит «Рождественская песнь в прозе» британского писателя Чарльза Диккенса. Это событие сыграло огромную роль в становлении святочного и рождественского рассказов. Главным героем повести Ч. Диккенс делает скупого, прожившего всю жизнь во зле человека [Эбинейзера Скруджа], духовное перерождение которого происходит накануне празднования Рождества.

Устами племянника главного героя Ч. Диккенс говорит о значимости праздника: «Это радостные дни – дни милосердия, доброты, всепрощения. Это единственные дни во всем календаре, когда люди, словно по молчаливому согласию, свободно раскрывают друг другу сердца и видят в своих ближних, даже в неимущих и обездоленных, таких же людей, как они сами, бредущих одной с ними дорогой к могиле, а не каких-то существ иной породы, которым подобает идти другим путем». Главным толчком к осмыслению собственной жизни стала встреча главного героя с тремя духами: Духом Прошлых Лет, Духом Нынешних Святок и Духом Будущих Святок. Благодаря этим встречам с Духами автор раскрывает сущность прошлого, настоящего и будущего: прошлое должно привести к раскаянию; настоящее к осознанию того, что всё в жизни поправимо, поэтому нужно спешить делать добро; будущее заставляет задуматься о последствиях выбора, ибо каждый сделанный шаг, сказанное слово способны коренным образом изменить судьбу другого человека.

Скрудж начинает радоваться Рождеству, и именно в этот день он «стал добрым другом, таким тороватым хозяином, и таким щедрым человеком». В этот светлый праздник его душа была очищена добрыми делами.

По мнению исследовательницы истории русской литературы XI-XIX вв. Е. Душечкиной, «тема Рождества вносила в освоенный уже жанр святочного рассказа новые мотивы – “искупительной жертвы”, “всепрощения”, “примирения”, “раскаяния” и, наряду с этим, – мотивы евангельских притч и заповедей…».

Мотив борьбы добра и зла, преодоление препятствий, проникновение чуда в жизнь, счастливый финал – основные черты жанра святочного рассказа в литературе.

«Рождественская песнь в прозе» Ч. Диккенса пользовалась огромной популярностью в России. «Его повести святочного содержания все “городские”, – отмечает Е. Душечкина. – Они проникнуты элементами фольклорной фантастики и той поэзией святок, которая оказалась столь привлекательной для многих русских писателей и любителей старой русской жизни».

Художественные открытия Ч. Диккенса были заимствованы русскими писателями, которые привнесли в поэтику данного жанра новые черты.

Самым значимым и ярким примером святочного жанра в литературе является рассказ Ф. М. Достоевского «Мальчик у Христа на ёлке», который был размещён в «Дневнике писателя» (1876 г.). Главный герой – ребёнок, который ведёт внутреннюю битву с огромным и несправедливым миром.

Мальчик восхищается прекрасным городом, но ещё не осознает, что люди и их отношение к другим ничего прекрасного не несут. Он подходит к разным домам и заглядывает в окна, чтобы увидеть праздник и почувствовать Рождество, но, к сожалению, утешение он находит не в людях, а в куколках, которые находятся за стеклом, как живые.

Ни блюститель порядка, прошедший мимо, ни богатая барыня, что откупилась копейкой, ни тот злой мальчик, который ни за что набросился с кулаками, не открыли для себя праздник Рождества, ибо Бога они не познали. Так как своему ближнему они не помогли, то их смело можно назвать «маленькими» людьми. Мальчик же, наблюдавший за радостью других людей, забывал о собственной боли, о замёрзших пальчиках. Епископ Лонгин (Жар) привёл жизнеутверждающую мысль о радости: «Даже когда свинцовые тучи, радуйся. В дождь и слякоть радуйся.

Радуйся и ликуй, презирая боль, ибо имя тебе – Человек!». Ребёнок является человеком с большой буквы, который каждый раз рождается с радостью других людей.

«Маленький ребёнок для Достоевского, особенно смеющийся и веселящийся, – это “лучик из рая”, он словно приоткрывает тайну будущего, когда человек станет так же чист и простодушен, как дитя. Эта же тайна “обжигает” всё существо героя рассказа, и поэтому он будет стремиться к людям, чтобы помочь восстановить им в себе замутненную доброту и утраченную искренность, а это значит восстановить в себе ребёнка», – верно отметила С. Сергушева при изучении темы детства в творчестве Ф. М. Достоевского.

Переживание личной трагедии лучшего человека заставляет задуматься о проблемах и трагедии целого общества. Для того чтобы духовно возродилось целое поколение, каждый человек должен начать с себя.

Божий призыв на «Христову ёлку» знаменует о том рае, которого удостоен человек, выбравший служение добру. Ф. М. Достоевский показал, что смерть ведёт к рождению счастливой жизни в мире ином. Тот, кто испытал тяжёлую земную жизнь, в Царстве Божьем страдания забудет.

Преподобный Иустин (Попович), рассуждая о «рае русской души», привёл замечательную мысль о бессмертии человеческом: «Когда начинается человеческое бессмертие? Оно начинается от зачатия человека в материнской утробе. А когда начинается человеческий рай или ад? – Начинается со свободного выбора человеком Божественного добра или дьявольского зла, Бога или дьявола. И рай, и ад человеческий начинаются здесь, на земле, чтобы после смерти продолжиться в иной жизни, в ином мире. Поэтому Спаситель определенно и ясно говорит о вечной жизни и праведника и грешника: праведника в раю, а грешника в аду».

Всем, кто повстречался на пути у мальчика, была предоставлена возможность выбора между добром и злом. Но воспользовались ли они этим шансом от Бога, чтобы искупить свою грешную жизнь? Ответ очевиден. Они не помогли мальчику – вестнику Божьему, который благой вестью сделал радость за других людей.

Часто приходится слышать фразу: «Лучшие погибают первыми». Эта мысль коренным образом доказывает, что толпа часто подавляет одного человека или нападением, или равнодушием. Сердце, пребывающее в безразличии, имеет смерть духовную. Человек, который умер физической смертью, может воскреснуть душой, а вот умерший духовно, навсегда потерял Спасителя. В Первом Соборном послании святого апостола Иоанна Богослова сказано: «А кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, – как пребывает в том любовь Божия?» (1 Ин. 3,17-18).

Ф. М. Достоевский, в отличие от Ч. Диккенса, изображает не счастливый, а трагический финал, за которым следует дальнейший путь в Небесное Царство. Если Диккенс главным героем делает пожилого человека, прожившего недостойную жизнь, но возродившегося духовно в конце повести, то у Достоевского мы видим невинного ребёнка, нашедшего утешение не на земле, а на «Христовой ёлке» в Царстве Божьем.

Главным сюжетообразующим элементом в святочном жанре становится пребывание чуда в обычную, кажется, уже непоправимую жизнь. Божье прикосновение оказывается главной и единственной поддержкой в бренном мире, когда с рождением Спасителя возрождается человеческая душа. «Но одновременно сверхъестественное в них изображается как явление естественное, то есть логика жизни в точке соприкосновения неба и земли совпадает с внутренней логикой святочного рассказа, преодолевающего трагическое противоречие мира сего ценой, как правило, смерти. Смерть – к обновлению, к воскресению в жизнь уже вечную. Мальчик замерзает в студеную зимнюю пору (на которую приходится святочная неделя), но, согретый Любовью Спасителя, воскресает уже на Его Небе», – пишет исследовательница духовных проблем русской классики Н. Копытцева. И Ч. Диккенс, и Ф. М. Достоевский создали произведения, которые насыщены потребностью любви и милосердия ко всему живому, как образу Божьему. Тема Рождества призывает человеческие сердца оглядеться вокруг, чтобы в страждущем увидеть протянутую руку Христа.

Проникновением чуда в обычную жизнь полон рождественский рассказ Леонида Андреева «Ангелочек». В центре повествования – мальчик Сашка, который устал от повседневных забот и несправедливости. Ребёнок, который всеми силами желает противостоять злу, пытается им же и защититься: «…он бил товарищей, грубил начальству, рвал учебники и целый день лгал то учителям, то матери, не лгал он только одному отцу».

Мальчик, от которого все отвернулись за плохое поведение, был исключён из гимназии. Сашка даже не надеялся получить каплю света в этом жестоком мире. Окружающие укоряли его в плохом поведении, а поговорить искренне не пытались. Но чудо свершилось! Его пригласили на ёлку. В этот праздничный день произошло духовное возрождение маленького героя: он встретился с восковым ангелочком. На ёлке «он увидел то, чего не хватало в картине его жизни и без чего кругом было так пусто, точно окружающие люди неживые».

Переживание прекрасного взбудоражило сердце, которое радостно трепетало от встречи с ангелочком. Он был настолько прекрасен, что даже автор не находит слов, чтобы описать то чувство, которое отражал его лик: «Лицо ангелочка не блистало радостью, не туманилось печалью, но лежала на нем печать иного чувства, не передаваемого словами, не определяемого мыслью и доступного для понимания лишь такому же чувству».

Неодолимое желание получить ангелочка преодолело Сашкин нрав. Когда уговоры мальчика дать с ёлки игрушку не действовали, он сел на колени и молитвенно сложил руки в надежде, что получит желаемое. Как только долгожданный ангелочек был у него в руках, лицо мальчика воссияло и преобразилось.

В Евангелии сказано: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6,21). Сокровище своё Сашка обрёл в маленьком ангелочке, ибо он сильно отличался от той действительности, в которой находился ребёнок. Ангелочек символизирует ту святыню, которая всегда теплилась в Сашкиной душе.

Сашка не давал отцу дотронуться до ангелочка, потому что боялся, что он тотчас сломается. Таковы человеческие страхи потерять свою радость, свою надежду, своё счастье. Если чего-то сильно бояться, есть большая вероятность, что страх воплотится в жизнь. Ангелочек растаял, так как был подвешен к отдушине печки. Такова и радость: по своей природе она призрачна – сегодня она есть, а завтра её нет.

Неизвестно, как поведёт себя мальчик, когда проснётся и увидит не ангелочка, а кусок расплавленного воска. Может, необходимо самому вылепливать каждый завтрашний день?! Человек сам творец своего счастья, которое находится у него в руках.

Приглашение на ёлку, встреча с ангелочком – то чудо, которое помогло раскрыть в Сашке самое лучшее и прекрасное. Несмотря на непонимание, которое окружает мальчика, он имеет сильный дух, так как восхищаться новогодней игрушкой из воска и увидеть в ней святыню, подвластно далеко не всем. Главная задача взрослого – не убивать святыню и не разрушать храм в живой детской душе, так как сила человека в том, во что он свято верит.

Таким образом, тема Рождества сохраняет свою актуальность в истории русской литературы как в XIX, так и в XX вв. Ожидание Рождества дарит людям надежду на всепрощение, милосердие и любовь. Именно ожиданием праздника очищаются души главных героев, которые с рождением Спасителя возрождаются духовно.

Святочный и рождественский рассказы очень близки типологически. Святочный рассказ характеризуется обязательной борьбой персонажа с тёмными силами, страхами и бедой, в которой присутствуют элементы фантастики. У его истоков стоял британский писатель Чарльз Диккенс. Наиболее ярко святочный рассказ в русской литературе проявился в творчестве Ф. М. Достоевского. Жанр рождественского рассказа характеризуется отсутствием элементов фантастики в обычной жизни героев. Данный вид рассказа всегда включает в себя осмысление евангельских заповедей, понимание которых главные герои раскрывают своими поступками или бездействием.

Возникнув во второй половине ХIХ века, жанр святочного и рождественского рассказа в русской литературе получил широкое распространение в последующие годы. Н. П. Вагнер «Христова детка», Н.С. Лесков «Христос в гостях у мужика», С. Усачёва «Самое дорогое», И. Абрамова «Приключения Маши в монастырском саду», И. Рогалёва «Продавец газет» – каждый из этих авторов развивал традиции, заложенные Ф. М. Достоевским, и одновременно стремился привнести в поэтику данного жанра новые черты.

Жанр был воспринят еще и потому, что испокон веков душа-христианка русского человека тянулась к правде, установленной Святым Писанием. Вечное стремление к истине зарождает борьбу добра и зла, поэтому часто главные герои стоят на перепутье своей судьбы.

Тема Рождества в литературе обладает той живительной силой, которая способна пробудить в душе каждого человека прозрение, сострадание и любовь. Со временем даже самое ожесточённое сердце требует тепла и понимания, поэтому всегда каменным оно быть не может. Рано или поздно Господь посылает одного человека во спасение другого.

Наши души проходят проверку на прочность исходя из того, как мы поведём себя, видя страдания своего ближнего. «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов» (Гал. 6, 1–2).

Василенко Яна (Иоанна) студентка 4 курса Гомельского государственного университета им. Ф. Скорины

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.