Восстановление покаянием

Продолжим внимать поучениям афонского старца Иосифа Ватопедского (†2009).

Поэтому пусть никто из нас, верующих, не выходит за ограду смирения. Спасение наше мы получили даром. Известно, что все добродетели хороши, хотя многие из них требуют подвигов, на которые все мы, увы, часто не способны. Для подобных подвигов нужны непрестанное горение, огромная решимость, усердие, постоянная бдительность – то, чего мы часто не имеем. Поэтому станем держаться смирения – хотя и это непросто – и все же это нам под силу и вполне возможно.

Самое простое – это смиренно мыслить. Однако всегда ли мы остаемся смиренны? Я имею в виду смиренны буквально, даже когда согрешаем. Если смиряемся, значит, смирение наше истинно, так как мы понимаем, что это истинное наше лицо, поврежденное грехом. Мы понимаем, что ни «образа и подобия», который нам даровал Создатель, ни благодати усыновления, которую нам дал Господь Своим воплощением, – ничего этого мы не имеем. Как тут не смириться? Ведь все истинно так и есть, это наша действительность. Такое мышление естественно и много приносит пользы. Каждый может легко в нем упражняться до тех пор, пока не даруется ему по благодати Божией смиренный дух, пока не восстановится целостность его личности. Искреннее покаяние переходит в смиренномудрие, а истинное смиренномудрие дает всецелое покаяние. Одно рождает другое. Как я уже сказал ранее, пока не существует безгрешной жизни, нам остается лишь покаяние. Действие благодати Божией начинается в человеке (там, где до этого властвовал грех и, словно пленника, поражал его или через разум, или воздействуя на чувства) только с искреннего покаяния. И постепенно та сила греха, которая раньше человека подавляла, душила и изнуряла, остается только воспоминанием. И если человек подвизается, даже это воспоминание уходит, появляется отвращение ко греху. Ведь в действительности грешник – это безумец, сумасшедший, потому что грех – это ни что иное, как безумие, это что-то абсурдное, нелепое, противное нашей природе, неестественное и бесполезное. Это паранойя, бессмыслица, заблуждение. Грех не имеет бытия – он лишь отсутствие добра. Когда вы здоровы, вы ясно видите этого монстра и чувствуете к нему отвращение, в час же вашей нераскаянности он вступает в свои права и старается вас задушить.

Таким образом, нам нужна благодать Святого Духа, с ее помощью мы потихоньку преодолеваем расположение ко греху. Сначала преодолевается «греховное действие», потом «действие собственных помышлений и воли», пока совсем не очистится и не восстановится наш ум. Как только оздоровится ум, он становится по-настоящему свободным, он видит и понимает волю Божию. Далее при содействии благодати человек становится «чистым сердцем», а очистив сердце, человек приближается к границам святости и, по слову наших отцов, становится причастником божественных обетований.

Но тут важно быть осторожным, нужно предельно быть внимательным, замечая время, место, положение, средства, силы, – учитывать все. Для этого следует удерживать ум в его основном состоянии – памяти Божией. Лучшее же для этого средство – Иисусова молитва. Поэтому божественный Павел и заповедует нам: «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5, 17).

Когда ум наш находится в непрестанной памяти Божией, он совершенствуется, он словно стоит на твердом основании и не шатается со стороны в сторону. Грех же, не имея ни лица, ни природы, ни бытия, пытается завладеть умом обманом, хитростью и силой. Если ум возвращается в свое первозданное состояние, его невозможно обмануть. Грех не может с ним ничего сделать, только как предлагать какие-то образы, и больше ничего.

Пример тому – Господь наш Иисус. После крещения он возводится в пустыню и там постится. После этого приступает к нему сатана с тремя главными искушениями, которые он предлагает лишь в виде образов, упоминаний, вроде ничего серьезного. Вначале он взывает к себялюбию: «Ведь ты голоден, и будучи голодным не хочешь поесть?». «Нет, – Спаситель решительно отвергает, – я поем тогда, когда захочу я. Только тогда». В чем здесь смысл? «Я не буду исполнять прихоти себялюбия, но буду руководствоваться только необходимостью. Я поем тогда, когда Сам посчитаю это нужным, а не тогда, когда ты мне велишь». Это свобода решать, что действительно необходимо, а что излишне. И нам показывает, что человек ест, чтобы жить, а не живет, чтобы есть.

Далее следует искушение эгоизмом: «Если Ты Сын Божий, прояви Свою благодать, докажи, что есть воля Божия на Твое спасение». Господь отвечает: «Я не стану искушать Бога. Да, Он – Отец и Он печется и заботится обо Мне, Он знает, в чем и когда Я имею нужду, но специально Его испытывать и требовать Себе заботы не стану». Вот так действовал сатана. И после отступил от Иисуса, «и вот, ангелы приступили и служили Ему» (Мф. 4, 11). А это значит, пришла благодать освящения.

Итак, грех атакует под видом образов. Повторяя эти образы, он пытается нанести человеку поражение. Если это удается, он получает над грешником власть и начинает душить страстью, желая совсем погубить его. Это называется пленением. Для того же, чтобы умные наши очи были открыты и ясно видели приближающиеся искушения, следует нам ходить перед Богом – непрестанно пребывать перед Богом умом. И для этого не существует более легкого упражнения, чем Иисусова молитва или, как именует ее апостол Павел, «непрестанная молитва». Неудивительно теперь, что святые ангелы все время от своего создания непрестанно пребывают в одном – в славословии Бога. Также и все разумные создания в вечности, во втором рождении, в Царстве Небесном будут пребывать в этом делании.

И сейчас, если человек желает понять, истинно ли он духовен, пусть посмотрит, имеет ли он в себе непрестанную молитву. Это верное подтверждение жизни духа. Жизнь будущего века – это постоянная молитва к Богу, это непрестанное биение в нас Имени Божиего. В нем наша слава и наше утешение.

Пусть все, что я сказал, вам не покажется странным, так как мы действительно должны стать «людьми молитвы» и научиться молиться непрестанно. «Кто мудр, тот заметит это и уразумеет милость Господа» (Пс. 106, 43). Стараться по мере своих сил стяжать непрестанную молитву – первостепенная обязанность каждого из нас. Ум, пребывая в молитве, пробуждается и видит, откуда и какая приходит мысль и какие многообразные уловки использует грех, пытаясь обмануть нас. Покаяние освобождает человека от страстного состояния и приводит в естественное, первозданное. В этом состоянии удаляются все страсти и греховные стремления, и тогда благодать восхищает человека в «сверхъестественное» состояние, которое и есть святость. Если же человек согрешает, благодать оставляет его, поскольку грех – это явление противоестественное, «в лукавую душу не войдет премудрость, и не будет обитать в теле, порабощенном греху» (Прем. 1, 4).

Поэтому каждый человек, каждый верующий должен всеми силами стараться избегать греха, а совершенные ранее ошибки не повторять, и постепенно достигнет состояния, когда не сможет согрешить, только будет оплакивать прошлые прегрешения. Прекратив грешить, человек перестает быть должником, а оплакивая прошлые грехи, искупает их. Так восстанавливаются отношения человека и Бога. Это и есть действительное покаяние. И по мере того, как мы примиряемся с нашим Создателем, все более действует в нас Его благодать, ибо «Я прославлю прославляющих Меня, а бесславящие Меня будут посрамлены» (1 Цар. 2, 30). Благодать Божия ищет самый ничтожный повод, чтобы приблизиться к нам и своим действием нам помочь. Для этого, между прочим, и существует Церковь, которой Господь наш Иисус Христос обещал «Я с вами во вся дни» (Мф. 28, 20). Если в Своей Церкви, в Таинствах Господь открывается нам и всегда с нами пребывает, значит, в любое мгновение мы можем взывать к Нему о помощи.

Видите, как все просто. Достаточно человеку направить все свои усилия к такой жизни, не упускать время, возможности, силы – все, что составляет его душевно-телесное бытие, и при содействии благодати он легко достигнет спасения. Конечно, наше спасение – это не результат только наших собственных дел (так только у римо-католиков). Наше спасение совершается Крестом, оно нам даруется, и если мы подвизаемся, это не значит, что мы его покупаем. Увы. Это заблуждение, остерегайтесь так думать. «Кровь Иисуса Христа, Сына Божия, очищает нас от всякого греха» (1 Ин. 1, 7), а не наши собственные дела.

Мы подвизаемся для борьбы с грехом, а не для приобретения спасения – так мы проявляем свойства нашей личности, показываем, что мы создания разумные и не идем на поводу у существования, противного нашей природе. Добродетель же – явление естественное, это не что-то вынужденное. И если Бог требует от нас не грешить и быть праведными, Он, по сути, не требует ничего сверхъестественного, а лишь возвращения в наше первозданное, обычное, нормальное состояние. Праведность заложена в личности человека, так как он создан «по образу и подобию» Божию. Без праведности человек – это не человек. И мы творим добрые дела, чтобы освободиться от того противного нашему духу образа жизни, который навязал нам грех. Сколько усилий теперь мы прилагаем, чтобы выбраться из этой помойной ямы того скотского состояния, в котором мы «ради греха» оказались. Для этого мы подвизаемся, для этого проливаем пот и кровь, а не для того, чтобы купить себе спасение. Источник нашего спасения в Кресте Христовом и в Таинствах Церкви.

Только такое мнение согласно с богословием святых отцов, которые прекрасно истолковали, как сатана представляет нам грех. Уж поверьте, совсем не так, как есть на самом деле. Он отлично знает, что стоит верующему обратиться к Богу и сказать: «Согрешил», как Господь тут же прощает грешника. Поэтому все усилия и всю настойчивость сатана прилагает к тому, чтобы удерживать человека во грехе до тех пор, пока не ввергнет его в отчаяние.

Отчаяние высоко поднимает голову там, где его с готовностью принимают, и, таким образом, человек терпит абсолютную капитуляцию.

Итак, как видите, отчаяние – это прямое следствие греха, оно чуждо нашей природе. Это неизбежное зло. Точно так же, как травма и боль. Получив травму, мы неизбежно чувствуем боль. Следовательно, нужно излечить травму — и боль пройдет. В противном случае, если травму не лечить, боль будет только усиливаться, и последствия могут быть плачевными. И отчаяние после греха будет тем сильнее, чем больше грех (а это от диавола).

Поскольку человеку жить безгрешно невозможно, Сам Господь пришел, прекрасно зная, что мы во всем подвержены греху, склонны к заблуждениям, подвластны смерти и разрушению. Пришел добровольно, только по Своей любви, нас обнял и поднял. И сейчас мы уже не можем сказать: «Мы грешники, а не святые, поэтому отчаиваемся». Ведь как раз для грешников Он и пришел. Он Сам это исповедует. Вспомните, ведь ключи от Царства Христос дал никому иному, как Петру, который трижды от Него отрекся, – не Иоанну, ближайшему и любимейшему ученику. Это не потому, что Бог не ценит добродетель, а потому, что Его с избытком переполняет отеческая нежность к слабому Своему дитяти, сокрушенному и потерянному.

Пусть эта мысль всегда будет с нами, и в минуту нашего греха не даст нам унывать и отчаиваться, но пусть, словно пружинка, выталкивает из нас вопль к Отцу: «Согреших, Боже мой, каюсь, не помяни мне греха моего». И далее мужественно будем продолжать свой подвиг, имея непоколебимую веру во всеобъемлющую любовь и благость Господа нашего Иисуса Христа. Аминь.

Старец Иосиф. «Афонские поучения», 1999 год.

Перевод Самуйловой Ирины (МинДС, 2 курс, ЗО).

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.