Святой Николай и Церковь

В 1894 г. на российский императорский престол вступил последний царь – Николай Александрович Романов. Российская империя была православным государством, и царь в ней становился царем через особое церковное благословение. В чем же была специфика православной Российской империи и церковного статуса в ней личности императора?

С самого начала бытия Русской Православной Церкви – с Крещения Руси при святом равноапостольном князе Владимире, великие князья, а затем и цари играли важную, нередко доминирующую роль в управлении Церковью. Эта роль в первую очередь выражалась в исключительном влиянии русских самодержцев на выбор предстоятеля Церкви. Тем не менее в истории нередко возникали конфликты между царями и митрополитами (а с 1589 г. – патриархами). Некоторые из предстоятелей Русской Православной Церкви за критику русских самодержцев были лишены своего места служения и даже жизни. В 1700 г. после смерти патриарха Адриана император Петр I не стал организовывать избрание нового патриарха. В 1721 г. взамен патриаршества был учрежден Святейший Синод – коллегиальный орган, который со временем превратился в административный аппарат при обер-прокуроре – государственном чиновнике, который к вступлению Николая II на престол фактически управлял всей Русской Церковью. Формально, согласно «Духовному регламенту» — основополагающему документу петровской церковной реформы, во главе Русской Церкви находился император. Эту идею Петр I позаимствовал из европейский протестантских монархий: Великобритании, Голландии, немецких княжеств. Наиболее важные решения, касавшиеся церковной жизни, император принимал по представлению обер-прокурора, через которого, в основном, император и получал представление о жизни Церкви. Обер-прокурорами становились обычные государственные чиновники, которые до этого поста занимали самые разные должности в самых разных органах государственного власти центрального и регионального уровня. Они не имели ни богословского образования, ни опыта организации церковной жизни, а некоторые из них были далекими от духовной жизни людьми или даже просто неверующими.

Такое чуждое православной традиции положение стало одной из причин серьезного духовного кризиса, в котором оказалось православное российское общество к концу XIX в., т.е. к началу царствования Николая II. Этот кризис в первую очередь коснулся образованной и культурной части православного по Крещению общества, среди которой получали широкое распространение атеизм, материализм, социализм, мистицизм и другие общественные болезни. Именно из этой среды вышел Владимир Ульянов (Ленин) – будущий гонитель Православия, решением которого был лишен жизни последний российский император. В Симбирской гимназии Володя Ульянов получил «пять» по Закону Божьему, а в университете стал революционером и атеистом.

Что же могла противопоставить Православная Российская Церковь этим болезням? Два столетия синодального управления принесли свои негативные плоды. Болезни коснулись и церковной организации. Как много говорит лишь один тот факт, что другой великий гонитель Православия – Иосиф Джугашвили (Сталин) окончил духовное училище и учился в Тифлисской духовной семинарии, откуда был исключен на пятом году обучения. Семинарист – будущий священник – стал революционером и гонителем Церкви! Кстати, в семинарию юный Сосо Джугашвили поступил в том же самом 1894 г., когда Николай II вступил на престол. Современники отмечали, что подпольные революционные кружки и библиотеки были во всех без исключения духовных академиях и семинариях.

В 1880-1905 гг. обер-прокурором Святейшего Синода был Константин Петрович Победоносцев – человек искренне благочестивый. Он был одним из воспитателей тогда еще будущего императора Николая II, а после его восшествия на престол стал его главным советником по многим вопросам. В вопросах организации церковной жизни К.П. Победоносцев был крайним консерватором, считал вредными любые реформы и любую открытую полемику с заблуждениями времени.

Инициированные им оградительные и охранительные меры подавляли живую церковную проповедь и не могли излечить духовных болезней общества.

После революции 1905-1907 гг. и частичной либерализации политической и общественной жизни началась открытая дискуссия о давно назревших церковных реформах, среди которых самой важной было восстановление Патриаршества. В 1906 г. по указу императора Николая II было образовано Предсоборное Присутствие – особый комитет из архиереев, духовенства, профессоров духовных академий. Он разработал список вопросов, которые предполагалось обсудить на Поместном Соборе Русской Церкви, уже давно не собиравшемся. Результаты работы Присутствия были представлены императору, однако он не предпринял никаких мер к организации такого Собора. Многие современники, близко знавшие последнего императора, отмечали, что самым важным для него было сохранить то, что он получил – сохранить Российскую империю – Царство – и царскую власть в неприкосновенности. В 1905 г. ему пришлось пойти на компромисс – декларировать ограничение монархии путем созыва парламента – Думы, однако последующие события показали, что император не хотел превращать самодержавие в конституционную монархию. То же самое, очевидно, происходило в сознании императора и по отношению к Церкви.

Он был глубоко верующим и искренне благочестивым православным христианином, наверняка самым благочестивым из всех российских императоров и императриц. Однако синодальная система, так очевидно чуждая Православию, была для него дорогим наследством, которое он не считал себя вправе изменять. Поэтому организация Предсоборного Присутствия в 1906 г., а затем Предсоборного Совещания в 1912-1913 гг., была, очевидно, такой же уступкой настроениям в церковном обществе. Искреннего желания реформировать синодальную систему у Николая II не было. В современной литературе можно встретить апокрифическую историю о том, что, встретившись однажды с архиереями – членами Святейшего Синода, Николай II предложил им себя в качестве кандидата на патриаршество в Русской Церкви. Те, якобы, встретили это предложение недоумением, что окончательно оттолкнуло Николая II от идеи восстановления патриаршества. Эта история не находит подтверждения в документах, и реальность ее сомнительна.

Зато в некоторых других вопросах церковной жизни император Николай II действовал очень смело, настойчиво, преодолевая сопротивление обер-прокурора и Синода. Это касалось в первую очередь канонизаций ряда святых, проведенных в его царствование – святителя Феодосия Черниговского (в 1896 г.), преподобного Иова Почаевского (1902), преподобного Серафима Саровского (1903), святителя Иоасафа Белгородского (1911), священномученика Ермогена, Патриарха Московского (1913), святителя Питирима Тамбовского (1914), святителя Иоанна Тобольского (1916). На канонизацию преподобного Серафима, проходившую в Саровском монастыре, император прибыл лично со своей семьей. Наконец сам император и члены его семьи были прославлены Русской Православной Церковью в лике страстотерпцев на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 г.

Последний российский император родился в день памяти святого Иова Многострадльного – 6/19 мая. Близко знавшим его людям Николай II часто говорил о том, что и его земная участь – страдания. Эти страдания – Ходынская трагедия, поражение в войне с Японией, революция 1905- 1907 гг., Первая мировая война, 1917 год, и, наконец, заключение и бессудный расстрел — все это святой страстотерпец Николай принял как настоящий христианин – с любовью, терпением и благодарностью Богу за посланные скорби. За это и почитаем мы, православные христиане, святого страстотерпца Николая.

Протодиакон Павел Бубнов, кандидат богословия, преподаватель МинДС.

Рекомендуем

Вышел первый номер научного журнала "Белорусский церковно-исторический вестник"

Издание ориентировано на публикацию научных исследований в области церковной истории. Авторами статей являются преимущественно участники Чтений памяти митрополита Иосифа (Семашко), ежегодно организуемых Минской духовной семинарией.

Принимаются статьи во второй номер научного журнала "Труды Минской духовной семинарии"

Целью издания журнала «Труды Минской духовной семинарии» является презентация и апробация результатов научной работы преподавателей и студентов Минской духовной семинарии.